Содержание  
A
A
1
2
3
...
40
41
42
...
149

Жерлянка

Жерлянка (Bombinator) — род бесхвостых земноводных из семейства чесночниц, (Pelobatidae). По общему виду похожа на жабу; кожа бугорчатая; язык тонкий, почти вполне приросший, зубы в верхней челюсти и на небе (именно на сошнике двумя группами), зрачок щелевидный, передние пальцы свободны, задние с полными перепонками: голосовых пузырей, ушных вздутий и барабанной перепонки нет. Единственный вид (В. igneus) сверху оливково-серого или оливково-бурого цвета с отдельными черноватыми пятнами, снизу оранжево-желтого с черноватыми или голубоватыми пятнами (последний цвет может составлять фон, а оранжевый — пятна). Величина 4 стм. Держится в стоячих и текучих водах в Средней Европе от низменностей до высот в 1, 5 км. Быстро прыгает, икра откладывается комками. Если ее беспокоить, выделяет белое, пенистое вещество. Издает печальные звуки, подававшие повод к суевериям.

В. Кн.

Жертвенник

Жертвенник — возвышение, на котором приносились жертвы. Основной тип его — это возвышенность, дающая возможность приносить жертву не на самой земле, а над нею, ближе к небу, как обиталищу божества. Поэтому и самые жертвенники созидались обыкновенно на «высотах», о которых так часто говорится в Библии. В Ветхом Завете Ж. встречаются уже рано (при Ное), хотя и в первобытной форме. Иаков, например, сделал Ж. из простого камня, который служил для него изголовьем в предшествующую ночь. С развитием культа Ж. начал все более принимать искусственные формы. Уже сам Иаков нисколько позже строил Ж. — по всей вероятности, из простых вытесанных камней, сложенных в виде плоской кучи, на которой можно было развести огонь и положить жертву. И. Навин построил Ж. из камней, взятых со дна Иордана, после чудесного перехода чрез него израильтян. Ему же повелено было построить жертвенника из нетесаных камней на горе Гевал (Второз. XXVII, 5). С построением скинии жертвенник сделался существенною принадлежностью этого святилища; но так как самая скиния была подвижным храмом, то и Ж. сделан был из дерева, как более пригодного к переноске вещества. При скинии было два жертвенника — один для жертв всесожжения, а другой для жертв курения; первый был покрыт медью, второй — золотыми плитами. Ж. всесожжения представлял собою нечто в роде ящика и имел внутри медную решетку для дров, а по бокам — кольца, для несения его на шестах. Выдававшийся по углам возвышения, так назыв. «роги», были особенно важными местами: прикосновение к ним служило знаком желания всецело предаться на милосердие Божие, равно как обеспечением неприкосновенности и безопасности от мщения. Ж. кадильный имел вид стола; на нем утром и вечером совершалось первосвященником, а затем и священниками, курение благовонных трав. От ветхозаветной церкви Ж. перешли и к новозаветной и доныне составляют принадлежность храмов, как православных, так и римско-католических (у протестантов удержалась только идея Ж., вследствие чего у них Ж. называется стол, к которому подходят верующие для причащения). Ж. в христианских црк. делались сначала из дерева, а со времени Константина Великого — и из камня. С VI века зап. црк. стала исключительно допускать только каменный Ж.; а на Востоке и доныне употребляется деревянный. Ж. не составляет исключительной принадлежности еврейской и христианской религии; он встречается в различных формах, во всех языческих религиях. От древних языческих народов — египтян, ассиро-вавилонян, персов, греков, римлян — сохранились прекрасные образцы Ж. (в виде каменных столов, столбов или ящиков), которые можно видеть в лучших музеях, особенно Британском. — См. Kitto, «The Tabernacle and its furniture» (1849); Ugolini, «Thesauros antiquitatum sacrarum», t. VIII; Bahr, Symbolik d. Mos. Cultas" (т. I).

А. Д.

Жесть

Жесть, fer-blanc, Weissbiech, tin-plate. Железо под влиянием влажного воздуха очень быстро покрывается ржавчиной, которая, ежели железо тонко, проедает его даже насквозь. Во избежание этого поверхность тонких железных листов покрывают слоем олова — «лудят»; такие луженые железные листы получают название Ж.; металл при этом становится годным к употреблению во многих таких случаях, где обыкновенное железо не пригодно. Но для того, чтобы полуда была действительно полезной, необходимо, чтобы ни малейшая частица поверхности листа не оставалась непокрытою оловом, потому что в противном случае железо окисляется еще скорее, чем лист нелуженый (в тех случаях, когда металл смачивается водою или даже находится во влажном воздухе, соприкосновение двух металлов образует гальваническую пару, способствующую ржавлению железа). Это обстоятельство так важно, что на быстрое изменение листа железа имеет влияние отсутствие полуды даже на весьма малой части поверхности. Такие малые пороки обыкновенно устраняются натягиванием (наклепкой) олова, лежащего возле непролуженого пятнышка. Совершенно по той же причине не может долго служить Ж. с обрезанными кромками, ежели эти кромки остались не покрытыми полудой; при этом окисление начинается с краев и распространяется по всей поверхности с чрезвычайной быстротою. Для приготовления жести сыздавна предпочитается листовое железо, приготовленное на древесном угле. Особенно же пригодными листами можно считать выкатанные из мартеновского металла, но при этом должна быть соблюдаема известная осторожность, а именно выбранные листы должны быть без пузырьков и шлаковин, излом листа должен быть или мелкозернистый или равномерная и чистая жила. О прокатке таких листов будет сказано далее, в отделе о листовом железе; здесь же сообщается только описание приемов, употребляющихся при покрытии железа оловом. Для этого: 1) железо очищают, что делается таким образом: на 8 ящиков, в 225 листов каждый, берут 5 фун. хлористо-водородной (соляной) кислоты. крепостью в 25°, разбавляя ее 30 фунтами (ведром) воды; каждые лист сгибают в форме W и погружают один за другим в кислоту так, чтобы обе поверхности были хорошо смочены. 2) После 5 или 6 минутного погружения в кислоту, подводят под листы железную полосу и вынимают их из жидкости по три за раз и относят для сушки в печь, нагретую до темно-красного цвета; когда листы дойдут до этой температуры, их вытаскивают из печи и оставляют охлаждаться на воздухе. При этом поверхность листов покрывается слоем окалины, которая легко удаляется при следующее работе — «выпрямление листов».

Обе эти предварительные работы — промывание в кислоте и нагрев докрасна имеют совершенно ясное назначение, а именно: из описания листового передела будет видно, 1) что железные листы всегда могут иметь на своей поверхности вдавленные частицы — окалины, чего отнюдь нельзя допускать в операции лужения, а отсюда является необходимость удалять эти окислы квашением, кислотой и т. п., 2) при прокатке металл вытягивается в 8 и более раз и потому он наклепан, для придания же листам гладкой поверхности (необходимой для полуды) их непременно должно будет подвергнуть новой механической обработке, успешность которой возможна только с металлом мягким; отсюда само собою является необходимость отжига. Следующая операция «выпрямления листов» делается так: рабочий берет в клещи за раз от восьми до десяти листов и бьет их об чугунный пень, пока от них не отскочить вся окалина. Затем листы пускают в вальцы, имеющие около 18 д. диаметра. Листы при этом вполне выглаживаются, но на их поверхности местами видны темные пятна, для уничтожения которых листы квасят, держа их погруженными в течение 10 или 12 часов в воде, которая настаивалась в течение 8 или 12 суток отрубами или мучными высевками; — после квашения листы погружают в воду, слабо подкисленную серною кислотою. Эту операцию делают в ящике, обложенном свинцом; кислотность раствора не превосходить нескольких сотых %. По прошествии часа листы быстро вынимают из ванны и погружают в чистую воду, где трут их оческами (паклею) с песком; под этой водой листы сохраняются до покрытия их оловом, но эта последняя работа не может быть совершаема над мокрыми листами, потому что погружение такого листа в баню расплавленного олова неминуемо произведет взрыв с выбрасыванием металла из котла; предварительная же просушка листов на воздухе неминуемо повлечет за собой, окисление поверхности, что сильно влияет на прочность и надежное прилипание олова к железу, т. е. на доброкачественность Ж. Для получения прочной полуды употребляют следующий прием: в котел, вмазанный в топку, кладут или свинки олова или зерненое олово, которое получают выливая в воду сплав, состоящий из 70 ч. олова и 1 ч. меди. Во избежание окисления металла с поверхности на расплавленное олово кладут достаточное количество сала или жиру, так что оно образует слой около 4 дм. толщиною. Топка должна быть устроена так, чтобы она не могла быть причиной воспламенения сала, покрывающего металл. Рядом с котлом для плавления олова помещается второй, который наполняется только салом. Операцию лужения начинают погружением листа за листом в котел с салом до тех пор, пока котел не будет вполне наполнен; здесь оставляют их лежать около часа времени; находят, что такой прием способствует лучшему приставанию олова. Из котла с жиром листы (вместе с приставшим к поверхности тонким слоем жира) погружаются в оловянную баню, при чем листы ставятся вертикально. За раз в баню вводят до 340 штук и для получения хорошей полуды держат их по крайней мере полтора часа. Менее продолжительное погружение может дать худую полуду, так как для образования промежуточного сплава железа с оловом необходимо долгое время соприкосновения. Что при лужении действительно происходит настоящий сплав, в этом легко убедиться, стоит только лист жести обработать разбавленной соляной кислотой, при этом обнаружится на поверхности огромное количество углублений, которые не имели бы места, ежели бы олово не проникало в железо, потому что лист после прокатки до погружения имеет поверхность превосходно ровную. Успех лужения весьма много зависит от температуры ванны. Ж. получается дурная и некрасивая как при избытке, так и при недостатке нагрева; по-видимому тонкие листы требуют более высокого нагрева, чем толстые; при холодной ванне зеркальная поверхность олова подергивается желтоватою пленкою окисла, напротив, ежели поверхность кажется темное и нею и при этом капля расплавленного сада, брызнутая на поверхность бани, вспыхивает сразу, то это прямо показывает слишком высокую температуру. Листы, вынутые из оловянной бани ставятся за железную решетку, при этом с них стекает избыток олова, которое почти всегда собирается у нижнего края листа. Иногда даже на поверхности листа получается олово толще, чем нужно, равно как оказывается приставшими окисел и грязь; очистку Ж. и удаление избытка олова делают посредством операции, называемой промывкою. Она состоит в следующем: в промывальном отделении имеются 4 котла; в первом расплавляется чистое, самое лучшее олово, во втором расплавленное сало, чистое или искусственно очищенное от соли, третий котел не нагревается, он имеет на дне решетку и, наконец, четвертый — лощильный, в котором имеется на дне всего только нисколько сантиметров олова. Баня, служащая для промывания Ж., делится подвижною перегородкою на две части. Работник сперва вынимает перегородку и когда окисел олова соберется на поверхности, он его счищает кочережкою к одному краю и снова ставить перегородку, таким образом он одновременно и очищает, и уединяет ту часть бани, где будет делать последнее погружение. Окислы и грязь, которые пристают к металлу в котле лужения (где употребляется олово менее чистое), при погружении в эти бани также всплывают на поверхность. Когда уже некоторое количество ящиков очищено, работник выбрасывает собравшуюся на поверхность грязь, вспенивает ванну и получающуюся убыль дополняет оловом первого котла (промывка требует самого лучшего металла).

41
{"b":"4757","o":1}