ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Письма погибших героев
Мор, ученик Смерти
Изгои
World of Warcraft. Волчье сердце
Мятная сказка. Специальное издание
Лисьи маски
Я беременна, что делать?
Ты больше, чем ты думаешь!
Это ее дело. 10 историй о том, как делать бизнес красиво
Содержание  
A
A

В. Ч.

Гук

Гук (Robert Hooke) — английский физик (1635 — 1722). Отец его, пастор, готовил его первоначально к духовной деятельности, но потом, в виду слабости здоровья мальчика и проявляемой им способности к занятию механикою, предназначил его к изучению часового, мастерства. Впоследствии, однако, молодой Г. получил интерес к научным занятиям, и вследствие этого был отправлен в вестминстерскую школу, где успешно изучал языки латинский, греческий, еврейский, но в особенности интересовался математикою и выказал большую способность к изобретениям по физике и, механике. Способность его к занятиям физикою и химиею была признана и оценена учеными оксфордского унив., в котором он стал заниматься с 1653 г.; он сначала сделался помощником химика Виллиса, а потом известного Бойля. В течение своей 87-ми летней жизни Роберт Г., несмотря на слабость здоровья, был неутомим в занятиях, сделал много научных открытий, изобретений и усовершенствований. В 1663 г. лонд. королевское общ., признав полезность и важность его открытий, сделало его своим членом; впоследствии он был назначен проф. геометрии в Gresham College. К числу открытий Г. принадлежат: открытие пропорциональности между упругими растяжениями, сжатиями и изгибами и производящими их напряжениями, открытие цветов тонких пластинок, постоянства темп. таяния льда и кипения воды, идеи о волнообразном распространении света и идеи о тяготении. Первое из этих открытий, как утверждает он сам в своем соч. : «De potentia restitufiva», опубликованном в 1678 г., сделано им за 18 л. до этого времени, а в 1676 г. было помещено в другой его книге под видом анаграммы: ceiiinosssttuv, означающей «Ut tensio sic vis». По объяснению автора, вышесказанный закон пропорциональности применяется не только к металлам, но и к дереву, камням, рогу, костям, стеклу, шелку, волосу и проч. В настоящее время этот закон Г. в обобщенном виде служит основанием математической теории упругости. Что касается до прочих его открытий, то в них он не имеет такого исключительного первенства; так цвета тонких пластинок в мыльных пузырях Бойль заметил за 9 лет ранее; но Г., наблюдая цвета тонких пластинок гипса, подметил периодичность цветов в зависимости от толщины: постоянство темпер. таяния льда он открыл не ранее членов флорентийской акд., но постоянство темпер. кипения воды подмочено им ранее Ренальдини; идея о волнообразном распространении света высказана им позже Гримальди, идею же о силе тяготения, но в недостаточно определенной форме, он выразил в 1674 г. в соч.: «An attempt to prove the motion of the earth».

Изобретения Г. весьма разнообразны. Во-первых следует сказать о спиральной пружине для регулирования хода часов; изобретение это было сделано им в течение времени от 1656 до 1658 г. По указаниям Г. часовой мастер Томпсон сделал для Карла II первые часы с регулирующею пружиною. Гюйгенс применил регулирующую спираль позже Г., но независимо от него; зацепляющие части (echappement), придуманные ими, неодинаковы. Идею о применении конического маятника к регулированию часов Г. приписывал себе и оспаривал первенство у Гюйгенса. В 1666 г. он изобрел спиртовой уровень, в 1665 г. представил королевскому обществу малый квадрант, в котором алидада перемещалась помощью микрометренного винта, так что представлялась возможность отсчитывать минуты и секунды; далее, когда найдено было удобным заменить диоптры астрономических инструментов трубами, он предложил помещать в окуляр нитяную сетку. Вообще Г. сделал не мало усовершенствовали в конструкции телескопов диоптрических и катоптрических; стекла он шлифовал сам и много занимался наблюдениями; между прочим, он обратил внимание на пятна на поверхности Юпитера и Марса и по движению их определил, одновременно с Кассини, скорости вращений этих планет вокруг осей. Кроме того, он изобрел оптический телеграф, термометр-минима, регистрирующий дождемер; делал наблюдения с целью определить влияние вращения земли на падение тел и занимался многими физическими вопросами, напр., о влиянии волосности, сцепления, о взвешивании воздуха, об удельном весе льда, изобрел особый ареометр, для определения степени пресности речной воды (waterpoise). В 1666 г. Г. представил королевскому обществу модель изобретенных им винтовых зубчатых колес, описанных им впоследствии в «Lectiones Cutlerianae» (1674). Эти винтовые колеса известны теперь под именем Вайтовых колес. Карданово сочленение, служащее для подвеса ламп и компасных коробок на судах, Г. применил для передачи вращений между двумя валами, пересекающимися под произвольным углом.

Д. Б.

Гульден

Гульден (от Gold — золото) — название, данное в Германии флоринам. Первоначально это была золотая монета; но впоследствии ее стали чеканить из серебра, хотя еще до XVI стол. некоторые немецкие государства продолжали чеканить и золотые гульдены, называя. их уже «гульдендорами» и «гольдгульденами» . В Венгрии, в начале прошлого века инсургенты чеканили гульдены из меди, придав им принудительный курс в 20 серебряных грошей. В настоящее время Г. или флорин составляет монетную единицу Австро-Венгрии (по-венгерски Fortin, по-итальянски — Fiorino); он=100 крейцерам и чеканится из серебра 900-ой пробы весом в 12, 3457 гр . В Нидерландах за монетную единицу также принимается Г. в 100 центов, из серебра 900-ой пробы, весом в 10 гр.

П. ф.-В.

Гумбольдт

Гумбольдт (Фридр. Вильгельм фон, 1767 — 1835) — знаменитый лингвист и прусский политически деятель, старший брат Александра Г. Во франкфуртском (на Одере) и геттингенском унив. основательно изучил право, политику и историю. Преданный науке, он, вместе с тем, с напряженным вниманием следил за движением в сферах политической, общественной и литературной. В 1789 г. он, вместе со своим учителем, известным Кампе, ездил в Париж, «чтобы присутствовать при похоронах французского деспотизма». Несколько позже он отозвался на поставленный тогда историей вопрос о взаимных отношениях между государством и личностью, в сочинении «Ideen zu einern Versuch, die Grenzen der Wirksamkeit des Staats zu bestimmen». Он является здесь борцом за полную свободу личности и ограничивает роль государства заботой о внешней безопасности. Это сочинение настолько расходилось с традиционными понятиями, что цензура не допустила его опубликования, и оно появилось в печати только в 1851 г. — Еще более, чем политические вопросы, интересовали его новые направления в литературе и философии. Уже в 1790 г. в Веймаре он завязал прочные, никогда не порывавшиеся связи с Шиллером, а позже установились дружеские отношения между ним и Гете. И с тем, и с другим Г. состоял в деятельной переписке, которая издана под заглавиями: «Briefwechsel zwischen Schiller und W. v. H.» (Штутгарт, 1876) и «Goethes Briefwechsel mit den Gebruedern von H., 1795 — 1832» (Лпц., 1876). Рано приобретенная им репутация универсально-образованного человека сделала его видным членом всех литературных салонов того времени. Он появляется то в Берлине, в кружке Генриетты Герц, Рахили Левин и др., то в Эрфурте и Веймаре то в Иене (1794 — 97), в постоянном общении с кружком Шиллера. С тех пор, как он женился (1791) на Каролине Дахереден, его дом сделался одним из самых блестящих салонов, куда стекалось все, что было в Европе умного, талантливого и знаменитого. Жена Г. была одной из просвещеннейших и умнейших женщин своего времени и оказывала мужу величайшую помощь даже в его ученых работах. И в философских кругах Г. имел обширные связи; особенно близок он был с кантианцем Якоби. Запас своих наблюдений и познаний Г. почерпал не только из книг и живого общения с корифеями духовной культуры, но и из путешествий. Он часто бывал во Франции, Швейцарии и Испании, и довольно долго прожил в Риме. Чрезвычайно замечательны его труды по различным отраслям классической филологии и особенно по совершенно еще новому тогда сравнительному языковедению. Особенно важны его исследования по вопросу о языке испанских басков («Prufung der Untersuchungen uber dieUrbewohner Hispaniens, vermittelst der baskischen Sprache» и др.) и языке обитателей Явы («Ueber die Kawisprache auf der Insel Java»). В этих работах Г. не ограничивался сухим изучением материала: он всегда стремился к философским обобщениям. С этой точки зрения особенно замечательна статья, служащая введением к исследованию о яванском языке («Ueber die Verschiedenheit des menschilchen Sprachbaues und ihren Einfluss auf die geistige Entwickelung des Menschengeschlechts»). Когда, после иенского поражения, в Пруссии почувствовалась потребность в свежих силах и энергичных деятелях на поприще как внутренней, так и внешней политики, то между новыми людьми выдвинулся и Г., с 1808 по 1819 г. занимающий важные посты. В первый раз более или менее заметное положение по службе Г. получил еще в 1802 г., будучи назначен резидентом при папском дворе. С неохотой покинул он этот интересный для него пост, чтобы занять в министерстве гр. Дона место директора департамента просвещения и исповеданий. Под его влиянием и руководством основан берлинский унив. (1810), причем он призвал в себе на помощь такие крупные силы, как Фихте, Шлейермахер, Нибур, Фр. Вольф и др. Не дождавшись самого открытия унив., Г., имевший в столице много завистников, внезапно оставил Берлин и опять перешел на дипломатическое поприще, получив посольский пост в Вене, где стал хлопотать о союзе Австрии с Пруссией против Франции. Он является представителем Пруссии на Пражском конгрессе (1813), неуспеху которого он радовался как ревностный патриот, не допускавший никаких сделок с Наполеоном. В 1814 г. он, вместе с Гарденбергом, личным своим врагом, представлял Пруссию в Париже, а затем ту же роль и с тем же товарищем исполнял на венском конгрессе, причем был горячим сторонником объединения Германии. В 1817 г. он пытался сделаться послом при парижском дворе; но его кандидатура была снята по настояны Людовика ХVIII в., так как Г. был слишком яркий представитель партии, враждебной Франции. Во внутренней политике он твердо держался принципов известного преобразователя Пруссии, Штейна, почему ловкий а влиятельный Гарденберг старался держать Г. вдали от Берлина и не давать ему сколько-нибудь значительного поста по управлению государством. В 1819 г. Г. выступил поборником конституционного устройства в Пруссии, и ему удалось быть назначенным, для проведения этой реформы, министром внутренних дел. Но вскоре, благодаря карлсбадским постановлениям, политика Пруссии приняла безусловно реакционное направление, против которого Г. бесполезно протестовал; Гарденберг вооружился против Г., и он, пробыв министром 4 месяца и ничего не успев сделать, получил отставку. После этого еще раз, в 1823 г., его друзья старались провести его на пост первого министра; но у Г. в правящих сферах было мало сторонников, как у человека определенно либерального направления. Он отказался от предложенной пенсии, навсегда покинул практическую политику и до самой смерти (1835) безвыездно прожил в своем наследственном замке Тегеле (недалеко от Берлина), углубленный в свои любимые занятия. Полное собрание его сочинений вышло в Берлине в 1841 — 52 гг. Для его характеристики, как человека, очень важны, кроме указанной переписки с Шиллером и Гёте, напечатанные письма его к Шарлоте Диде («W. v. H.s Briefe an eine Freundin») и к Кернеру («Briefe an Chr. Gottfr. Korner»). Главное сочинение о личности и значении Г. — книга Гайма (Наут, «W. у. Н.» Берл., 1856). Общедоступная и полная биоrpaфия Г. приложена к книжке Элизы Майер (Elisa Maier, «W. v. Н. Lichtstrahlen ans seinen Briefen»).

113
{"b":"4758","o":1}