ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А.С — в.

Интеграция

Интеграция — явление в языке, заключающееся в том, что составные морфологические части известного слова (корень, суффикс, префикс) уже не обособляются в нашем сознании, как отдельные части слова, и все слово (или его часть), хотя бы и разложимое, путем научного анализа, на свои составные части, чувствуется одним цельным словом. Ближайшая причина этого явления, как и всех морфологических процессов — чисто психического характера. Отдельные части слов обособляются в нашем сознании только благодаря ассоциациям, по сходству между представлениями схожих частей слова. Представления слов: ход, ход-ить, в-ход-ить, вы-ход, в-ход и т.д. ассоциируются между собою по сходству повторяющейся в них одной общей части ход-. Представления слов: ход-ить, воз-ить, плат-ить и т.д. или руч-ка, нож-ка, улов-ка и т.д. ассоциируются между собою по сходству одной общей части — ить или -ка (окончание, суффикс), встречающейся в каждом из них и придающей им один общий оттенок значения (неопределенного наклонения, уменьшительный). Представления слов: в-ход, в-нос, в-воз и т.д. в-ходить, в-носить, в-возить и т.д. ассоциируются между собою по сходству общей им всем части в-, придающей один и тот же постоянный оттенок значения. Благодаря этим ассоциациям, мы обособляем в нашем сознании корни, префиксы, суффиксы и отличаем их друг от друга. Таким образом, обособление отдельных частей слова зависит: 1) от присутствия простых слов (и корней), рядом со сложными, 2) от присутствия известного общего корня с основным значением, как ход— в целом ряде сложных слов, осложненных известными побочными оттенками значения: при-ход, в-ход, доход, у-ход — при-ходить, в-ходить, до-ходить и т.д. 3) от присутствия известных суффиксов или префиксов, с постоянным значением, в целом ряде слов: ход-ить, воз-ить, плат-ить — вход-ить, внос-ить, ввод-ить и т.д. При отсутствии одного вида нескольких из этих условий, отдельные части слов обособляются с трудом или совсем не обособляются. Так мы не чувствуем корня у в словах об-у-ть, раз-у-ть, потому что нет простого глагола у-ть. Скорее корнем чувствуются сложные (с префиксами) комплексы обу— и разу-, так что образуется глагол переобуть, а не пере-уть. Неологизм Пушкина «безуханный» не привился, потому что нарушил эти условия: простого слова ухать или уханный нет, а есть только сложное благоуханный. Если основное значение простого слова отошло от основного значения сложного, обособление также затруднено: в слове находить, имеющем уже переносное и отвлеченное значение, мы не чувствуем ясно префикса и корня, тогда как в словах наехать, наскочить граница между корнем и префиксом чувствуется сразу. Это происходить от того, что общее значение находить не получается прямо из отдельных значений на+ходить, тогда как общее значение напхать, наскочить получается прямо из суммы значений на+ехать, на+скочить. Там мы чувствуем корнем наход-, а здесь ех-, скоч-. Подобному сращению (в нашем сознании и природном языковом чутье) нескольких частей слова в одно целое и дано название И. (покойным проф. казанского унив. Н.В.Крушевским; его: «Очерк науки о языке», Казань, 1883, стр. 73 и след.). Образчики других подобных слов с И.: понос (в смысле = диаррея), исчезать, затевать, подушка, образ и т.д. Никто, например, не чувствует родства слов образ и резать, подушка и ухо, хотя оно между этими словами имеется. Корнями являются здесь уже комплексы образ— подушк— и т.д.

С.Булич.

Интенция

Интенция, интенционализм — взгляд, по которому нравственное достоинство действия определяется исключительно его намерением. При ложном толковании И. переходит в приписываемое Иезуитскому ордену правило, что цель освящает средства.

Интервал

Интервал — музыкальный термин, обозначающий отношение (по высоте) одного звука к другому. Звуки или ступени диатонической мажорной гаммы образуют следующие И.: унисон или прима, секунда, терция, кварта, квинта, секста, септима, октава. Названия их связаны с числом крайних ступеней И. и ступеней, находящихся между ними. Ноты читаются от нижней к верхней. Названия количественных величин И. следующие; прима чистая (до-до); секунда большая или целый тон (до-ре), состоящий из двух соседних ступеней диатонической гаммы, между которыми лежит одна ступень хроматической (до-диез), секунда малая или диатонический полутон (ми-фа), состоящий из двух соседних ступеней диатонической гаммы; большая терция (до-ми), крайние ноты которой отстоять на два тона; малая терция (ми-соль) — крайние ноты отстоят на 11/2 тона; чистая кварта (до-фа) — крайние ноты отстоять на 21/2 тона; увеличенная кварта (фа-си) или тритон — на 3 тона; чистая квинта (до-соль) — на 31/2 тона; уменьшенная квинта (си-фа) — на 2 тона и два полутона; большая секста (до-ля) — на 41/2 тона; малая секста (ля-до) — на 3 тона и два полутона, большая септима (до-си) — на 51/2 тонов; малая септима (ре-до) — на 4 тона и два полутона; чистая октава (до-до) — на 5 тонов и два полутона. Каждый И. расширяется oт повышения в нем, с помощью хроматического знака, верхней ноты на 1/2 тона или понижения нижней. И. суживается от понижения верхней ноты или повышения нижней. Энгармонические И. — те, которые одинаково звучат, хотя различно пишутся, и называются. Есть еще составные И., выходящие из пределов октавы: нона (8-ва + 2-да), децима (8-ва + 3-я), ундецима (8-ва + 4-та), дуодецима (8-ва + 5-та), терцдецима (8-ва + 6-та), квартдецима (8-ва + 7-ма), квинтдецима (8-вa + 8-ва). Чистая прима, октава, квинта, кварта, большие и малые терции и сексты считаются консонансами, остальные И. — диссонансами. При перемещении в основном И. нижнего звука на октаву или больший И. вверх или верхвего звука на такие же И. вниз происходит обращение и изменение И.

Н.С.

Интерес

Интерес — в более широком значении есть участие, принимаемое человеком в какомнибудь событии или факте и вызываемое как свойством факта, так и склонностями самого человека. В более тесном смысле И. обозначает выгоду или пользу отдельного лица или известной совокупности лиц, противополагаемые выгоде и пользе других лиц. В последнем смысле по преимуществу выражение И. употребляется в этике и праве: говорят об И., как главном стимуле человеческой деятельности (утилитаризм), о борьбе И., о политике И. Среди современных юристов распространено воззрение на право, как на «защищенный И.», высказанное Терингом и разделяемое другими выдающимися юристами. К этому смыслу слова близко и техническое понятие И. в гражданском праве, служащее, главным образом, масштабом для определения размера вознаграждения за вред и убытки, причиняемые правонарушениями. В современном праве подлежащие возмещению вред и убытки оцениваются не по объективной мерке стоимости самого предмета правонарушения, а по субъективной — степени заинтересованности лица в обладании этим предметом, Оцененная применительно к данному липу выгода от обладания тем или иным нарушенным правом и есть И. в юридическом смысле. Так как эта выгода может быть как реальной, так в идеальной, то говорят об имущественном и неимущественном интересе (в немецкой литературе последний называют И. «особого расположения, пристрастия», Affectionsinteresse). Правила о способах возмещения первого выработаны в римском праве и точно установлены в современной теории. Имущественный И. слагается из действительной стоимости поврежденного или утраченного вследствие правонарушения предмета (damnum emergens), плюс те имущественные выгоды, которых лицо лишилось вследствие утраты или повреждения предмета в данное время (lucrum cessans). Недоставленная или доставленная должником слишком поздно вещь могла быть перепродана кредитором третьему лицу по высшей цене; при своевременном ее получении в известном месте кредитор мог бы увеличить все свое имущество или часть его, пустив его в оборот, в который оно не могло поступить без этой вещи (обещана, напр., лошадь, которая составила бы с уже имеющимися налицо одномастную и слаженную тройку). Все эти потерянные выгоды и возмещаются в виде И. лица в данном праве (Из сказанного следует, что оценка стоимости нарушенного права совершается не на основании только стоимости его объекта, а применительно ко всему имуществу потерпевшего или части имущества, связанной с этим объектом. Поэтому И. определяют еще как разницу между состоянием имущества до правонарушения и после него). При расчете этого И. принимается во внимание обычное положение вещей: состояние рынка в данном месте, обычный порядок и цены сделок и т.д., а не гадательные соображения потерпевшего. Не требуется, кроме случаев расчета спекулятивных выгод, несомненных доказательств того, что сделка, с которой связан был И. кредитора, непременно состоялась бы или что кредитор несомненно принял бы меры к тому, чтобы она состоялась; достаточно доказать, что она, при данном положении дел, могла бы состояться. При оценке непосредственно причиненного вреда принимается во внимание, однако, и образ действий потерпевшего; с его стороны должны быть налицо заботы об отвращении вреда. Так напр., кредитор, не получивший вовремя от должника кормов для скота, не может уморить свой скот голодом и потом взыскать стоимость скота; он должен постараться, если можно, купить корм в другом месте, а должник — уплатить цену, заплаченную кредитором. Само собою разумеется, что расчет вероятных выгод не может идти в бесконечность; возмещается, кроме цены объекта, только непосредственно утраченная вследствие правонарушения выгода, выгода же на выгоду не возмещается. В случае получения потерпевшим, вместе с вредом от правонарушения, и выгод от него, производится обыкновенно зачет выгод и убытков.

129
{"b":"4757","o":1}