ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что касается жмыхов конопляных, то они уступают жмыхам льняным и подсолнечным, так как вдвое больше содержат трудно переваримой клетчатки. Во всем остальном они могли бы заменять льняные Ж., но конопли теперь сеют меньше, отчего конопляные Ж. теперь трудные доставать, чем льняные. Потребление конопляных жмыхов ограничивается в настоящее время некоторыми черноземными нестепными губ., где еще довольно сеют конопли, каковы Орловская, Курская, Черниговская, Полтавская и др., а здесь, как известно, мало развито скотоводство, особенно мелочное. Поэтому конопляные Ж., как и подсолнечные, больше идут за границу.

Наконец Ж. рапсовые у нас еще в меньшем употреблении. Рапс от нас вывозится больше зерном. Зато в Германии рапсовые Ж. в наибольшем употреблении, потому что они дешевле других. Но эти Ж., когда их распускают в воде, получают неприятный острый вкус и животные не скоро к ним привыкают. Поэтому рапсовые Ж. советуют давать в сухом виде, посыпая ими резку, а еще лучше употреблять Ж. обезжиренные (рапсовую муку), как они получаются из маслоэкстракционных заводов, где масло не отжимается, а извлекается химическим путем. Есть не мало и других масличных Ж., также годных для кормления скота, каковы напр. пальмовые, кокосовые, кунжутные, маковые и др., но о них, по неупотребительности их в русском хозяйстве, мы говорить не будем.

А. Советов.

Жокей

Жокей (англ. Jockey) — ездовой, правящий лошадьми на конских скачках. любители скакового спорта соединяются в общества — Ж. клубы. Ж. до и после скачек взвешиваются, так как при скачках вес груза, который несет лошадь, должен быть точно определен. Вес Ж. — почти всегда 3 пуда с небольшим числом фунтов. Их специальность требует крайне воздержного образа жизни. Если Ж. — не сам хозяин скаковой лошади, то плата за скачку заранее определяется, помимо процентов от суммы взятого приза. Из них обыкновенно вырабатываются хорошие тренера.

Жонглер

Жонглер, новофранц. jongleur, от старофранц. jogler, jugler (из лат. jocularis ср. итал. giocolare), первоначально значило забавник, игрец. — Средневековая Европа унаследовала от древнего мира бродячих музыкантов и фигляров, представления которых в городах, селах и больших усадьбах до некоторой степени заменяли церковные игры и театральные зрелища. Первоначально эти забавники не имели ничего общего с творцами и носителями национальной поэзии (скальды у скандинавов, scopas у франков и др.), но впоследствии их стали с ними сливать под именем Ж. С IX ст. Ж. упоминаются, как певцы народных песен, сопровождающие свое пение игрой на скрипке, для чего они употребляли особого рода смычок, согнутый в виде лука. Подобно древним германским певцам, они участвуют в походах и сражениях, воодушевляют своими песнями войска, а потом бьются, как храбрые воины; они же служат послами и разведчиками; иные из них состоят при одном дворе, другие постоянно переходят от одного к другому; в общем они — народ неусидчивый и бездомный; отчасти по этому, отчасти по их связи с забавниками низшего рода (joculares), они считаются людьми легкомысленными и у представителей церкви находятся в презрении. Когда, по мере развития национальной поэзии, в ней усиливается элемент личного творчества, Ж., как певцов и исполнителей, противополагают поэтам-изобретателям — труверам сев. Франции, трубадурам южной. Трувер сочиняет поэму о подвигах национального, или провинциального героя); Ж. приобретают у него список поэмы, выучивают ее наизусть и отправляются из замка в замок распевать ее. Если Ж. попадет туда во время праздника или съезда, его не только угостят, во и одарят одеждой, деньгами, конями; все приобретенное таким образом Ж. часто спускает в ближайшей гостинице. При провансальских трубадурах Ж., играющие на разнообразных инструментах, составляют нечто в роде оркестра; но те же жонглеры разъезжают по замкам и без трубадуров, исполняя песни последних. Таким образом они служат посредниками между поэтами и публикой и играют роль живой книги или нынешней периодической печати. Как на С, так и на Ю Франции не всегда возможно провести строго разграничивающую черту между поэтом и Ж. Когда документы говорят о тех почтенных «joculatores» которые воспевают подвиги князей и жития святых, доставляя тем утешение людям в их скорбях" (Summa de poenitentia), они, очевидно, не отделяют поэта от исполнителя. С другой стороны, когда старофранцузские и провансальские литературные памятники рекомендуют хорошему жонглеру не только уметь играть на разных инструментах, но также вертеть на двух ножах мячи, показывать марионетки, плясать, скакать через кольца, бегать на канате, немного колдовать, даже советуют ему иметь при себе дрессированных животных и обезьян, они явно сближают носителя поэзии с площадным фигляром. Такое сближение было тем возможнее, что Ж. распевали не только chansons de geste и любовные песни или серьезные сирвенты трубадуров, но также и сказки самого разнообразного содёржания и фаблио, часто до крайности скабрезные; последний элемент, без сомнения, усилился, когда, по мере возвышения и обогащения городов, Ж. стали распевать свои песни не в рыцарских замкам, а на площадях и ярмарках, и в вознаграждение собирать мелкие монеты с доброхотных дателей. Ж. часто путешествовали и работали целыми труппами, в которых бывали и женщиныжонглерессы, не отличавшиеся, большею частью, строгостью нравов. Эти бродячие Ж. падали все ниже и ниже и обратились в площадных шутов и фокусников, не брезгавших и воровством, а жонглеры, состоявшие на постоянной службе (ministerium) при каком-нибудь дворе, стали называться менестрелями. Жонглерам романских народов соответствуют немецкие шпильманы (Spielleute). См. Leon Gautier, «Les epopees francaises» (П., 1865, 1, 344 и след.); Vogt, «Leben und Dichten der deutschen Spielleute» (Галле, 1876); E. Freumond, «Jongleurs and Menestrels» (Галле, 1883). Ср. A. H. Веселовский, «Разыскания в области русских дух. стихов» (VI — X, СПб., 1883; прилож к XLV т. «Зап. акд. наук», стр. 149).

А. К.

Жрецы

Жрецы (одного корня со словом жертва) — посредники между богами и людьми. При культе предков не было надобности в содействии Ж.: каждый глава семьи (или родоначальник) являлся жрецом этого культа, возносил молитвы, совершал возлияния и жертвоприношения своим домашним (или родовым) богам. Возникновение особого класса Ж. было вызвано появлением общественных жертвоприношений, но в особенности необходимостью специальной подготовки к отправлению культа, для которого, по мере его развития, складывалась известные правила. У всех первобытных народов мы встречаем кудесников, за которыми признается дар вступать в сношения с невидимыми духами и даже принуждать их к послушанию. Cев.-aмepик. медицинмены, бразильские пиаи, южно-африк. жрецы-фетишисты, австралийские и папуасские кудесники, нойды лопарей и проч. — все они служат тому же культу и прибегают к тем же приемам, что и сибирские шаманы, имя которых стало в науке нарицательным. Все они живут вдали от своих племен, воспитывают себе преемников, подвергая своих учеников посту и покаяниям, и лишь после этого передают им свои тайные знания. В процессе дифференциации общества эти жрецы-кудесники послужили ячейкой, из которой развилось сословие, а местами и каста Ж. Могущественные касты Ж. мы находим у целого ряда африканских племен, но особенного развития они достигли в древних теократиях Индии и Египта. У иранцев существовала священная каста Атгарвал, вполне соответствовавшая в древности одноименной касте Индии; и та, и другая состояли, как указывает их название, из жрецов-огнепоклонников, которые впоследствии стали называться магами. В древней Греции, где жреческий культ развился, главным образом, в связи с определенными святилищами, не было жреческой касты, хотя наследственные жреческие роды и были. В Ж. (iereuz) поставлялись обыкновенно лица высших сословий, отчасти посредством выбора, отчасти посредством жребия; где звание Ж. было в известном семействе наследственное, там дело обыкновенно решалось правом первородства или жребием, но иногда решение предоставлялось суду. Ж. мог стать только природный и полноправный член общества, отличавшийся безукоризненной нравственностью, отсутствием телесных недостатков и вообще наружностью, достойной божества. При некоторых культах требовался юношеский возраст или девственность, а при других беспрерывно находились замужние женщины. Большею частью божества муж. пола имели служителями мужчин, женские — женщин. Обыкновенно служба Ж. была пожизненная. Они пользовались доходами с угодий храма, получали определенную часть жертвенных животных и др. приношения и сборы, считались неприкосновенными и имени право на почетное место в театре и в других собраниях. Одежду Ж. обыкновенно носили белую, иногда пурпурную или шафрановую, венки и повязки на головах и длинные волосы. В торжественных случаях некоторые Ж. являлись в типическом облачении божества, представителями которого они служили; часто они даже носили при этом его имя. При отправлении культа Ж. пользовались содействием их помощников, которые распадались на два класса. Одни не находились в тесной связи с культом и исполняли только некоторые временные обязанности, как носильщики священных предметов при процессах, мальчики и девочки, выбранные для хора и т. п. Ко второму классу помощников Ж. принадлежали постоянные служители храма — неокоры или пономари, глашатаи и в особенности музыканты и певцы. Первоначально постоянные помощники Ж. набирались из сословий, служивших за плату, но с течением времени должности эти сделались почетными. В Риме высшая жреческая власть сначала принадлежала царю. После изгнания царей установлена была, для совершения жертв, должность жреца — Rex sacrificulus или sacrorum, жена которого также исполняла должность жрицы и назыв. regina sacrorum (подобным образом и греки во многих местах, по отмене царского достоинства, сохранили титул — царь — для обозначения Ж., заступившего место царя в культе). Впоследствии на ряду с rex sacrificulus стал фламин Юпитера (flamen dialis). Заведываниe религиозным бытом, общественным и частным богослужением перешло в понтифексам, которые имели над всеми жрецами карательную власть и в коллегии которых председательствовал верховный жрец (роntifex maximus), в первые времена выбиравшийся в комициях по трибам; прочив жрецы (sacerdotes) выбирались своими коллегиями, которые охотно назначали преемниками умерших Ж. сыновей их, если они выдерживали установленные испытания. Новоизбранные посвящались понтифексами и авгурами. Впоследствии императоры присвоили себе право избирать жрецов. Требования при выборе жрецов у римлян были приблизительно те же, что и у греков. Одежду Ж. составлял белый плащ (у понтифексов обшитый пурпуровою каймой, у авгуров, фламинов и др. — смешанной с пурпуром) и шерстяная остроконечная шапка (apex). Высшие Ж. имени курульное кресло и ликторов, почетное место в театре и сенате, право на колесницу в процессиях. Все Ж. были свободны от военной службы и от чрезвычайных государственных повинностей, обыкновенно были несменяемы и не могли быть привлекаемы к ответственности гражданскими чиновниками (за исключением цензора). Им были отведены земельный угодья и дома; кроме того они получали известную часть жертвенных животных. Сначала Ж. не допускались к занятию других государственных или военных должностей, но впоследствии от этого правила часто делались отступления. При исполнении богослужебных треб Ж. могли пользоваться содействием своих жен и детей, а при некоторых жертвоприношениях (sacra) у них состояли помощниками еще особые молодые люди и женщины (Camilli, Camillae). Во время империи отдельных коллегий Ж. насчитывалось 23. Учреждение большей части жреческих коллегий римляне приписывали Нуме Помпилию. — У восточных славян, предков нынешнего русского народа, равно как и у южных, не было особого класса Ж., как не было и развитого общественного богослужения. Даже в таких городах, как Новгород и Киев, не было храмов, хотя и были деревянные идолы. В каждом роде старейшина был вместе и Ж.: он приносил жертвы, гадал о будущем. Общественные жертвоприношения совершались старейшинами в естественных капищах — рощах, а также у воды, при чем жертва имела характер трапезы, поставляемой богам и душам умерших. Были у восточных славян и кудесники-волхвы, но они не имели значения Ж., посредников между богами и людьми; они могли вступать в сношения только со злыми духами. У балтийских славян строились храмы, в связи с этим развилось и могущественное сословие Ж. Жрецы балтийских славян носили особое белое одеяние, имели наблюдение за священными конями, содержавшимися при храмах, назначали дни праздников, закалывали жертву, вопрошали богов и предвещали народу будущее, возглашали молитвы, подавали присутствовавшим во храме советы и поучения. Прочная и довольно сложная жреческая организация существовала. у древних литовцев. Духовным главой литовцев был верховный Ж. Криве или Криву-Кривайтис (Криве-Кривейто), имевший пребывание в Ромове; за ним следовали второстепенные Ж называвшиеся вайделотами, а затем низшие степени Ж., носивших различные наименования. Полагают, что власть Криве распространялась не только на народы литовские, но и на некоторые чудские племена (эсты, дивы) и на кривичей, предков нынешних белорусов. Костомаров, сопоставляя слова Криве и Кривичи, приходит к тому заключению, что уже в конце Х и начале XI века жреческое сословие било вполне организовано. В противоположность установившимся воззрениям, проф. А. О. Мержинский оспаривает мысль о широком распространении власти Криве и думает, что Криве — собственное имя последнего Ж. огня в Ромове. Из современных русских инородцев, пребывающих еще в язычестве, но вышедших уже из периода шаманства, особую жреческую организацию имеют вотяки. Верховный Ж., в каждой большой деревне (иногда — один для нескольких деревень), называется туно. Обыкновенно звание и знания туно переходят от отца в сыну, но и всякий изучивший искусство туно может занять эту должность. Туно пользуется громадным авторитетом; он объявляет народу волю богов, но жертвоприношений сам не совершает, избирая для этого особых Ж. Для служения каждому божеству избираются два Ж.; кроме того существуют и др. Ж. второстепенного значения, занимающиеся изготовлением жертвенных яств и исполняющие другие подготовительные к жертвоприношениям работы.

50
{"b":"4757","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
Моя судьба под твоими ногами
Могила в горах
Ермак. Телохранитель
Верь и не грусти. Проверенные рецепты счастья
Тренажер по чтению
Язык жизни. Ненасильственное общение
Призраки Сумеречного базара. Книга вторая
Тысяча и одна ночь. Арабские сказки для детей