ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У славян басня является главным образом в трех литературах, а именно: в чешской, польской и русской. Раньше всего басню встречаем в чешской литературе, а именно: уже у Далимила, затем в памятнике, озаглавленном: «Tkadlecek», в градецкой рукописи XIV в. и в баваровской рукописи тоже XIV в. В XV в.; у Товачовского в «Наdani Pravdy a Lzi о knezske zbozi», у Фомы Штитного и, начиная с 1487 г., во многих печатных сборниках являются басни Эзопа и Федра в разных редакциях. Другие чешские баснописцы: — Пухмайер, Шир, Гейдук, Заградник, Сыхра, Горноф, Граш, Хмель, Штульц, Доух, Лангер, Красногорская, Сокол, Соукаль, Краль, Лоунский, Гофман, Кадераавек, Лульда, Иранек, Климшова, Студничкова и др.

В польской литературе басня имеет своих представителей, начиная с XVI в.. именно: Рея из Нагдовиц и Бартоша Папроцкого (Коlo Rycerskie, 1571); после этого Б. долго находилась в пренебрежении, и только в 1731 г. кн. Яблоновскй издал сборник п. з.: «Sto i oko bajek», после чего, как и во всей Европе, началась мода на Б. Все почти писатели эпохи Станислава Августа Понятовского сочиняли Б. : Княжнин, Трембецкий, Нарушевич, Немпевич, но больше всех замечателен Игнатий Красшдай (ум. 1801 г.). Кроме того Якубовский переводил Лафонтена, Минасович — Эзола, Баби и Федра; Мицкевич написал несколько Б., но в XIX в. приобрели известность баснями: Антон Гореций, Франц Моревский, Феофил Новосельский и особенно заслуженный автор Б. для детей Станислав Якович.

В русской литературе басня известна с очень давнего времени. Знаменитое произведение восточной фантазии — басни Бидлая или «Стефанит и Ихнилат», через Византию сделавшееся достоянием южнославянской письменности, в XV — XVI стол. уже пользовалось популярностью среди русских книжников. Не менее хорошо были известны им и басни Эзопа, лицевое житие которого, украшенное множеством замысловатых анекдотов и остроумных изречений, охотно переписывалось в XVII ст., а в XVIII обратилось в народную лубочную книгу. В 1731 г. кн. А. Д. Кантемир написал, в подражание Эзопу, шесть басен; около того же времени явилось в Несколько Эзоповых басенок (51), для опыта гекзаметрами", составленных В. К. Третьяковским. А. П Сумароков переводил уже Лафонтена и сочинял оригинальные басни, довольно грубые по языку и содержание. И. И. Хемницер (1744 — 84) переводил Лафонтена и Геллерта; оригинальные его басни отличаются простотою изложения и замысловатою, подчас очень злою наивностью. Почти исключительно переводчиком французских баснописцев (Лафонтена, Фдориана, Ламотта, Арно и др. ) был И. И. Дмитриев (1760 — 1837), который, по словам Мерзлякова, «отворит басням двери в просвещенные, образованный общества, отличавшие вкусом и языком». Его 40 басен написаны в течение 1803 — 4 гг. и очень высоко ценились современниками, которые, впрочем, с удовольствием читали и совершенно иные по духу и выражению оригинальные басни А. Е. Измайлова (1779 — 1831), отличающиеся «теньеровскою» естественности). Последним и гениальнейшим представителем басни не только в русской, но и во всемирной литературе является И. А Крылов (1768 — 1844). его басни (200) неподражаемы по оригинальному, вполне народному языку и меткому остроумию; они сделались едва не самой популярной книгой в России с детства хорошо знакомы каждому русскому и переведены на многие иностранные языки. Крылов довел обработку этого вида поэзии до высшего совершенства, и после него уже ни один русский писатель не брался за басню, тем более, что она, при изменившемся характере литературы, уже не могла иметь прежнего значения. В настоящее время басня представляется возможною только как юмористическое произведение, лишенное какой либо серьезной цели. Ср. П. Суллие «La Fontaine et ses devanciers ou Histoire de l'apologue» (Пар., 1866); Эдельстан дю Мериль, «Histoire de la fable esopique» (1854); Лессинг, «Abhandlungen tiber die Fabel» (1759); Гюйльон, «La Fontaine et tons les fabulistes» (Милан, 1803); Отто Кедлер, «Untersuchungen iiber die Geschfchte der griechischen Fabel» (Лейпциг, 1862) и др.

Бассо

Бассо (итал.) — нижняя нота, основной тон аккорда.

Basso continuo (итал.) — непрерывный бас; в музыке означает нижний голос в сочинении, который идет без перерыва, отсюда и его название. Basso continuo применяется в органе и фортепиано и пр. и обозначает гармоническое основание по отношению к верхним голосам. Своего развития этот бас достиг в XVI ст. и в особенности при теоретике Виадана, в 1600 г. Он имел большое значение в музыкальном искусстве (в XVII и XVIII столетиях).

Basso ostinato (итал.) — непрерывный бас, который постоянно повторяет ту же фигуру или мотив; он часто употреблялся в контрапунктных сочинениях французскими, итальянскими и немецкими композиторами, в особенности Себ. Бахом.

Бастилия

Бастилия (la Bastille) — крепость и место заключения государственных преступников в Париже. Первоначальное значение этого слова то же, что и Бастида и действительно еще в первой половине XIV столетии Б. является только одной из многочисленных башен, окружавших Париж и называется bastide ou bastille SaintAntoine. С этого времени собственно и начинается история Б. В 1358 здесь был убит парижской прево Этиен Марсель сторонниками дофина Карла. Спустя некоторое время, уже при Карле V, Б. начинает достраиваться, увеличиваться и принимает наконец в 1382 г. вид, мало разнящийся от того, какой она имела ко времени своего разрушения в 1789 г. С этих же пор Б. получает характер укрепленного замка, куда спасаются во время народных возмущений или междоусобиц короли и другие лица. Хронисты того времени называют Бастилию «chaste Saint-Antonie, chateau royal» а причисляют ее к лучшим парижским зданиям. Впервые местом заключения делается В. в 1476 г., когда сюда был заключен Жак д'Арманьяк, герцог Немурский, обвиненный в составлении заговора против короля Людовика XI. Несчастный был посажен в железную клетку, откуда выходил только для истязаний, и наконец в 1477 г. его обезглавили. Вторым из более известных узников Б. является таинственный обладатель железной маски, homme au masque de for (около 1660 — 70 г.), происхождение которого и до сих пор остается неразгаданным. Одно из наиболее вероятных предположений — мнение Вольтера, усматривающего в нем незаконного сына Анны Австрийской, притязаний которого на престол Людовик XIV мог справедливо опасаться. Своим названием обязан этот узник верной, шелковой маске, которую он никогда не снимал; он пользовался многими преимуществами сравнительно с другими заключенными, имел право гулять по тюремным дворам, но с тем лишь уговором, чтобы ни единое слово не вышло из уст его. И действительно, до самой смерти таинственного заключенного, последовавшей в 1703 г. никто из окружавших не видел ни его лица, ни слышал его голоса. — После Людовика XIV и в продолжении всего XVIII ст. в Б. перебывали почти все знаменитости века, философы, публицисты и даже книготорговцы, вообще все, принадлежавшее, в умственном отношении, к передовому классу того времени. Вольтер здесь был два раза: в 1717 г. за сатиру, направленную против герцогини де Верри, и в 1726 г., вследствие истории с шевалье де Роганом. Из других упомянем: Мармонтеля, Бомелле, аббата Морелле, Ленге и многих друг. Даже некоторые книги удостоились чести заключатся в Б., так напр. Французская Энциклопедия.

Бастилия представляла собою длинное массивное четырех угольное здание, обращенное одной стороной к городу, а другой к предместью, с 8 башнями, обширным внутренним двором, и окруженное широким и глубоким рвом, через который был перекинут висячий мост. Все это вместе было еще окружено стеной, имевшей одни только ворота со стороны Сент-Антуанского предместья. Каждая башня имела троякого рода помещения: в самом низу — темный и мрачный погреб, где содержались арестанты неспокойные, или пойманные при попытке к бегству; срок пребывания здесь зависел от коменданта (gouverneur) Б. Следующий этаж состоял из одной комнаты, с тройною дверью и окошком с 3-мя решетками. Кроме кровати в ней находился стол и два стула. В самом верху башни было еще одно помещение, назв. calotte и служившее тоже местом наказания для узников. Дом коменданта и казармы солдат находились во втором, наружном дворе. — Что касается порядков, господствовавших в Б., то по единогласному свидетельству современников, они были гораздо строже порядков во всех других тюрьмах; многое зависело конечно и от личности коменданта

40
{"b":"4756","o":1}