ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В России идеи Б. проникли в конце XVII века, когда в Москву приехал последователь Б. Кульман, сожженный там по проискам лютеранского духовенства. Несомненно, что под влиянием этого именно Кульмана появились в конце XVII в. славяно-pyccкие переводы сочинений Б., которые нашли такое сочувствие у наших предков, что в заглавии их было надписано: «иже во святых отца нашего Иакова Бемена». Причина столь сильного влияния Б. на русских и сближения сочинений его с творениями св. Отцов заключалась без сомнения в том, что помимо догматических положений, сбивчивых и чуждых православному мировоззрению ), у Б. встречается очень много молитв, которые сильнее всего могут действовать на дух неофитов. Сохранилось известие, что рукописные переводы конца XVII стол. содержали в себе именно молитвы, извлеченные из сочинений Б., и что некоторые из этих молитв впоследствии были тайно напечатаны Н. И. Новиковым для практического употребления в мистических обществах. В новиковскую именно эпоху, во время процветания мистических обществ, т. е. во второй половине XVIII стол. и особенно в 80-х годах, сочинения Б. пользовались у нас огромной популярностью, многими были переводимы на русский язык, еще более списываемы и переписываемы. Знаменитый моек. профессор И. Г. Шварц, имевший столь сильное влияние на даровитейших людей того времени, положил идеи Б. в основу своих лекций, читанных им на дому, и эти же идеи проводил он и в своей общественной деятельности. Другим влиятельным распространителем идей Б. был С. И. Гамалей правитель канцелярии моск. главнокомандующего. Из «Писем С. И. Гамалеи» (2 изд. 3 ч., М., 1836 — 39), которые он по разным случаям писал к многочисленным друзьям и почитателям своим, и которые пользовались таким уважением, что их называли «пастырскими посланиями», можно заключить, что он перевел почти все сочинения Б., но переводы эти оставались в рукописях. Не меньшим уважением пользовался Б. в у наших мистиков начала нынешнего столетия, которые считали его одним из ангелов, описанных в Апокалипсисе. Но не смотря на влияние и распространенность сочинений Б., в печати их появилось весьма немного. В конце прошлого века была издана «Форма исповедания, взятая из творений Якова Бема, перев. с немец.» (М., без обозначения года), а в начале текущего столетия — «Сhristоsорhiа или Путь ко Христу, в девяти книгах, творение Иакова Бема, прозванного тевтоническим философом»(Спб., 1815). Последняя книга есть ни что иное, как сборник 9 отдельных сочинений Б.. составленный заграницей и переведенный на русск. язык. К русск. переводу приложены 4 символические картины, заимствованный из издания Гихтеля (Амстерд., 1682), и присоединено любопытное предисловие издателя, в котором содержится отчетливо составленная биография Б., хронологической перечень всех его сочинений и сведения о всех переводах его сочинений, сделанных до того времени на разные иностранные языки. Предисловие это подписано буквами У. М.; это — обыкновенный шифр А. Ф. Лабзина, который и был переводчиком этой книги. Кроме того, в различных сборниках философско-мистических сочинений, во множестве издававшихся в конце прошлого и вначале настоящего столетия, можно встретить иногда отдельные сочинения Б., по-видимому из запаса вышеуказанных старинных переводов. Так, в сборнике: «Избранное чтение для любителей истинной философии» (6 ч., Спб., 1819 — 20) во второй книжки помещено соч. Б. «О покаянии». Можно думать, что и в другие подобные сборники вошли некоторые из старых переводов Б., тем более, что и здесь названная статья напечатана без имени автора. Ср. «Рyсские переводы Якова Бема» (Библиографические записки", 1858 г., стр. 129 и ел. ), здесь же описан рукописный сборник афоризмов Б., относящиеся к 1794 г. и озаглавленный: «Серафимский цветник или духовный экстракт из всех писаний Иакова Бема, собранный в весьма полезную ручную книжку, могущую в рассуждении великого таинства в завете соединения души с Богом возжигать сердце и ум к молитве, воздыханию, благоговению и возбуждать к горячности посредством непрестанного воспоминания, поощрения и упражнения в новом рождении».

Бенгальской залив

Бенгальской залив — название северной части Индийского океана, отделяющей Индостан от Индокитая. В нем находятся, особенно близ берегов, много островных групп, но бухт, за исключением устьев реки, он образует мало, вследствие чего имеет и мало хороших гаваней; тем не менее он оживляется деятельным судоходством, потому что на северном его берегу находится всемирный рынок Калькутта. В этой части Индийского океана господствуют правильные ветры, так называемые муссоны, дующие с апреля по октябрь с юго-запада, а в остальные шесть месяцев с северо-востока.

Бенедиктинцы

Бенедиктинцы — название, присвоенное всем монахам, принявшим устав Бенедикта Нурсийского. Благодаря тому, что в этом уставе обращено внимание на свойства более сурового климата западных стран и введено разумное распределение времени, посвященного не только молитве, но и физическому труду, он быстро распространился, так что с половины VI стол. бенедиктинцы сделались самым многочисленным монашеским орденом. Хотя и без твердой связи между отдельными членами и без определенной организации, распространившись во всех западных странах, они имели самое благотворное влияние на обращение в христианство западных наций и на успехи цивилизации между ними, тем более, что еще Кассиодор (538) ввел между бенедиктинцами занятия науками. В своих школах в Сен-Галлен, Фульде, Рейхенау, Корвее, Гиршау, Герсфельде и друг. они сохранили для позднейших времен сокровища классической древности. Возрастающее богатство Б. монастырей в соединении с правилом принимать в орден только дворян и с установившимся еще при Каролингах обычаем раздавать аббатства, как хорошие доходные места, светским лицам вскоре привело орден к глубокому упадку. Для противодействия этому вводились реформы напр. Бенедиктом Анианским, аббатом клюнийским Берно (910), аббатство которого сделалось в XII стол. средоточием конгрегации 2000 французских монастырей, далее, Вильгельмом, аббатом тиршауским (1071) и друг. Но знатные и ученые бенедиктинцы чуждались мечтательного настроения своего времени, а потому для противодействия им возник целый ряд других орденов, как то Camaldoli, Chartreux, Citaux, Vallombrosa, Grammont и друг., которые оставались верны первоначальному уставу Бенедикта. Таким образом, Бенедиктинцы лишились того влиятельного положения, которое они занимали в качестве почти единственного монашеского ордена и вскоре «черные монахи», как называли бенедиктинцев по их черной одежде, до такой степени утратили, благодаря усиливавшейся среди них порче нравов, уважение народа, что их начали ставить ниже всех других орденов, пока в XIII стол. не явились нищенствующие монахи, оттеснившие всех на задний план. Старания пап Климента V и Бенедикта XII возвысить дисциплину и нравственность монашеских орденов посредством введения более строгой организации, не имели большего успеха; равным образом соборы Констанцский и Тридентский в состоянии были только отменить ограничение приема в бенедиктинский орден одними дворянами и постановить соединение всех отдельных монастырей в конгрегации. Подобные соединения возникали отчасти и в прежнее время и существенно содействовали тому, что б. стали возвращаться к более строгой дисциплине и более прилежному занятию науками; таковы, напр., были конгрегация Бурсфельдская, основанная Иоанном Минденским (1425) в северной Германии, конгрегация Монте-Кассино в Италии, Вальядолидская в Испании и др. Во Франции порча нравов между бенедиктинцами проявилась всего сильнее, но в то же время в Париже возникла в 1618 г., под руководством Лоренца Бенарда, конгрегация св. Мавpa (St. Maur), положившая прочное основание ученой славе Б. Мавринцы оказали весьма большие услуги историческим наукам и католической церкви. В XV стол. у Б. было 15000 монастырей; после реформации из них осталось едва 5000; Французская революция и Иосиф II еще более понизили это число, а в настоящее время оно едва ли превышает 500. В Австрии главным местопребыванием Б. служит большое аббатство Мёльк, к которому примыкают монастыри Кремсмюнстерский, Мариацелльский, Шоттенский в Вене и друг. Во многих женских монастырях этого ордена, возникновение которых не восходит ранее VII стол. и в которых дисциплина ослабила еще ранее, чем в мужских, прием ограничивается дворянским сословием и они принадлежат к самым богатым приходам. К числу их относятся преобразованная в конце XVI стол. на более суровых началах Кальварийская женская конгрегация во Франции, утвержденная папой Григорием XV в 1622, и возникшие также во Франции в 1614 и 1676 другие небольшие конгрегации бенедиктинок. Ср. Ziegelbaur, «Historia rei literariae Ordinis S. Benedicti» (4 т., Аугсб., 1754). А. Веселовский, «Старые итальян. монастыри» (Ж. М. Н. Пр., 1876, 1).

54
{"b":"4756","o":1}