ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Н. Кн.

Зинин Николай Николаевич

Зинин (Николай Николаевич) — известный русский химик, род. в 1812 г. на Кавказе. В раннем детстве З. лишился обоих своих родителей и родных сестер, на руках которых он остался. Его перевезли в Саратов к дяде и отдали в гимназию, откуда он поступил в казанский унив. на математ. отд. философского факультета (1830 г.). На него скоро обратили внимание математик Лобачевский, астроном Симонов и попечитель Мусин-Пушкин. В 1833 г. он определен был репетитором по кафедре физики (1833 г.), а спустя год, ему поручили преподавание механики. В 1835 году ему поручили преподавание химии. С преобразованием университета З., в 1837 г., был определен адъюнктом по кафедре химии и послан за границу на 2 года. Сначала он отправился в Берлин, где слушал химию у Митчерлиха и Розе, занимаясь в то же время у Иоганна Мюллера, Эренберга и Шванна. Остальное время своей заграничной командировки З. провел у Либиха в Гессене. 1840 г. З. возвратился в Россию и в СПб. держал экзамен на доктора естественных наук и защитил диссертацию «О соединениях бензоила и об открытых новых телах, относящихся к бензоиловому ряду». В 1841 г. З. был утвержден экстраординарным профессором по кафедре технологии. В Казани З. оставался до 1847 г., где одним из выдающихся его учеников-химиков был А. М. Бутлеров. В 1847 г. он получил приглашение перейти на службу в СПб. профессором химии в медико-хирургическую акд.; здесь он оставался в звании ординарного профессора с 1843 по 1859 г. и академика с 1856 г., потом заслуженного профессора с 1869 по 1864 г. и, наконец, в звании «директора химических работ», с 1864 по 1874 г. Помимо профессорской деятельности он нес при акд. многие другие обязанности: 12 лет (1852 — 64) — был ученым секретарем, 2 года (1869 — 70) — был членом и 2 года (1871 — 1872) — председателем академического суда; два раза (в 1864 и 1866 г.) временно управлял академией. Кроме того З. был с 1848 г. членом мануфактурного совета мин-ва финансов, с 1855 — членом военно-медицинского ученого комитета, с 1865 г. ординарным академиком имп. акд. наук. При основании (в 1868 г.) русского химич. общ. З. избран президентом его, в каковом звании состоял 10 лет. После основания при академии женских медицинских курсов З. читал там (1873 — 74) физику. Многосторонняя деятельность З. часто сопровождалась командировками с ученою целью: на Кавказ — для исследования минеральных вод, в Крым — для исследования грязей (1852), заграницу — для ближайшего ознакомления с устройством химических лабораторий, в виду учреждения новой академической лаборатория (1860), на парижскую выставку — в качестве члена жюри (1867). Его последнее исследование относится к «амаровой» кислоте и ее гомологам. Осенью 1878 г. у З. обнаружились припадки болезни, сведшей его в могилу, в 1880 г.

Выдающееся место между учеными трудами З. принадлежит работам, относящийся к бензойным соединениям. В первой своей статье, напечатанной в «Либиховых Анналах», в 1839 г., З. сообщал о новом, им найденном, способе превращения горько-миндального масла в бензоин; заметка, представленная акд. наук за два месяца до смерти, посвящена распадению бензоина при перегонке и некоторым превращениям производных бензоина. В 1840 г. в «Liebig's Ann.» помещена была З. вторая статья о бензойных соединениях. Эти работы были изложены на русск. яз. и составили докторскую диссертацию З. В ней изложению новооткрытых фактов предпосылается обсуждение превращений, вызываемых неорганизованными ферментами, говорится об образовании горько-миндального масла распадением амигдалина и образовании летучего горчичного масла превращением миронокислого калия. Здесь впервые в работах З. выступает горчичное масло, к которому впоследствии возвратился З., открывший соединения горчичного масла с аминами и нашедший способ искусственного образования горчичного масла независимо от Бертело и деЛюка. В течение 7 лет, проведенных в Казани, появились три работы, из которых первая появилась в 1842 г. и принесла ученому свету известие о знаменитой реакции превращения при помощи сероводорода нитросоединений в амидопроизводные, реакции, занимающей столь важное место в лабораториях и в производстве анилиновых красок. В этой первой статье З. описал «нафталидам» (ныне нафтиламин) и «бензидам», который Фритцше тотчас признал за анилин. Вторая работа касалась «семинафталидама» (нафтилендиамина) и «семибензидама» (фенилендиамина), третья «бензаминовой» (амидобензойной) кислоты. 1852 г. принес работу З. о соединениях аминов с горчичным маслом, о восстановлении азобензола сернистой кислотой, о получении бензидина из азооксибензола и о приготовлении «семинафталадама» в чистом состоянии. В 1854 г. появилась работа З. над «сочетанными мочевинами». Это было время, когда З., усвоив взгляды Лорана и Жерара, был предан их развитию; в этой работе были описаны «бензуреид» и «ацетуреид» (бензоил. и ацетил. мочевины), а также и др. соответствующие производные. В том же 1854 г. З. сообщил «об искусственном образовании летучего масла горчицы», а в 1855 г. — о некоторых телах пропиленилового (аллилового) ряда. Под руками исследователя находились уксусно и бензойно-аллиловые эфиры, ртутное соединение, а также и аллиловый спирт, который, впрочем, ближе не исследован им, так как вскоре был получен и изучен Кагуром и Гофманом. Этой работой З. установил аналогию «пропиленила» с этилом. С 1857 по 1860 г. следовали одна за другой мелкие работы, носившие характер дополнения предыдущих, таковы: исследования ацетилбензоина и бензоилбензоина, некоторых производных нафтолидина и азооксибензида. С 1860 года все работы З. уже относятся к производным масла горьких миндалей и бензоина. В 1861 г. З. сообщил о введении водорода в органические соединения, в 1862 г. — о гидробензоине, продукте действия водорода на горько-миндальное масло, о раскисленном бензоине. В 1863 г. З. описал нитробензил; в 1864 г. — действие соляной кислоты на азобензид и в 1866 г. — действие едкого кали на бензоин в отсутствии воздуха, в запаянных трубках, тогда же был получен З. лепиден, действием соляной кислоты на бензоин, и продукт его окисления — оксилениден и обромления — дибромлепиден. В 1867 году находясь в Париже, З. представил тамошней академии и напечатал в «Comptes rendus» статью «О некоторых фактах, относящихся к веществам стильбенового ряда». В 1870 г. З. сообщил первые результаты трудной работы над действием жидкого кали на дезоксибензоин при доступе воздуха, приведшей к открытию бензамарона, способного, под влиянием кипящего спиртового щелока, распадаться на дезоксибензоин и «амаровую» кислоту. С 1871 года по 1876 г. работы З. направлены на изучение лепидена и его производных. Последняя его крупная работа посвящена «амаровой кислоте и ее гомологам». Эти многочисленные труды и открытия З. впервые заставили иностранцев отвести почетное место «русской химии»; его имя занимало видное место в списках членов различных ученых учреждений. Кроме учреждений русских (казанского унив., минералогического общ. и др.) его считали своим членом французская академия наук, берлинское и лондонское химические общества. Более подробные сведения о З. — в биографии его, составленной двумя его ближайшими учениками, А. М. Бутлеровым и А. П. Бородиным, напечатанной в XII томе «Журн. Русск. Ф.-Хим. Общ.». Там же полный список работ З., печатавшихся преимущественно в бюллетенях акд. наук и в «Журн. Русск. Ф.-Хим. Общ.».

В. Як.

Злаки

Злаки (Gramineae Juss.) — одно из самых обширных и полезных для человека семейств растений. Сюда относится около 3500 видов, но вероятно их в природе больше. Это преимущественно травы и притом многолетние; древовидных или кустарных мало, а какие есть, те растут в жарких и теплых странах. Стебли у всех состоят из колен (междоузлий), соединенных между собой уздами, чрезвычайно резко выраженными и вздутыми. Колена у огромного большинства полые, а внутри узлов имеются весьма плотные перегородки, так что стебель представляет трубку, от места до места перегороженную и узловатую на местах, где помещены перегородки; этим достигается большая прочность при возможно меньшей затрате материала. Такой стебель есть типическая соломина (culmus). У редких З. стеблевые колена не полые, а заполнены рыхлою тканью с тонкими пучками; это замечается, напр., у кукурузы, у сахарного тростника, у сорго и некоторых других. У древовидных, как напр., у бамбуков, колена тоже полые, а перегородки необыкновенно прочны и толсты. Корни у З. всегда вторичные, ибо главный корень или едва развивается, или рано замирает по прорастании, заменяясь боковыми, образующими более или менее крупный пучок сравнительно тонких корешков, выступающих из под наружных слоев ткани стеблевого основания, из нижних узлов. Разветвление З. происходит у травянистых или из подземного корневища, или из нижних узлов; воздушная часть стебля по большей части не разветвляется. У древовидных бывает богатое разветвление, но ветви, старея, отваливаются, так что стволы представляются, напр. у бамбуков, обнаженными до половины или и выше. Листья З. всегда снабжены трубчатыми влагалищами, начинающимися от нижней части узлов и обхватывающими колено до значительной высоты. Эти влагалища редко бывают совершенно цельными; в большинстве случаев они на противоположной листу стороне отверсты, но, однако, края их друг на друга находят так, что они плотно прилегают к стеблю. От такого влагалища отходит непосредственно пластинка листа. Она у большинства лентообразная и не шире окружности стебля, у некоторых даже уже, у редких шире, как напр. у проса. По большей части плоская, но у сухолюбивых, напр. степных З. она свернута трубочкой на себя, в виде прутика, что препятствует излишнему испарению (ковыль, белоус). На границе между пластинкою и влагалищем замечается тонкий и короткий отросток, помещенный следовательно между листом и стеблем и называется. язычком (lingula); он или тонок и полупрозрачен, или содержит не только малоразвитые сосудисто-волокнистые пучки, но даже хлорофилл. Под язычком замечается поперечная полоска более бледная и тонкая, чем остальная часть листа, представляющая вдавление, обращенное вогнутостью к стороне стебля. Эта полоска позволяет листу отгибаться в сторону. У немногих имеется, как у бамбуков, настоящий черешок. На краю листья часто усажены незаметными глазу жесткими зубчиками, придающими им на ощупь шероховатость и даже иногда режущую способность. Нервы в листьях З. то приблизительно параллельны в значительной его части, то кривы, но всегда сходятся к вершине. Средний нерв, который у всех З. может быть различаем, у некоторых выражен очень резко (кукуруза, бамбук и пр.). Низовые листья З., т. е. под коими начинаются побеги, часто лишены настоящих влагалищ и несравненно короче, являясь в виде более или менее развитых чешуй. Листорасположение у З. двухрядное, вследствие чего облиственные до верху бесплодные побеги представляются плоскими зелеными перьями. У большинства — последнее перед соцветием стеблевое колено чрезвычайно длинно и, переходя в соцветие, часто сильно разветвляется. У немногих образуются при соцветиях особого рода обвертки, как напр. у кукурузы при женских соцветиях, у Coix (Иовы слезы), у Lygeum, но это редкие исключения. Внутреннее строение стеблей и листьев З. характерно. Сосудисто-волокнистые пучки в стебле двоякие: одни идут между собою параллельно по близости от поверхности, другие, по выходе из листьев, направляются косвенно к середине стебля, а затем приближаются к поверхности его и сливаются с ниже проходящими пучками, поэтому на поперечном срезе сосудисто-волокнистые пучки З., как и других однодольных, распределены по всей поверхности среза. У большинства однако же внутренняя ткань, как сказано, разрушается, там же, где такого разрушения не происходит (см. выше), эта ткань, состоящая из крупных граненых клеточек, занимает очень много места. У сахарного тростника она наполнена густым раствором сахара; тоже у сахарного сорго и др. В узлах, узловые почки и побеги, где они имеются, пускают поперечные ветви сосудистых пучков, образующих густую сеть, способствуя укреплению перегородок, разделяющих стебель. В листьях сосудисто-волокнистые пучки идут параллельно, сходясь, впрочем, к верхушке, и каждый пучок окружен зеленою паренхимою, так что весь лист состоит из узких валиков, между которыми помещается тонкая прозрачная ткань; поэтому лист на поперечном разрезе представляет ряд сосочков и желобков. Каждый сосудисто-волокнистый пучок имеет по большей части на поперечном срезе форму параллелограмма или овала. Весь пучок снабжен более или менее развитым влагалищем толстостенных (склеренихиматических) клеточек, а внутри помещаются обыкновенно 2 весьма крупных пятнистых сосуда, между которыми впереди, т. е. в стороне, обращенной кнаружи, собраны решетчатые элементы, а позади — большие спиральные сосуды и древесинная паренхима. Так как камбия, т. е. деятельного образовательного слоя, нет, то пучок и весь стебель не утолщаются. Пучки листьев подобны стеблевым. В наружных тканях, а именно в стенках клеточек, отлагается много кремнезема; зубчики по краям листьев суть не что иное, как выдающиеся окремнепные клеточки. Соцветия З. весьма разнообразны, но основою каждого служит так называемый колосок (spicola). Его легко изучить, напр. у овса, где он сравнительно крупен. Колосок представляет собою короткую веточку, на которой сидят несколько чешуевидных листиков. У овса таких чешуй 4, помещенных в 2 ряда и между собою чередующихся. Нижние пусты и сближены (их назыв. кроющими), 2 верхние имеют в своих углах по цветочку и называются наружными цветочными, каждый цветочек снабжен кроме того своею чешуйкою, находящеюся против наружной и называемой внутренней цветочной. Кроющие чешуи на столько крупнее остальных, что совершенно замыкают весь колосок, когда он не раскрыт. В овсяном колоске есть еще третий цветочек, сидящий выше остальных, но он недоразвит. У других З. цветов в колосках бывает меньше или больше. У некоторых, напр. у белоуса, только один, у других до 10 и больше. Величина и развитие чешуй, входящих в состав колоска, весьма различны: у некоторых развивается только одна кроющая чешуя, у других число их увеличивается. Колоски в свою очередь соединяются в виде сложных соцветий, каковы: простой колос, сложный колос (пшеница, рожь), султан или волосообразная метелка, раскидистая метелка. Наружный цветочные чешуи часто несут на оконечности или со спинки более или менее длинные ости, придающие соцветиям своеобразный, пушистый вид, особенно длинны пушисто-волосатые ости обыкновенной ковыли. Самые цветы З. мелки и по большей части двуполовые, хотя у редких они однополовые, как у кукурузы. Цветок З. состоит из 3 тычинок, пыльники которых висят на тонких и нежных нитях, и из одногнездой завязи, несущей 2 рыльца или раздвоенный вверху столбик. Рыльца имеют различное опушение, характерное касательно разных родов. При таком цветочке имеются обыкновенно 2, редко З нежных пленочки, считающихся за околоцветник. Семяпочка одна. У редких З. тычинок 6 или только 2 (пахучий колосок). Плод З. принимается в общежитии за их семя — это зерно или зерновка, единственное семя плотно приросло и слито с семенем, главную массу которого составляет мучнистый белок; у некоторых бамбуковых плод ягодообразный. Так у Melocanna bambusoides Trin. плод с крупное яблоко и употребляется в пищу. Небольшой зародыш находится в нижней части семени с боку, непосредственно под покровом (околоплодником), и образует легкое вздутие на поверхности плода. Корешок его обращен книзу, а потому легко обламывается при неосторожной машинной молотьбе. В клеточках белка всего больше — крупчатого крахмала, а протеиновые, азот содержащие, вещества собраны преимущественно в наружных слоях зерна. Поэтому при обдирке, с отрубями удаляется наиболее питательная, хотя и менее удобоваримая, его часть. При прорастании корешки прорывают основание зародыша. Первый из них — главный, скоро замирает. Отклонений от описанного строения цветка и соцветия не много, — они указаны при описании соответствующих родов. З. находятся в явственном сродстве только с семейством осоковых. Они составляют такую естественную группу, что разделение их затруднительно и до сих пор еще выполнено не вполне удовлетворительно.

76
{"b":"4757","o":1}