Содержание  
A
A
1
2
3
...
43
44
45
...
181

Бахчисарай

Бахчисарай (знач. «окруженный садами дворец») — бывшая резиденция крымских татарских ханов, ныне зашт. город Таврической губ. на Лозово-Севастопольск. ж. д., в 32 км. к северо-западу от Симферополя, 44°45` сев. широты и 51°33' вост. долготы, расположен в тесной, но хорошо орошенной известковой лощине, длиною в 7 км., отчасти на берегах впадающей в Качу речки Чуруксу, отчасти на крутых каменистых возвышениях, образующих ее долину, чрезвычайно узкую и оставляющую поэтому место лишь для одной длинной, но неширокой улицы. Хотя старинное великолепие бывшей ханской резиденции совершенно исчезло, но Б. все таки и поныне представляет некоторый интерес, главным образом, как типичный татарский город. Время возникновения Б. в точности неизвестно; как ханская резиденция он появляется впервые в последней четверти XV ст. Городские постройки расположены группами, большею частью сообразно с извилинами протекающей по городу речки. Между отдельными группами домов тянутся прекраснейшие сады и виноградники, там и сям раскинуты группы кипарисов и осокорей. Проведенная подземным путем из горных источников вода питает 110 колодцев . Почти в центре города расположен ханский дворец («Хан Сарай»), столь известный всей России по поэме Пушкина, с садами, виноградниками, легкими и изящными галереями, мраморными фонтанами и роскошными внутренними покоями, — и все это носит следы фантастического великолепия и пестрого блеска Востока. Весь дворец, на подобие монастыря, окружен с трех сторон высокой стеной, примыкающей к корпусу здания, образующего лицевой фасад. Дворец, построенный ханом Абдул Сахал Гиреем в 1519 г., реставрирован в 1787 г. по приказаны кн. Потемкина для приема Екатерины II и еще сохранил все свое восточное великолепие. Во время Крымской войны дворец. был превращен в госпиталь.

Б. им. 13377 жит. (1881), подавляющее большинство которых составляют татары, так как одно время, именно, после того, как хан Шагин Гирей отдался под покровительство России (в 1783 г.), они пользовались, по указу императрицы Екатерины II, исключительным правом селиться в Б. Раньше здесь были греческие и армянские колонисты, по приглашению Потемкина поселившиеся в 1779 г. у Азовского моря, положив основание Мариуполю, и на Дону, где ими заложен был г. Нахичевань. Теперь в Б. живут, в весьма незначительном числе впрочем, греки, армяне, цыгане и евреи караимы. Б. им. 35 мечетей, из которых самая значительная — Джума Джами — построенная в 1737 — 43 г. ханом Селамит Гиреем, 3 православен храма, и монастырь, и синагогу и молельню караимов и 2 мохаммеданских училища. Длинная и узкая главная улица есть средоточие промышленной и торговой жизни деятельного населения. В 32 промышленных заведениях изготовляется знаменитый красный и желтый сафьян, тулупы, обувь, мыло и свечи, ножевой товар и т. д. Здешнее население также разводит табак и овощи. Б. служит складочным местом для продуктов прилегающих к нему окрестностей: табаку, льна, зернового хлеба и в особенности плодов, а также татарских кустарных изделий. Вблизи на востоке лежит или Джифут Кале, т. е. Еврей. Прежний караимский центр на полуострове, ныне населенная лишь пятью караимскими семействами местность, окруженная высокими, большею частью из камня высеченными стенами, куда попасть можно лишь по узкой скалистой тропинке из Б. Знаменита древняя синагога в Чуфут Кале, в которой найден самый старинный, по мнению некоторых гебраистов. Из всех известных свитков Торы (Пятикнижия Моисеева), приобретенный впоследствии Импер. публичной библиотекой в Петербурге. Насупротив лежит Успенский Бахчисарайский стиль, высеченный, вместе с своею церковью, в пещерах, котор. соединяются галереями, поддерживаемыми колоннами. Замечательны еще в окрестностях развалины древних ханских летних резиденций — Ханиэль Ашлама и Алма-Сарай, предместье Эскиюрт, со старинными мавзолеями и Тепекермен с древними его пещерами.

Литература: «Pallas, Second Voyage en Russie»; Dubois de Montperieux, «Voyage en Caucase, en Crimee» и т. д.; Домбровсий, «Очерк Бахчисарая» (Одесса, 1848).

Башня

Башня — По мнению Ласковского («Материалы для истории инженерного искусства в России», часть 1, стр. 96) слово «башня» впервые встречается в XVI в., в сказаниях князя Курбского; до тех пор употребляли в смысле башни слова — «вежа», «столп», «костерь» и «стрельница». — Б. строятся из глины, дерева, камня и железа и имеют самую разнообразную форму: простейшие бывают круглые, многоугольные и четырехугольные и заканчиваются наверху остроконечной крышей или площадкой, обнесенной зубцами. Б. применяются в гражданской, военной и церковной архитектуре и имеют самые различные назначения, начиная с самых полезнейших целей и кончая простым удовлетворением эстетического чувства. В крепостях и замках они служат для обороны и наблюдения за неприятелем, в церквах — для подвешивания колоколов, при водоснабжения — для помещения водяных резервуаров, в обсерваториях — для астрономических наблюдений, в ратушах, думах, вокзалах и т. п. общественных сооружениях — для помещения часов; в полицейских частях — для вывешивания разных сигналов, напр. флагов, шаров, фонарей и наблюдения за городом в пожарном отношении; в оптическом телеграфе — для помещения сигнальных аппаратов, и наконец в морском деле — для зажигания ночью вестовых огней и помещения паровых ревунов и свистков, для предупреждения кораблей во время тумана. Все это назначения полезные. Но очень часто Б. строятся также или для красоты или, чтобы с высоты их любоваться окрестными видами и наконец просто во имя требования симметрии. Время появления башен в архитектуре определить, конечно, невозможно, но нет никакого сомнения, что башня была одною из первых форм жилища, появившихся вслед за шалашом или первобытной хижиной; возведение подобных жилищ-башен обусловливалось для первобытного человека необходимостью спасать себя и семью от диких зверей и от не менее страшного врага — дикого человека. Справедливость этого предположения подтверждается существованием и в нынешние время таких жилищ-башен, там где долго царило право сильного, как напр. в горах Кавказа (см. «Материалы по археологии Кавказа», Москва, 1888 г.). Глубочайшая же древность построек башенной формы доказывается во 1-х существованием башен во многих древнейших архитектурах, во 2-х тою видною ролью, которую башни играют в самых древних преданиях и сказаниях народных и в 3-х тем, что на первых же страницах книги Бытия повествуется о построении знаменитой и колоссальной «Вавилонской башни», на что люди, конечно, не отважились бы, если б эта форма сооружений не была им знакома.

Очевидно, что привыкнув с незапамятных времен смотреть на Б., как на надежную защиту, люди тот час же применили ее с оборонительными целями, как только стали селиться в «городах», т. е. в селениях, «огороженных» стенами. Отсюда та громадная роль, которую Б. играли почти до самого последнего времени в военной архитектуре всех народов. Древнейшими образчиками их следует считать, конечно, Б. египетских и вавилоно-ассирийских крепостей, которые дошли до нас в многочисленных изображениях. Те и другие были прямоугольной формы и увенчивались сверху зубцами. Некоторые из них достигали весьма значительных размеров. Греки и римляне точно также усиливали оборону своих крепостей большими зубчатыми четырехугольными башнями. У римлян, кроме того употреблялись при осадах подвижные деревянные башни, которые строились из дерева, имели обыкновенно несколько этажей и покрывались сырыми кожами, для защиты от поджога. Внизу помещался «баран», которым осаждающие старались разбить низ стены, а вверху находились солдаты, которые поражали защитников крепости, и иногда сами перекидывались на крепостную стену для. рукопашного боя. Но наиболее существенную роль в Европе башни играли в средние века: укрепленные города и замки буквально облеплены башнями. Назначение их состояло главным образом в усилении обороны стены: выступая из за плоскости ее своими боками, они давали возможность стрелять со своих боковых частей вдоль стены по нападающему неприятелю, которого таким образом можно было поражать не только с лица, но и с боков. Для этого башни обыкновенно помещались на углах; а если длина стены между углами превышала дальность полета стелы (около 150 щитов), то и в промежутке между ними, т. е. в средине стены, также возводились башни. Они обыкновенно значительно превышали городскую стену и состояли из нескольких этажей, с открытою обороною на верху. Средние этажи также иногда приспособлялись к обороне, для чего в них пробивались «стрельницы» или «бойницы», т. е. узкие отверстия для стрельбы. Кроме обороны городов, башни служили также для обороны замков и для разных иных целей, как напр., для содержания наблюдательных отрядов в завоеванной стране, для передачи известий по средством условных знаков и пр. С введением огнестрельного оружия и усовершенствованием артиллерии Б. заменены были бастионами. Впоследствии опять были попытки усиления укрепленных пунктов башнями, устроенными согласно требованиям современной военной науки. Так: в конце XVI века Альбрехт Дюрер предлагал различные системы Б., приспособленных к огнестрельной обороне; потом вопросом этим занимались Паган, Монталамбер, а в настоящем столетии — австрийский эрцгерцог Максимилиан. Усовершенствование и распространение нарезных орудий породило, в последнее время, устройство башен на совершенно новых основаниях. Нынешние Б. металлические. броненосные и вращающиеся, устраиваются на особенно важных пунктах, где при обыкновенной системе укреплений, по тесноте места, нельзя доставить орудиям желаемый обстрел. Первая мысль устройства железных вращающихся Б. принадлежит капитану Кользу (1854). Затем предложено было много разных систем подобных башен, как для сухопутной обороны, так и для флота. Из них в настоящее время наиболее употребительна система Грюзона. Его В., цилиндрической фирмы, имеет в диаметре до 20 фут. и назначается для 1 — 2 орудий; верхняя часть ее имеет форму купола. Б. вращается по рельсам (система зубчатых колес и шестерня) 4-мя человеками, помещаемыми в особой подбашенной части постройки. Б. окружена земляным валом, над которым ей дают до 51/2 ф. превышения.

44
{"b":"4756","o":1}