ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Собрание книг Ветх. Зав. в один состав совершалось постепенно, по мере появления самых священных книг. Не входя здесь в спорный и весьма сложный вопрос о времени происхождения и подлинности отдельных книг, мы ограничимся общими указаниями на составление ветхозав. Канона. В первом веке по Рожд. Христ. несомненно существовали и были известны все ветхозав. книги. Несомненно и то, что все Канонические книги Ветхого Завета составляли одно целое задолго до Р. Хр. Указание на состав Канона и деление ветхозав. книг на три отдела мы замечаем у Ииеуса, сына Сирахова (за 220 лет до Р. Хр.). Перевод LXX (270 лет до Р. Хр.) служит явным доказательством, что все ветхозаветные канонические книги еврейские и не канонические греческие входили в один состав, так как они находятся в этом переводе. Как составлялся Канон и с какого времени — этого нельзя сказать с точностью. Указание на постепенное составление Канона мы встречаем в самых священных книгах: вписав в книгу все словеса Закона и передавая ее для хранения левитам, Моисей повелел положить ее одесную Ковчега завета (Второз. 31, 24-26). Иисус Навин словеса и откровения Господа, ему бывшие, вписал в книгу Закона, т.е. присоединил к Пятикнижию Моисееву (Иис. Навин 24, 26). Самуил, обнародовав права царствия, вписал их в книгу, и положил перед Господом (1 Цар. 10, 25). Из школ пророческих, основанных Самуилом, вышли его ученики и бытописатели дальнейших событий — пророки Нафан, Гад и др., которых не одни только предположения заставляют считать священными писателями и охранителями священных писаний. Священные книги хранились во Святом Святых вместе с Ковчегом завета, были известны левитам и священникам, дополнялись многими писаниями знаменитых в Ветхозав. церкви мужей о событиях новейших времен и переписывались для церковного и народного употребления. Древнее существование, общая известность отдельных книг доказываются многочисленными ссылками одних священных книг на другие. Плен Вавилонский не заставил иудеев забыть Закон и Пророков, но возбудил особенную ревность к их чтению (Даниил 9, 2 10-11) и охранению. Окончательное приведение священных книг в один состав относится к временам после плена Вавилонского и было совершено Ездрою, Неемиею и Последними пророками (1 Ездры 7, 6-10. Неемии 8 и 9 гл. 2-я Ездры 8, 7-2. Мекк. 2-13). О составлении Канона при Ездре свидетельствуют древние отцы и учители церкви; и евреи окончательное составление Канона считали делом великой синагоги, которая образовалась во времена Ездры и к которой они причисляют, вместе с Ездрою, Неемиею, Аггеем, Захариею и Малахиею, последующих знаменитых мужей. Но мнению евреев дело, начатое Ездрою, закончено было Симоном Праведным в начале III-го века до Р. Хр.

Новозаветный Канон составлялся и определялся постепенно с полною тщательностью в рассмотрении действительного апостольского происхождения и достоинства писаний. Первоначальные писания, какими пользовались христиане, были писания ветхозав. Но в первом же веке появляются Евангелия и Послания апостольские, а вместе с ними и подложные сочинения о жизни Иисуса Христа и о христ. учении. Во втором веке появляются писания мужей, известных и чтимых в Церкви, непосредственных учеников апостольских, как то: Климента, Поликарпа, Игнатия, и друг., так называемых мужей апостольских. Таким образом для церкви настала необходимость определить точно, какие именно писания она считает истинно апостольскими, священными и боговдохновенными, чтобы отделить их, с одной стороны, от подложных и содержащих нездравое и неправое учение, а с другой — от писаний мужей апостольских, хотя подлинных и содержащих здравое и правое учение, но все-таки человеческих и не могущих равняться по значению, важности и обязательности с писаниями божественными и откровенными. Это делала Церковь постепенно, после осторожного и тщательного решения вопроса о подлинности и происхождении писаний апостольских. Косвенное указание на существование в Церкви определенного Канона священных книг мы имеем из средины II века. В это время еретик Маркион составил свой канон из Евангелия Луки, им искаженного и десяти Павловых посланий, также в своем духе обработанных. Попытка Маркиона заставляет предполагать не только существование подлинных апостольских писаний, но и определенного сборника их в Церкви. Попытка Маркиона и других подобных побуждала Церковь точнее определит Канон, чтобы мнимому апостольскому преданию гностиков противопоставить истинное апостольское учение, содержащееся в несомненных и всей Церковью признаваемых писаниях апостольских. Во II-м веке никто в Церкви не сомневался относительно подлинности четырех Евангелий, деяний апостольских и тринадцати Посланий Павловых, 1-го послания апостола Петра и 1-го послания апостола Иоанна. Эти книги составляли всеобщий Канон во второй половине II века. Остальные новозаветные писания истинные и подлинные для одних церквей были неизвестны с этой стороны другим церквам, а потому общее церковное признание получили после. Так, Ориген еще в III в. не был убежден в подлинности апостольского происхождения — Послания к Евреям, Послания Иакова, Иуды, 2-го Петра, 2-го и 3-го Иоанновых. На Западе очень долго сомневались относительно Послания к Евреям; на Востоке долго возбуждал сомнение Апокалипсис. Рядом с истинными апостольскими писаниями пользовались великим уважением и употреблялись в Церкви до IV века некоторые не апостольские писания, как то: послания Климента, Варнавы и книги Ермы. Церковный историк Евсевий еще в IV веке все новозаветные писания разделяет на три класса: во-первых — признанный всею Церковью по апостольскому происхождению omologoumena: четыре Евангелия, Деяния апостольские, четырнадцать Посланий ал. Павла, 1-е Иоанна, 1-е Петра. Во-вторых, не всеми признаваемые или спорные antilegomena или noJa: из этого отдела одни, как послание Иакова, Иуды, 2-е Петра, 2-е и 3 Иоанна и Апокалипсис впоследствии были признаны Церковью и внесены в Канон, а другие, как: деяния Павла, пастыря Ермы, апокалипсис Петра, послание Варнавы, учение апостолов и евангелие к евреям, как не апостольские по своему происхождению, не были приняты в Канон. В третьем отделе Евсевий перечисляет книги несомненно не апостольские и даже прямо еретические. Запад прежде Востока пришел к признанию настоящего Канона. Собор Лаодикийский (восточный) 360-364 г., при определении Канона еще не дает определенного мнения об Апокалипсисе; западные соборы в Гиппоне (393), в Карфагене (397), в Риме, при Иннокентии I, в начале V века и Consilium Romanum, при Геласии I (493), уже утверждают весь настоящий Канон. После этого против канонического достоинства тех или других книг могли высказываться лишь отдельные нерешительные голоса. Только со времени немецкой Реформации высказаны были в довольно решительной форме сомнения относительно канонического достоинства некоторых новозаветных книг. Лютер решился назвать апокрифами — Апокалипсис и Послание к Евреям; вслед за ним другие лютеранские богословы семи спорным (antilegomena) древней церкви — 2-е послание Петра, 2-е и 3 Иоанна, послание Иакова, Иуды, к Евреям и Апокалипсис придавали лишь второстепенное значение; не выбрасывали их из Канона, но признавали неравными по достоинству с другими писаниями, — второканоническими. В таком положении вопрос относительно Канона находился до половины ХVIII века. С этого времени рационализм, порвавши с верою в откровение и в боговдохновенность писания, начал свою разрушительную деятельность и накопил множество возражений против подлинности, целости и достоверности, как отдельных книг; так и относительно Св. Писания вообще. Главными деятелями в этом направлении были: Землер, Гризбах, Михаэлис и Эйхгорн. Они встретили дружный и основательный отпор и от католиков, как Ян и Гусс, и от ортодоксальных протестантов, как Генгетенберг, Геферник, Гэрне, Делич и Каспари. Дело старых рационалистов продолжали — Бертольд, Де Бетте, Креднер, Рейс и многие другие. Они высказали много взглядов произвольных, личных и в самой рационалистической школе спорных; впрочем школа признает за несомненно доказанное неподлинность Послания к Евреям и неподлинность 2-го послания ап. Петра, и кроме того, что Евангелие Иоанна и Апокалипсис принадлежат двум различным авторам. Совершенно новую эпоху в области отрицательного направления составили работы Фр. Хр. Баура и основанной им Тюбингенской школы. Баур отверг и церковные, и прежние рационалистические положения, от внешней критики перешел к внутренней, сосредоточивающей все внимание на духе, характере и тенденции книги и благодаря своей методе произвел в Каноне великие опустошения. Нельзя отрицать философское глубокомыслие и удивительное остроумие, подавляющую ученость и непобедимую диалкетику творца Тюбингенской школы, но должно признать, что результаты, добытые его работами, не отличались прочностью и устойчивостью. Не говорим, как высказалась по этому поводу ортодоксальная наука; и рационалисты не приняли целиком положений Баура и даже в самой Тюбингенской школе результаты его исследований были значительно ограничены и смягчены. Так школа не признала несомненным и окончательно доказанным неапостольское происхождение Посланий к Колоссянам, к Филиппийцам, 1-го к Фессалоникийцам и к Филимону. Точно также не принято положение Баура и о времени происхождения Новозав. Писаний. Баур признает, что Евангелия и большинство других новозав. книг появилась во второй половине II-го в.; но другие — указывают на более раннее происхождение Новозаветн. Писаний. Представители отрицательного направления не признают апостольского происхождения Евангел. Матфея и Иоанна (некоторые), а также отрицают из Писаний апост. Павла его пастырские послания, к Ефесянам, и 2-е к Фессалоникийцам и все соборные послания, — вместе с первым Петра и первым Иоанна, с древнейших времен внесенных в Канон. У евреев было достаточно и средств, и ревности охранить текст свящ. книг от важных искажений не только по содержанию, но иногда по форме, по языку. Правда, со времени плена Вавилонского первоначальный еврейский язык значительно испортился, вышел из употребления, стал непонятным народу, и сами евреи стали говорить по-арамейски. На этом языке толковали народу закон, непонятный уже в первоначальном тексте (Неемия 8. 1-8 ср. 13. 23-25). Но древний еврейский язык, неупотребляемый в обыкновенном разговоре, остался языком религии, свящ. книг и литературы. Пророки, жившие после плена, писали на языке древнееврейском. Известно, что со времен плена евреи особенно привязались ко всему национальному, к своей древности и до мелочности стали охранять все древние свои обычаи и обряды. Эта ревность проявилась прежде всего в сфере религиозной и была приложена к охранению главной святыни евреев — свящ. книг. Мы уже упоминали о деятельности Ездры, Heeмии и мужей великой синагоги. В первом веке, по разрушении Иерусалима римлянами, ученые евреи переселились в Тивериаду, и здесь образовалась знаменитая раввинская академия, почитаемая всеми иудеями. Со второго века здесь возникло общество талмудистов, людей изучавших и толковавших св. Писание. Они сличили рукописи, очистили текст от ошибок, вкравшихся со времен Ездры, и установили единообразный род письма для свитков св. Писания. Они сосчитали даже число слов и букв в каждой свящ. книге, напр. в книге Бытия 20780 слов и 78100 букв. Такая работа, конечно, способствовала охранению текста св. книг от искажений и ошибок переписчиков. Не смотря на то, что в то время не было еще гласных и других знаков, во II и III в. талмудисты имели текст книг, весьма близкий к настоящему. Во всех чтениях того времени находится только 220 вариантов, притом неважных и незначительных. После талмудистов для библейского текста весьма многое сделали масореты в V веке. Древний еврейский язык, как арабский, сирский и халдейский, не имел знаков для означения гласных звуков и кроме того в древности не употребляли никаких знаков препинания. Когда язык был живым, правильному чтению помогали предание и навык. Но теперь, когда в обычной речи употреблялся другой язык и в рукописях появились разности и погрешности, настояла необходимость самым начертанием текста предохранить его от разночтений; сверить рукописи, определить твердо текст и предохранить его по возможности на будущее время от искажений. Этим и занялись ученые раввины, по своему труду носящие название масоретов, т. е. изъяснителей. Они над всеми словами поставили гласные знаки, собрали и сличили древние рукописи и древние толкования, установили размеры и пунктуацию стихов и пересчитали число стихов и даже букв в книгах. Совокупность всех таких работ над текстом составляет великую Масору, и извлечение из нее называется малою Масорою. Эти труды над еврейским текстом, начатые в V в., продолжались с усердием и в последующие века. Евреи сделали все возможное для охраны свящ. текста в целости и неповрежденности. Согласие дошедших до нас рукописей служит внушительным доказательством неповрежденности ветхозав. текста по крайней мере в главном и существенном.

74
{"b":"4756","o":1}