ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С. Б.

Заказник

Заказник: — 2) Заповедный пруд и т. п. 3) Заказная роща, заказной лес, заказное место, заказ — названия, впервые введенные законоположениями Петра Великого и Екатерины I для лесных пространств, лежащих на заповедных расстояниях («заказных верстах») от известных рек. Указами Екатерины II повелено в лесах, приписанных к заводам и фабрикам, а также принадлежащих селениям ведомства директоров домоводства, отделить, окопать рвами и беречь на государственное кораблестроение пятые части высокоствольных лесов (дуба, бука, граба, грабыльника, карагача, сосны, ели, пихты, лиственницы, сибирского кедра), выбирая, преимущественно, «лучшие участки». Эти «пятые части» названы «заказными рощами» и поступили в ведение лесного начальства. Отпуск из них дерев дозволялся не иначе, как по сенатским или именным указам. 12-го марта 1798 г. началось выделение их из всех лесов казенных, обывательских, удельных, заводских, старостинских, арендных и др. В 1803 году «для отдела пятых частей» в губ. С. Петербургской, Олонецкой и Казанской были командированы, для опыта, лесные комиссии. Им поручено было отделить пятые части, преимущественно из строевых пород, под З. рощи, в государственную собственность, для вспомоществования в нужных случаях самим крестьянам. С. 1832 г. начали выделять З. рощи площадью в 1/3 часть всех угодий казенных селений. Вскоре после того, вместо ежегодного отпуска крестьянам лесных материалов, стали выделять им лесные участки, которые, по мере истощения их, обращалась в З. рощи, а крестьянам взамен их наделялись новые, из казенных лесных дач, отчего число заказных рощ стало быстро возрастать. Этот характер удержан за заказными рощами и министерством государственных имуществ до конца 1850-х гг. С передачею крестьянских лесов в полное распоряжение обществ (в конце 1860-х гг.), заказные рощи перестали существовать в этих лесах. Несколько раньше уничтожены заказы в казенных и удельных лесных дачах. 4) Часть леса, в которой запрещена на известное время пастьба скота. Это, преимущественно, молодые еще насаждения, в которых деревья не выросли из-под морды скота, отчего легко могут быть потравляемы последним. Продолжительность срока, в течение которого должен существовать заказ, зависит от древесной породы, характера местности, качеств почвы, способа образования насаждений и т. п.

В. Собичевский.

Закон Божий

Закон Божий — в общем смысле слова, всякое религиозное учение, преподающее своим последователям обязательные нравственные правила жизни и деятельности; в смысле более специальном — один из главных учебных предметов начальных и средних учебных заведений, имеющий целью обучение истинам религии и правилам нравственности, на религиозном учении основанным, а также сообщение сведений о богослужении и истории данной религии, ее учреждениях и установлениях. Религиозное обучение на Западе расширялось в той мере, в какой получали преобладание в обществе идеи педагогов богословствующих (напр. Шпенер, Франке) и, наоборот, упадало и сокращалось в той мере, в какой приобретали значение теории педагогов философствующих (напр. Базедов, Кампе, Фихте, Песталоцци). В настоящее время в Европе нет страны, которая не признавала бы либо свободы обучения а след. и права на преподавание З. Божия, либо безусловной необходимости этого учебного предмета. Состав З. Божия, как предмета преподавания в низших учебных заведениях, слагается из катехизиса, церковных молитв, священной истории, объяснения богослужения; в средних учебных заведениях к этому присоединяется история христианской церкви. Особенно прочно поставлено преподавание З. Божия в протестантских странах, где еще со времени Лютера изучение катехизиса составляет необходимое условие для конфирмации. В России законоучительство в школах признается делом, специально относящимся к деятельности церкви, которая, по силе 64 правила VI всел. собора, допускает к преподаванию З. Божия лишь священнослужителей (священников и диаконов), из неимеющих же священного сана, по силе указа 1871 г., лишь принадлежащих к дух. ведомству лиц, окончивших полный курс по меньшей мере дух. семинарии. Епархиальные архиереи назначают из среды духовенства особых наблюдателей за преподаванием З. Божия, дающих отчет в своих наблюдениях непосредственно архиерею. Разработка дидактики и методики З. Божия принадлежит, глав. обр., нем. литературе (Schmid, «Paedag. Encyclopadie»; Zezschwitz, «System der christlich. Katechetik»; Palmer, «Evangelische Paedagogie» и др.). Несколько соч. этого рода в последние 25 лет появилось и в нашей литературе (прот. К. Ветвеницкого, Страхова, А. Соколова, Тихомирова, С. А. Соллертинского, С. Ширского); лучшие из них — прот. Д. П. Соколова: «Исторический очерк преподавания З. Божия» (в «Руководстве к преподаванию общеобразовательных предметов», СПб., 1874) и «О преподавании З. Божия в средних учебных заведениях» (в журн. «Воспитание и Обучение», 1888 г. № 4). Законоучитель обязан руководить молитвой детей, домашней, школьной и церковной, внеклассным чтением ими Св. Писания и религиозных книг, исполнением ими христианского долга исповеди и причащения, соблюдением церковных правил и благочестивых христианских обычаев и т. д.

Состав школьного курса З. Божия в различных странах и в различное время был неодинаков. В Германии, где со времен Лютера обучение З. Божию было впервые правильно организовано, сначала предметом изучения был один катехизис, и именно «малый катехизис», составленный самим Лютером. В 1714 г. гамбургский пастор Гюбнер издал сочин.: «Сто четыре священные истории», которое было переведено на все языки Европы, в том числе на русский, и мало-помалу сделалось повсеместно предметом изучения в школах. Официально свящ. история вошла в программы низших и средних школ Германии в последней четверти XVIII в., после издания Фридрихом II в 1763 г. «училищного устава». Россия в этом отношении со времен Петра I следовала по стопам Германии. Первый у нас школьный учебник по З. Божию, составленный Феофаном Прокоповичем, содержал в себе, кроме азбуки и главных молитв лишь краткий катехизис, излагавший «главнейшие догматы веры и заповеди десятословия», которые и предписывалось Духовным регламентом изучать «детям всех званий». Указом сената 20 апр. 1743 г., согласно определению синода, предписывалось дворянам и разного чина людям обучать детей своих букварю и катехизису. В уставе губернских учреждений Екатерины II предписывалось «детей греко-российского исповедания в народных школах обучать катехизису, для познания оснований православной веры, и толкованию десяти заповедей, для вкоренения нравоучения всеобщего». Лишь по уставу народных училищ 1786 г. положено обучать в них и священной истории. В сенатском указе 1805 г. упоминается только о катехизисе, но с 1828 г. в программу З. Божия снова входит священная история. В XVIII в. в преподавании З. Божия нравоучение преобладало у нас над учением догматическим: догматы веры изучались лишь настолько, насколько это считалось нужным для нравоучительных выводов; изложение фактов св. истории приурочивалось к указанию образцов нравственности. Законоучительство, таким образом, и у нас не осталось свободным от влияния германской философии. В 1756 г. священнику инженерной школы предписано было преподавать особо «правила строгой нравственности». По уставу сухопутного корпуса, составленному в 1766 г. Бецким, определено было в младшем классе учить детей З. Божию, во втором возрасте преподавать «учтивство и долг благопристойности», а в третьем — «упражнение истинного христианина и честного человека». С 1766 г. появляются катехизисы иером., а потом митроп. Платона, из которых два — малый и большой, были учебниками в низших и средних школах; нравоучение было в них господствующим элементом. На ряду с ними в школах появилась в 1786 г. «Книга о должностях человека и гражданина», если не составленная, то редактированная самою императрицей Екатериной II. Эта книга, иногда только дополнявшая, а иногда заменявшая в школах катехизис, была плодом философского настроения времени, хотя свои положена основывала отчасти на библейских изречениях и примерах. Философский характер века сказался и в том, что в нескольких других учебниках по З. Божию, изданных комиссиею об учреждении народных училищ, истины веры доказывались не текстами только Св. Писания, но и доводами разума. В 1819 г., под влиянием новых веяний, министерство народного просвещения изъяло из употребления «Книгу о должностях»; в курс З. Божия введены были избранные «чтения из св. Писания», в нескольких редакциях, из которых старейшая по времени составлена была Филаретом, впоследствии митроп. московским. Религиознонравственное направление вполне вытеснило направление философско-нравственное. В 1823 г. появились катехизисы митрополита Филарета (взамен прежних катехизисов митр. Платона): «Начатки христианского учения» (краткая св. история и краткий катехизис) и «Пространный христианский катехизис». Оба были до начала восьмидесятых годов единственными учебниками по катехизису. Известное сочинение немецкого педагога Цечвица высоко ценит «пространный катехизис» Филарета с дидактической и методической точек зрения, но со стороны отечественных законоучителей-педагогов много слышалось упреков ему и при самом его появлении, и в последнее время. С 30-х годов является, как особый предмет по классу З. Божия, «христианское нравоучение», по которому руководства были составлены прот. Воскресенским, Мансветовым, Кочетовым, Маловым и Бажановым. Оригинальностью метода особенно выдавались курсы З. Божия прот. И. Наумова и Г. П. Павского. Наумов не допускал деления курса З. Божия на особые отделы. а учение веры, нравоучение и богослужение излагал совместно. Учебника он не оставил, но общая схема его преподавания изложена в брошюре: «Мысли при взгляде на десять заповедей З. Божия». План и метод Г. П. Павского, изложенные в записке на имя В. А. Жуковского (Павский был законоучителем наследника цесаревича Александра Николаевича) и в двух программах — самое замечательное из всего, что существует в русской литературе по дидактике и методике З. Божия. Состав и способ преподавания З. Божия Павский приводит в связь с постепенным развитием умственных и нравственных сил учащихся. Детство — возраст чувства; сообразно с этим в ребенке развивается религиозное чувство, с помощью молитв (не только общецерковных, но и особых, импровизируемых учеником, под руководством учителя, на каждый выдающийся случай жизни личной и общественной), жизнеописаний святых, указания руки Божией в природе и в общежитии и, наконец, живого изображения обрядов церкви. Второй момент религиозного обучения — изложение религиозных идей в формах рассудка и воображения и в правилах, т. е. изучение догматов, обрядов и правил нравственности. Записка и программы Павского, а также образцы составленных им молитв и очерков явлений природы в первый раз изданы Н. И. Барсовым в 1880 г., в «Сборн. Имп. русского истор. общ.» и в составленной им биографии Павского («Русская Старина», 1880 г.). Жуковский с восторгом приветствовал законоучительское новаторство Павского, но его метод и все сделанное им для дидактики и методики законоучительства остались без влияния на общий ход этого дела в России, вследствие разлада между Павским и митроп. Филаретом.

58
{"b":"4757","o":1}