Содержание  
A
A
1
2
3
...
107
108
109
...
149

Егоров («Химический состав и усвояемость Астраханской и Сальянской паюсной И.», СПб., 1890) приводит несколько устарелые сведения о количестве ежегодно добываемой в России паюсной и зернистой И. (всего 207 т. пд" в 1860-х гг.). Более всего И. дает Каспийское море и его притоки (особенно Астраханские промыслы — устье Волги, Чеченские и Эмбинские воды, Сальянский промысел — тоже Божий промысел), затем Азовское море и его притоки и, наконец Черное море. По исследованиям Егорова, под влиянием И. усвояемость азота хлеба значительно повышается. Лучшие сорта И. превосходно усваиваются. По исследованиям Gobley'a, И. сазанов содержит (в процентах): воды — 64,08, вителлина — 14,08, оболочек — 14,53, маргарина и элаина — 2,57, холестерина — 0,27, лецитина — 3,04, церебрина — 0,20, алкогольной вытяжки — 0,39, красящего вещества — 0,03, солей — 0,82, хлористого калия и натрия — 0,49, хлористого аммония — 0,04, фосф. кисл. и сернокислого калия — 0,04, фосф. кисл. извести и магнезии — 0,29 и следы железа. Процентный состав И., по Atvater'y, и икряного сыра (прессованная и высушенная на воздухе И. некоторых рыб Дарданеллов), по Kletzinsk'ому:

В сухом веществе

Вода Азоти-стое вещество Жир Без-азоти-стый эк-стракт веще-ства Зола Безазо-тистое вещест-во Жир

Икра 73.19 21.34 3.89 — 1.58 79.59 14.50

Икряной сыр 19.38 34.81 28.87 6.33 10.61 43.18 35.81

Таким образом И. представляет богатое пищевыми началами (азотистыми и жиром) пищевое вещество, не имеющее, однако, большого значения, вследствие своей дорогой цены. Употребляется И. большею частью в виде закусок для возбуждения аппетита, для чего идут почти исключительно зернистая и паюсная И. — наиболее дорогие сорта.

Иктин

Иктин — (Ictinus) — знам. греч. зодчий времен Перикла, построивший, в сотрудничестве с Калликратом, главное афинское святилище, Парфенон, постройка которого продолжалась 16 лет в была окончена в 438 г. до Р. Хр.; вместе с Карпионом он написал сочинение об этом храме. Им выстроены также храм Деметры в Элевзисе, где совершались известные таинства, и храм Аполлона Эпикурейского в Бассах, близ Фигалии, в Аркадии (около 430 г. до Р. Хр.).

А. С — в.

Иларион

Иларион — митроп. киевский. Сведения о нем скудны. Известно только, что он был родом русский, одно время был священником в княжеском селе Берестове, рано отдал себя иноческим подвигам. По своему образованию и подвижнической жизни, И. скоро приобрел известность, его полюбил великий князь и, по желанно последнего, в 1051 г., собором русских епископов И. был поставлен русским митрополитом. Это был первый случай поставления митрополита из природных русских и в России. С именем И. связано составление церковного устава (номоканона) кв. Ярослава, относящееся к последним годам княжения этого князя. По-видимому, И. недолго оставался митрополитом: уже под 1055 г. в летописях упоминается другой митрополит, Ерем. Время кончины И. также неизвестно. Митроп. И. один из знаменитейших писателей нашей начальной литературы. Из соч. И. до нас дошли: «Слово о законе и благодати», написанное еще до поставления И. в митрополиты, «исповедание веры», произнесенное, предполагают, по случаю поставления; «Поучение о пользе душевней ко всем христианам» (некоторыми исследователями приписываемое, впрочем, Илариону Великому) и «Слово к брату-столпнику», встреченное в одном сербском сборнике XIV — XV в. Содержание первого из названных сочинений видно из его заглавия: «О законе Моисеем данном и о благодати и истине Иисус Христом бывшим, и како закон отъиде, благодать же и истинна всю землю исполни, и вера в вся языки простреся, и до нашего языка русского, и похвала кагану нашему Владимиру, от него же крещении быхом, и молитва в Богу от всея земля нашея». Слово является свидетельством быстро проникавшего в киевскую Русь византийского образования. Представителем этого, нового на Руси, элемента является не только сам автор, но уже целый кружок лиц, к которым он обращает свое «слово» и которых он называет «преизлиха насыщьшимися сладости книжные», кружок лиц, которым хорошо «ведомы книги». Замечательно в авторе его воодушевление; вся первая половина слова — как бы сплошной восторженный крик древнерусского язычника, сознавшего бедность старой веры, сравнительно с новыми идеями и понятиями, принесенными христианством. Чрезвычайно любопытно в новопросвещенном христианском митрополите и чувство национальной гордости, с которой он вспоминает о «старом Игоре» и «славном Святославе», — «не в худе бо и не в неведоме земли владычетвоваша», с гордостью заявляет писатель, — но в «Русской, яже ведома и слышиша есть всеми конци земля». «Исповедание веры» — содержания догматического, отличается богословской точностью и ясностью изложения. «Поучение о пользе душевней» и «Слово к брату-столпнику» — кратки и довольно общи по содержанию. Едва ли названными произведениями исчерпывалась вполне литературная деятельность митроп. И. "Невозможно допустить, справедливо замечает один из исследователей, чтобы человек, мало упражнявшийся в сочинениях, мог вдруг написать такое художественное слово, как «Слово о законе и благодати» И., и выражаться с такой богословской точностью, какою отличается его «Исповедание веры». Отрывок из слова митроп. И. «О законе и благодати» приводится уже у Карамзина. ("Ист. Госуд. Рос. " (I, примеч. 284), который почему-то называет его «Житием Владимира», В 1844 г. памятник, по рукописи XVI в., был издан проф. Горским, в «Приб. к твор. св. отец» (т. II, 204 — 299), вместе с двумя еще другими, вновь открытыми Горским, сочинениями И.: «Исповеданием веры» и «Поучением о пользе душевней ко всем христианам». В 1848 г. «Слово о законе» было переиздано Ундольским по более древнему списку XIV — XV в. («Чтения Моск. Общ. Ист. и Др. Российск.», 1848, № 7, стр. 21 — 41, и отдельно: «Славяно-русские рукописи в пергаменном сборнике Царскаго», М. 1848). Несколько позднее Куприяновым переиздано было и «Поучение о пользе душевней», встреченное им в несколько иной редакции, и в более раннем списке, XII — XIII в. (в «известиях И. Ак. Наук», V, 222 — 224; здесь же приведены варианты по другой рукописи, XIV в.). «Слово И., митроп. киевского в брату-столпнику» найдено было проф. Петровским в одном сербском сборнике XIV — XV в. и издано им в «Известиях Каз. Университета» (1865, 1, 47 — 84). Издатель делает предположение, что «митроп. И. мог быть если не составителем, то, по крайней мере, переписчиком существовавшего уже поучения (переводного, греческого)». Срезневский считает это слово принадлежащим киевскому митроп. И. («Древн. Пам.»; 19).

А. Архангельский.

Илион

Илион (to Ilion и h IlioV) — знаменитый по гомеровским поэмам город с Малой Азии. Слава И. уже в древности заставляла не только отдельных лиц, но и целые народы (персы, римляне) относиться с почти религиозным благоговением в тому месту, где он, по преданию, находился. В новейшее время отдельные ученые и научные общества предпринимали изыскания по топографии в истории троянской равнины. В виду сомнительности добытых до сих пор результатов приходится различать: 1) гомеровский (мифический) И.; 2) исторический И., называемый также новым И. и 3) попытки приурочения И. к современным местностям. 1. Мифический И., реже называющийся Троею (h Troih), находился в местности, потом получившей название Троады, но у Гомера, именующейся как и город — Троя, недалеко от берега Геллеспонта. И. расположен на «илийской равнине» (XXI, 558), но называется высоколежащим, aipeinh (II. 419, 686), так как, очевидно, «равнина» находилась на склоне или вершине горы (ср. II. XX, 216). Вся местность обтекалась двумя реками, потоком «быстроводным, глубокопучинным Ксанфом от богов нареченным, от смертных — Скамандром» (II., XX, 74) и «струями Симоиса» (II., VI, 4). Обе реки окружают почти всю равнину и сливают свои воды недалеко от моря (II., V, 774}. На пути от моря к городу несколько раз приходилось переходить через Скамандр. В городе находился своего рода кремль, Пергам, господствовавший как над всем, окруженным хорошими стенами, городом (Ilion euteicon), так и над равниною (II., IV, 508 и др. места). В окрестностях И. гомеровский эпос называет ряд славных мест, каковы: высокая могила старца Эсиета (II. II, 792), курган Ила, по пути из города к лагерю (II., XI, 166, 371), Фимбра, небольшой городок к С от И. с храмом Аполлона (II. X, 430 etc.), прекрасный холм Калликолона у берегов Симоиса (II. XX, 63, 161) и др. На зап. стороне города находились так называемые скэйские ворота, от которых до берега моря на протяжении нескольких стадий вела дорога, мимо большого прекрасного «бука» или дуба (jhgoV, II. XXI, 549; V, 693). В самом «великом» городе находилось святилище Афины Паллады Палладий — статуя, по преданию, упавшая с неба; была и другая священная статуя, изображавшая Афину в сидячем виде. на колена которой возлагались дары (II. VI, 92 в др.). Происхождение и история жителей И., троянцев или дарданцев, окружены разнообразными мифами. Родоначальником царского рода называется Тевкр, сын Скамандра (река) и Иды (горы); ему наследовали Дардан, Эрихфоний, Трос, Ил, Лаомедонт и Приам. Тевкр первым поселился там, где потом возник И.; по имени Дардана, зятя его, назывались дарданцы. Эрихфоний управлял мирно и введением горного дела способствовал увеличению благосостояния жителей; Трос и Ил прославляются как основатели столицы; Лаомедонт построил стены И. и Пергам, но кончил несчастно и погиб вместе со всем своим семейством от мести Геракла. При Приаме И. украсился новыми постройками, но при нем же и погиб, и, по преданию, вождь греков, Агамемнон, изрек проклятие на всякого, кто попытается восстановить И. на прежнем месте. Еще в древности мы встречаемся с мнением, что гомеровский И. погиб совершенно и «не осталось и следа его» (слова Димитрия из Скепсиды около 60 до Р. Хр. у Страбона, XIII, р. 592). Еще раньше тоже сказал оратор Ликург: «Кто не знает, что И. некогда был разрушен греками и с тех пор никогда не возобновлялся?» (Strab. ib.). Это мнение, однако, далеко не было господствующим. 2. Возобновленный И. древние видели в так называемом новом И. Как видно, однако, уже из сравнения описания обоих городов у Гомера, Геродота и Страбона, исторический И. имел мало общего с гомеровским. Греческий И. построен, вероятно, около 700 г. до Р. Хр., по словам Страбона, «во время владычества лидян», чем можно объяснить найденные при раскопках в Гиссарлике следы лидийской культуры. Убеждение в тожестве обоих И. было общее. Когда Ксеркс посетил равнину Трои, он обратил внимание на «замок Приама» и принес жертву Илийской Афине (Herod. VII, 43). В IV в. И. назван в числе городов, покорившихся Деркиллиду в 399 г. до Р. Хр.; в 359 г. его взял Харидем. Когда Александр Великий высадился в так называемой ахейской гавани у Ретийского мыса, он недалеко от берега встретил городок с храмом Паллады. Здесь жрецы показали ему якобы сохранившиеся со времени троянской войны доспехи и т. п.; Александр сделал щедрые дары храму и решил украсить и увеличить город, считая его древним И., хотя, на самом деле, нет данных считать его тожественным и с И., посещенным Ксерксом. Битва при Ипсе присоединила СЗ Малой Азии к владениям Лисимаха, построившего в новом И. великолепный храм Афины и окружившего город стенами. В III в. И. стоял во главе федерации греческих свободных городов, начиная с Лампсака на Геллеспонте до Гаргары на Арамитском заливе. В 278 г. И. был разграблен галлами из орды Лутария. Эти грабежи несколько раз повторялись и к началу II в. И. был в сильном упадке. Храм Паллады тем не менее все еще привлекал посетителей. В 192 г. Антиох Великий посетил его перед отправлением на помощь этолийцам. В 190 г., незадолго до битвы при Магнезии, римляне посещением И. оказали долг благоговения предполагаемым родоначальникам основателя Рима. Во время Суллы И. подвергся разграблению Фимбриею (87 г. до Р. Хр.), но диктатор втрое вознаградил город за причиненные ему убытки; впоследствии жители И. были объявлены свободными от налогов. Каракалла посетил И. и, подобно Александру Великому, принес жертву на кургане Ахилла. Самые поздние из монет, найденных на развалинах нового И., в Гиссарлике, относятся ко времени Констанция II (340 — 360). В IV в. жители И. еще вели прибыльную торговлю якобы троянскими древностями; позже город И. не упоминается, хотя при Константине Багрянородном был епископ в Илионской Троаде. 3) В новейшее время сделано было много попыток доказать тожество мифического города с одною из современных местностей северо-западного берега Малой Азии, обыкновенно в долине р. Мендере (Скамандра). Первые из европейских путешественников или повторяли ошибку древности или делали еще большую, смешивая И. с Александрийскою Троадою, построенною Антигоном. Таковы, напр., известия в «Observations de plusieurs singularites et choses remarqu. trouvees en Grece. Asie etc. par P. Belon» (П., 1588), «Les fameux voyages de P. della Valle» (П. 1670). В XVIII в. несколько исследователей посетили равнину И.; особенного внимания из них заслуживает англичанин Покок, в 1739 г. определивший место соединения Скамандра с Симоисом и еще несколько важных пунктов. Наибольшее внимание привлекла в себе книга Лешевалье: «Voyage dans le Troade dans les annees 1783 — 1786». Франц. путешественник предположил, что И. находился около нынешн. Бурнабаши, на вершине Бали-Даг. Не смотря на излишний пафос его книги и большую неопределенность, мнение Лешевалье долгое время господствовало среди европ. ученых; лишь англичанин Иаков Брайант доказывал, что никогда не бывало ни города Трои во Фригии, ни похода туда со стороны греков. Бали-Даг представляет из себя холм в 400 фт. вышиною, с крутыми склонами на Ю и ЮЗ к долине Мендере (Скамандра); по отзывам многих и после Лешевалье бывших в Троаде, это место более всего подходит под описание Гомера. Таково, напр., мнение Лика (Leake), в его «Journal of a Tour in Asia minor» (Л., 1824), Эрнста Курциуса, д'Эйхталя («La site de Troie etc.», П., 1875), Форхгаммера («Erklarung der Ilias», 1884, с лучш. картою И.). Таково также мнение и проф. Джебба «Homeric Troy», в «Fortnightly Review» и ст. «Troad», в "Encyclop. Britan. " (ХХIII, 1888). Не раз предпринимавшиеся на вершине Бали-Дага раскопки (в незначительных размерах) привели к открытию древних стен и некоторых гончарных изделий, которые могут быть отнесены к 900 г. до Р. Хр. К долине Дюмбрек приурочивал Илион Е. Brentano, «Alt-Ilion im Dumbreck-Thale» (Гейлбр. 1877); «Zur Losung der troischen Frage» (ib., 1881); «Troja und Neu-Ilion» (1882). В последнее время больше всего слышно голосов за Гиссарлик, т. е. высказывается предположение, что новый (исторический) И. был построен на месте гомеровского. За Гиссарлик стоят: G. Eckenbrecher («Die Lage der homerischen Troja», Дюссельд., 1875), Steitz ("Neue Jahrb. fur Philos. u. Padag. ", III, 1875, 225 sq.), Ed. Meyer («Geschichte der Troas», Лпц., 1877), Virchow («Beitrage zur Landeskunde d. Troas», в "Abhandl. Berl. Ak. ", 1879). Основа последнего мнения — знаменитые раскопки Г. Шлимана, опубликованные в его: «Trojan. Alterthumer» (1874), «Ilios» (1881), «Troja» (1883). Под новейшими наслоениями и развалинами историч. Илиона Шлиману удалось обнаружить «сгоревший город», по его убеждению, тожественный с гомеровским И. Низшие слои находок в Гиссарлике содержат предметы, относящиеся к началу бронзовой эпохи, гораздо более ранней, чем найденные микенские древности, в свою очередь более древние, чем гомеровский период. Ср. Fr. Lenormant, «Les Antiquites de Troade» (П., 1876). Чуждая увлечений оценка находок Шлимана W. Christ: «Sitzungsber. des bayer. Akademie», 1874, Phil. Hist. Cl. p. 185 sq. Эти находки лишь точнее определили местоположение нового И. и доказали, что под ним находятся развалины древнейшего, некогда погибшего от пожара, города. Весьма возможно, что здесь было местопребывание какого-либо племенного старшины или святилище местного божества, вроде фригийской Аты или великой матери богов. Ср. Keller, «Die Entdekung Ilions in Hissarlik» (Фрейбург, в Бр., 1875); Bursian, "Litt. Centralbl. " (1874, p. 814). А. Ловягин.

108
{"b":"4757","o":1}