ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Б. менее значительных торговых пунктов в общем стоят в зависимости от крупных торговых центров и если они и проявляют признаки самостоятельности, то только относительно таких товаров и ценных бумаг, которые слабо или совсем не котируются на больших биржах. Иногда даже курсы главных Б. имеют для отдельных товаров и бумаг значение лишь местное; но вексельные курсы равно как курсы на золото и важнейшие государственные бумаги, установленные на одной бирже, действует и на другие. Особенно, благодаря телеграфу и арбитражу, возникли весьма тесные отношения между Б., так что курсы различных Б. Различествуют только в мелочах. Вследствие участия бирж в финансовых операциях государств, значение их очень возросло и «настроение» Б., «слабое» или «твердое», стало служить масштабом, хотя не всегда безукоризненным, для определения кредитоспособности государств и прочности политического положения.

Литература.

R. Ehrenberg, «Makler, Ноsteliers und Borse in Brugge von XIII — XVI Jahrh.» («Zeit» fiir das gesammte Handelsrecht", т. XV, 1885); Cohn, «Die Borse und die Spekulatlon» (Берлин, 1868); Kautsch, «Allgemeines Borsenbuch» (Штутгарт, 1874): E. Struck «Die Effektenborse. Eine Vergleichung deutscher und engl. Zustande» (Лейпциг, 1881); Thol, «DerVerkehr mit Staatspapieren» (Геттинген, 1835); «О. Swoboda, „Die kaufmannische Arbitrage“ (7 изд., Берлин, 1889 — сведения об обычаях фондовых бирж в различных странах); Sonndorfer, „Die Technik des Weitbandels“ (Вена, 1889 — между прочим сведения об обычаях товарных бирж, в особенности по отношетюк хлебу и муке, спирте, коже, сахаре и хлопке); R. Ehrenberg, „Die Fondsspekulation und die Gesetzgebung“ (Берлин, 1883); M. Wirth, „Geschichte der Handelskrisen“ (3 изд., Франкфурта наМ» 1883; русск, пер. E. Конради, Спб., 1877); Oechihauser, «Die wirthschaftliche Krisis» (Берлин, 1875); E. Struck, «Zur Geschichte der pariser Borsenkrisis von Januar 1882» («Jahrb. Fur Gesetzgeb. und Verwaltungsl»(Лeйпц., 18З);Gareis, «Die Klarbarkeit der Differenzgescbafte» (Берлин. 1882); «Zeitschrift fur das gesammte Handelsrecht» (Штутгарт, издается Гольдшмитом с 1858 г.; здесь богатое собрание биржевых уставов, обычаев и законодательных определений по биржевым вопросам в Германии и др. странах); Proudhon, «Manuel qu speculateuralabourse»(3 изд., Париж, 1857; нем. перевод, Ганновер, 1857); Guillard, «Les operations de bourse» (2 изд., Париж, 1877); Courtois fils, «Des operations de bourse» (10 изд.. Париж, 1888); "О. Haupt, «Arbitrages et parites» (Париж, 1887); Courtois fils, «Defense de l'agiotage» (4 изд.,. Париж, 1882); Aycard, «Histoire du Credit mobilier 1852 — 67» (Париж, 1867); К. E. Melsheimer and W. Laurence, «The law and customs of the London Stock Exchange» (Лондон, 1879); В. Безобразов. «Биржевые операции» (М., 1856; из № 17 и 18 «Русского Вестника»); А. Дмитриев, «Биржа, биржевые операции и биржевые посредники» (Спб., 1863); К. Малышев, «О биржевых фондовых сделках на срок» («Журн. гражд. и торг. права», 1871 г., кн. 3); К. Гаттенбергер, «Законодательство и биржевая спекуляция» (Харьков, 1872); А. Тигранов, «Биржа, биржевая спекуляция и положительные законодательства» (Спб., 1879); А. Ниселович, «О биржах, биржевых установлениях и мерах ограничения биржевой игры» (Спб., 1879); К. Новицкий, «Сборник биржевых узаконений и уставов бирж Российской империи, с пояснительными приложениями и статьями о наказаниях» (С. Петерб., 1877); «Московская биржа 1839 — 1889» (Москва, 1889); Г. Немиров, «Очерк истории С. петербургской биржи в связи с историей Спб., как торгового порта» (вып. 1 — 11, Спб., 1888 — 89).

Бирон

Бирон — Эрнест Иоганн Б. — второй сын Карла Б., род. в 1690 г., в отцовском имении, Каленцеем; для получения образования, единственный из всех братьев, Б. послан в лучший тогдашний университет в Кенигсберге, но, не кончив там курса, вернулся в Курляндию. Что делал он до 1718г., когда получил, благодаря стараниям одного влиятельного курляндского дворянина Кейзерлинга, какую-то должность при дворе Анны Иоанновны, с точностью не установлено. Есть известия, что он являлся в Россию с не осуществившимся желанием поступить в камер-юнкеры при дворе супруги царевича Алексея Петровича, что — занимался в Митаве педагогией, в Риге служил по распивочной части и т. д. Состоя, вероятно, секретарем при дворе Анны Иоанновны, Б. захотел пользоваться тем же значением у герцогини, каким пользовался один из видных представителей ее штата, Петр Михайлович БестужевРюмин, с сыновьями Михаилом и Алексеем, и прибег для этой цели к обычному при всех дворах тогдашнего времени средству — к «подкопам», клевете; но результатом его происков было удаление от двора, попасть к которому вторично ему удалось только в 1724 г., благодаря покровительству того же Кейзерлинга, и с этого года Б. неотлучно оставался при особе Анны Иоанновны до самой ее смерти. С того же года он становится все более и более необходимым человеком и в придворном управлении, и в семейном быту герцогини, так что она решилась отступить в Митаве же от исполнения тайных кондиций — не брать с собой Б. С переездом в Россию начинается для Б. счастливая эпоха, доставившая богатство и славу, как ему, так и всему его роду. В 1730 году 24 апреля он получает должность обер-камергера, которая, хотя назначалась нередко не за заслуги и не сопровождалась особенным повышением в служебной иерархии, тем не менее, отнесенная ко второму классу гражданской службы, сразу доставила Б. звание, поставившее его выше сенаторов. В том же году он был награжден Александровской и Андреевской лентами и возведен императором Карлом VI в графское достоинство римской империи (12 августа). Новою наградою, выпавшею на долю Б. и его рода от милостивой императрицы, было возведение его в звание владетельного курляндского герцога. В 1737 г. умер Фердинанд, последний представитель дома Кетлеров, бездетным. Польша, основываясь на условиях гродненского сейма 1589 г., требовала присоединения Курляндии к своим владениям. Между тем еще Петр Великий, видя довольно независимое от Польши положение Курляндии, захотел распространить на нее сферу своего влияния. Выдавая замуж свою племянницу Анну Иоанновну за курляндского герцога Фридриха Вильгельма, он заключил с герцогом договор, по которому тот обязался, что герцогиня, в случае ее вдовства, будет получать ежегодно содержания по 40000 руб. Но плохие финансы Курляндии не позволяли преемнику Фридриха Вильгельма, умершего на другой же год после женитьбы (1711), выполнять это условие. Тогда Петр устроил новую сделку: потребовал 28 коронных имений в обеспечение правильного платежа указанной суммы, поручив управлять этими имениями Петру Бестужеву. Отдаваемые в аренду имения приносили значительный доход России, а пребывание там управляющего давало возможность следить за положением дел в Курляндии и оказывать свое влияние. В правление Екатерины и оно было уже на столько велико, что А. Д. Меньшиков пытался стать герцогом курляндским. Но тогда было сильно и западное влияние, клонившееся к признанию зависимости Курляндии от Польши. Вероятно, воспоминания о прежней зависимости, религиозные опасения и слабое вмешательство западных государств (австрийского и прусского), были причиною того, что объявление в Курляндии герцогом Б. (правда, в то время, когда там стояла наготове русская армия), не возбудило открытого протеста, и таким образом состоялся задуманный Петром план полного вмешательства в дела Курляндии. По случаю заключения Белградского мира, герцог Б. получает последнюю награду от императрицы 500000 р. (14 февраля 1740), вложенные в золотой бокал, осыпанный бриллиантами. Вскоре после празднования этого мира, императрица захворала и весьма опасно. Б. уже на столько привык к власти, что стал мечтать об удержании ее и после смерти Анны Иоанновны. Обстоятельства того времени не были неблагоприятны для осуществления намерения Б. Анна Иоанновна объявила наследником престола после себя Иоанна Антоновича, только что родившегося от брака Анны Леопольдовны с Антоном Брауншвейгским. Ближайшими опекунами новорожденного императора должны были быть его родители. Но неумный Антон и бездеятельная и беспечная Анна Леопольдовна представляли очень плохой залог благоденствия России под их управлением. Императрица хорошо сознавала это и потому медлила назначением регента. Б., которому приходилось опасаться отстранения от управления по смерти государыни, и решил воспользоваться этими обстоятельствами; когда окончательно убедился, что болезнь Анны Иоанновны должна иметь смертельный исход. При помощи придворной партии и ее главных представителей: Миниха, А. П. Бестужева-Рюмина, Черкасского, Головина, Остермана и др. ему удалось склонить императрицу за день до смерти подписать указ, которым он назначался регентом до совершеннолетия принца Иоанна Антоновича. Но недолго пришлось Б. держать в своих руках верховную власть. В ночь с 8 на 9 ноября Миних, с согласия принцессы Анны Леопольдовны, арестовал Б., ближайших его родственников и приверженцев. На другой день Б. с семейством отвезен в Шлиссельбург, там низвергнутый регент Б. предан суду и 18 апреля 1741 г. обнародован манифест «о винах бывшего герцога курляндскаго», из которых наибольшими были признаны: отсутствие в Б. религиозности, насильственный захват обманом регентства, намерение удалить из России императорскую фамилию с целью утвердить престол за собой и своим потомством, небрежение о здоровье государыни, «малослыханные жестокости», водворение немцев, усиление шпионства и друг.

83
{"b":"4756","o":1}