Содержание  
A
A
1
2
3
...
48
49
50
...
181

Не смотря на то, что живет на С., дупель очень чувствителен к холоду и потому поздно прилетает и рано улетает. Питается он червями, улитками, насекомыми и их личинками. Дупель кажется неуклюжим и глупым; он не бегает, а быстро ходит, летит довольно скоро, но тяжело и низко, обыкновенно только в случае необходимости и притом перелетает на небольшое расстояние; вообще он более других Б. любить покой и удобство, но при этом очень пуглив и осторожен и почти нем. Вскоре после прилета дупели начинают токовать. На ток они слетаются вечером и токуют всю ночь, разлетаясь только к утру. Во время токования самец ходит, распустя хвост и крылья и стараясь привлечь внимание самки. При этом самцы часто вступают между собою в драку. Оплодотворенные самки отыскивают кочковатое болото, поросшее кустарником, и в нем выбирают сухую кочку, на которой вытаптывают траву в виде круглого лоточка и в устроенное таким образом гнездо откладывают 4 грушевидных матовых яйца грязно-зеленого цвета с серо-зеленными пятнами и мелкими черно-бурыми точками. Насиживание продолжается 18 дней и во время его самка, чтобы сделать себя менее заметной, закрывает себе спину мхом. Охота на дупелей производится, главным образом, во время токования, а промышленники ловят их даже сетями, которые или расставляют по болоту и загоняют в них дупелей, или же наволакивают сеть на дупеля в то время, когда над ним стоит собака. Очень жирное и чрезвычайно нежное мясо дупеля ценится выше мяса других бекасов. Б. Обыкновенный или Б. барашек (Sс. gallinago) имеет 26 см. длины, 45 см. в размахе крыльев, длина хвоста 6 см. Темя его черно-бурое с желтоватою продольною полосою по средине; покровные перья крыла с ржавожелтоватым пятном на вершине, прерывающимся у стержня; первое маховое перо с черным стержнем и белою наружною стороною опахала; окраска остального оперения сходна с окраскою дупеля. Брюшко почти белое, без пятен, нижняя сторона крыла тоже белая, без пятен. Б. барашек водится в северной Европе и Азии, хотя не заходит так далеко к северу, как дупель, и гнездится также и в средней Европе; он встречается на всех болотах, топях и сырых лугах. Походка его резвее, чем у дупеля и вальдшнепфа, а полет его имеет ту особенность, что Б. барашек взлетает зигзагом и только затем летит прямо. Этот Б. появляется весною уже в марте и летит на север целыми тысячами, а с августа до ноября продолжается его обратный полет на юг, причем некоторые особи остаются зимовать по ту сторону Средиземного моря, большинство же летит далее. Днем Б. барашек сидит спокойно и лишь в сумерки становится деятельным, по временам опускает свой клюв в мягкую почву и ловить там червей, моллюсков и насекомых, служащих ему пищею. Хотя эти птицы в удобных местах живут помногу вместе, но они совершенно равнодушны как друг к другу, так и к другим птицам и только самец и самка питают друг к другу некоторую привязанность и играют между собою. Токованья в настоящем смысле слова, как у дупелей, у Б. барашка не бывает именно вследствие его необщительности. В начале мая оплодотворенная самка начинает, приготовлять гнездо. Для него выбирается кочка, поросшая травою, в на ней делается углубление, иногда выстилаемое сухими листочками и стебельками. В это незатейливое гнездо самка откладывает 4 мутно-зеленых яйца с грубыми точками и пятнами и насиживает их одна в продолжение 16 дней; вылупившиеся детеныши вырастают очень скоро: через 9 — 10 дней пух у них уже заменяется перьями. Охота на Б. барашка очень прибыльна и мясо этой птицы всюду весьма ценится. Самые жирные птицы приготовляются вместе с внутренностями и считаются лакомством Гаршпепф , стучи в или бекасина (Sc. gallinula) — самый маленький из наших Б., имеет только 16 см. длины и 40 см. в размахе крыльев, длина хвоста 4 см. Кроме меньшей величины он отличается еще значительно более коротким клювом, и сравнительно короткими ногами. Темя его черно-бурое, без светлой продольной полосы; спина с 3 ржаво-желтоватыми продольными полосами на черно-буром металлически блестящем фоне; надхвостье блестяще-черное; нижняя сторона тела посредине белая. Гаршнепф водится в северной Европе и Азии, а в средних частях они бывают только пролетом. Для жилья он избирает только поросшие кустарником или камышом болотистые и топи местности, где он может прятаться в продолжение дня. Полет его тихий, легкий, но неверный, напоминающий порхание летучей мыши. Гаршнепф не так пуглив, как другие Б.; он близко подпускает к себе человека и только когда тот приблизится, он молча улетает. В желудке его кроме насекомых и червей находили также семена и траву. Гнездо гаршнепфа состоит из небольшой ямки, вырытой на бугорке и выложенной травяными стеблями; в него самка откладывает 4 яйца, похожих на яйца Б. барашка. Охотятся за этою птицею осенью, когда она собирается перелетать на юг. Мясо ее очень вкусно, так что многие предпочитают его бекасу и дупелю. Охота на бекасов считается, по всей справедливости, одною из самых трудных, вследствие чрезвычайно быстрого и неправильного полета этой птицы. Производится она весною, во время пролета бекасов (хотя охота в это, время, по русским законам, воспрещена) и, главным образом, с конца мая до самого отлета их. Охотятся на бекасов, по большей части, с легавою собакою, стреляя их из под стойки ее. Промысловой охоты на описываемую дичь, собственно, не существует, так как редкие промышленники умеют стрелять птицу в лет; в сравнительно большом количестве они добывают их осенью, на лиманах, убивая одним выстрелом по несколько десятков этой дорогой дичи, когда она собирается в огромные стаи; весною же они стреляют токующих самцов бекасов сидячими, подманивая их голосом самки.

Бекетов (Андрей Николаевич)

Бекетов (Андрей Николаевич) — хирург, в 1844 г. кончил курс в московском университете и был оставлен при университетских клиниках, в 1848 г. защитил на степень доктора медицины диссертацию: «De hernia ingninale» (Москва, 1848) и тогда же получил кафедру хирургии в казанском университете, которую занимал до начала 80-х годов. Б. напечатал: актовую речь: «О хлороформе и приложении его к медицине» (Казань, 1850); «Quelques remarques sur les calculs vescianx et la maniere de les operer & la clinique chirurgicale de Kazan» (Париж, 1876) и несколько статей в русских, медицинских журналах.

Бекетов (Николай Николаевич)

Бекетов (Николай Николаевич) — ординарный академик, тайный советник, род. и янв. 1827 г. в Пензенской губ., в деревне своего отца, моряка Николая Алексеевича; воспитывался в 1-й петербургской гимназии; в 1844 г. поступил в петербургский и университет, но с 3-го курса перешел в Казань, где в 1849 г. получил степень кандидата естественных наук. Переехав затем в Спб., он стал заниматься химией под. руководством Н. Н. Зинина. В 1854 г. получил степень магистра химии, в 1855 г. назначен адъюнктом по кафедре химии в харьковский университет, в котором в качестве профессора химии оставался 32 года, т. е. до 1887 г., когда был избран ординарным академиком петербургской академии наук. Н. Н. состоит председателем. русского химического общества, читает лекцию химии на высших женских курсах. В 1887 — 89 гг. читал химию Е. И. В. Наследнику Цесаревичу.

Через всю научную деятельность Бекетова проходит яркой нитью одно направление — химика-философа. Стараясь проникнуть всегда в существо тех темных процессов, которые называются химическими, он никогда не добывал ни одного нового факта ради самого факта. В то время как огромное большинство химиков Зап. Европы занималось открыванием новых тел, новых соединений, в то время когда органическая химия представляла непочатый край для новых открытий и химические журналы должны были с каждым месяцем увеличиваться в объеме в три четыре раза и все же не могли вмещать всей массы фактических исследований, производимых во всех концах Европы, в то время, когда минеральная химия, казалось, не дает никаких шансов на новые интересные открытия — в это именно время Н. Н. Бекетов, не увлекаясь модным течением, не соблазняясь жаждою открытия новых фактов, медленно шел по трудному пути теоретической химии и стремился к решению вопроса о том, где источник, где причина того, что в химии определяется термином «химическое сродство». Конечно задача эта врезывается в самую затаенную сущность химии и выйти из нее победителем — дело не одного ученого и даже не одного поколения ученых. Что можно, например, было сделать в этой области в конце 50-х годов, когда теоретически воззрения стояли на столько не прочно, что возможны были длинные рассуждения о том, какая разница между физическими и химическими молекулами и атомами. И вот в этой то области Бекетов сделал замечательное обобщение: он показал, что наиболее прочно соединяются между собою те вещества, которые обладают наибольшею близостью паев. Это исследование было Б. сообщено в химическом обществе в Париже еще в 1859 г., а на русском языке появилось в 1865 г. («Исследование над явлениями вытеснения одних элементов другими», Харьков, 1865 г.). Исходя от такого принципа, Б. старался подтвердить его опытами и произвел целый ряд наблюдений, в высшей степени интересных и важных: так, он доказал путем опыта, что алюминий не вытесняет бария из его хлористого соединения, но вытесняет его из окиси, что едва ли можно было бы предвидеть, не исходя из того принципа, которого держался Бекетов. Таким образом, первая идея о зависимости силы сродства элементов от той величины, которая называется в химии «атомным весом», принадлежит бесспорно Бекетову. И если современная химии указала на то, что прочность соединения двух элементов определяется в значительной мере их положением в «естественной системе элементов», то объяснение этого обстоятельства все же отсутствует и единственным объяснением остается в высокой степени остроумное толкование, данное Бекетовым, — толкование, к которому, быть может, современным будут приложены принципы аналитической механики. Вторая и не менее важная идея, проведенная Бекетовым, состояла в том, что количество тепла, выделяемое при соединении данных простых тел, не может служить мерою их сродства, а представляет разность между средствами однородных и средствами разнородных атомов. Этот взгляд был иллюстрирован примерами (ацетилен и др. ) и изложен Б. в заседании химического общества в Харькове. Абсолютно тождественный взгляд был позже высказан J. Thomsen'oм («Thermochemische Untersuchungen», т. II, 1862, Einleitung). Высказанный взгляд имеет для химии огромное значение, потому что он установил ясную точку зрения на значение термохимических наблюдений. Наконец, третий весьма интересный вывод приписываемый обыкновенно Muller-Erzbach'y (LotharMeyer, Die modemen Theorien der Chemie", 5е изд., 1884, стр. 446) и состоявший в том, что если металл А вытесняет другой металл В из его соединения с веществом С, то сумма объемов получаемых веществ в твердом состоянии меньшие суммы объемов взятых веществ — принадлежит не Muller-Erzbach'y, а Бекетову. В вышеназванной своей работе Б. определенно говорит: «Рассматривая случаи вытеснения одного элемента другим невольно, можно сказать, поражаешься одним почти постоянным условием реакции, именно тем, что менее плотное тело вытесняет более плотное» (loc. cit. стр. 33). Из этого положения может быть выведено посредством весьма простых вычислений правило Muller-Erzbach'a. Вот каковы важнейшие идеи, введенные Бекетовым в науку, Оценены они будут надлежащим образом лишь тогда, когда химия станет на почву атомно-молекулярной механики. Фактические открытия Бекетова всегда представляли большой интерес. Все химики знают, что чистых окисей щелочных металлов до Бекетова никто не имел. Кто из химиков не знал в высшей степени остроумного способа определения теплоемкости водорода в его, так сказать, сплаве с палладием и пр. и пр. Но не в этих, однако, фактах лежит центр тяжести работ Б. — он лежит в тех умозрениях, ради которых факты добывались.

49
{"b":"4756","o":1}