ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2) В ином смысле слово Д. употребляется в теоретической зоологии, когда говорят о дегенеративном упрощении, дегенеративном изменении организации животного (вырождение). Сущность этого понятия будет всего яснее из примера. Lernaea branchialis, мелкое ракообразное из отряда веслоногих, похоже по наружному виду на циклопов и др. рачков того же отряда до тех пор, пока ведет свободный образ жизни. Но самки, после оплодотворения, делаются паразитами рыб и подвергаются тогда замечательному превращению. Они утрачивают органы движения и органы чувств (глаза), и теряют всякое сходство с членистоногими животными: тело их становится нечленистым, червеобразным. В общем организация, очевидно, спускается на низшую ступень, происходит Д. Другой пример Д. в течение индивидуального развития каждой особи показывают асцидии. Из яиц асцидий выходят мелкие свободно плавающие в воде личинки, снабженные органами движения в виде сильного хвоста и органами чувств (слуха и зрения). По своему эмбриональному развитию и по строению плавающих личинок асцидии обнаруживают несомненное родство с позвоночными. Но затем наступает регрессивный метаморфоз. Личинки прикрепляются к подводным предметам, утрачивают органы движения, органы чувств, и вырастают в крупные мешковидные тела, не имеющие ни малейшего уже сходства с позвоночными. Прежде асцидий считали за животных, близких к моллюскам; теперь же, когда изучено их эмбриональное развитие и метаморфоз, их сближают с позвоночными, считая за дегенерированный побег той же ветки животного царства, от которой ведут начало позвоночные. Подобные явления, наблюдаемые в онтогении (индивидуальном развитии) многих животных, дают зоологу право во многих случаях приписывать известное несовершенство организации животного Д. уже филогенетической, т. е. происшедшей при развитии данного вида или данной группы животных из других. Так отсутствие кишечника и вообще органов пищеварения у солитера (Taenia solium) есть явление дегенеративное; несомненно, что предки нынешних ленточных глистов, имевшие сходство, вероятно, с современными сосальщиками (Trematodes), были, как и последние, снабжены пищеварительным снарядом; но все более и более полное приспособление к паразитизму и к питанию веществами, почти не нуждающимися в пищеварительной обработке, повлекло за собой полное исчезновение (атрофию) всяких органов пищеварения. Это есть явление Д. при филогенетическом развитии организма. Поэтому, когда зоолог имеет дело с группой животных, отличающихся от сродных животных простотою, несовершенством или всей организации, или строения отдельных органов, он ставит себе вопрос: есть ли это простота первичная, т. е. представляют ли эти животные наибольшее сходство со своими предками, от которых другие сродные им животные уклонились в прогрессивном направлении, или наоборот, именно несовершенство организации является здесь позднее приобретенным, дегенеративным изменением организма. Асцидий, напр., считают за дегенерированную ветвь позвоночных.

Причина подобного рода Д. должна лежать, по крайней мере в весьма значительной степени, — во внешних условиях, в образе жизни организма. Существуют некоторые общие причины, которые во всех группах животного царства способны вызывать Д. Такое действие оказывает, напр., паразитический образ жизни; большинство истинных паразитов обнаруживает большую или меньшую степень Д. строения; чем полнее приспособление к паразитизму, тем эта Д. значительнее, и во многих случаях мы можем наблюдать — как в выше приведенном примере — дегенеративные изменения в течение индивидуального развития паразитической особи. С особенною силою Д. упрощение совершается у паразитов внутренностных, живущих в глубине органов или тканей другого животного и устраненных от всякого непосредственного влияния внешней среды. Тогда как паразиты наружные обыкновенно сохраняют в большей или меньшей степени способность передвижения, сохраняют органы движения и органы чувств, — у внутренностных паразитов Д. влечет за собою часто полное исчезновение этих органов. В некоторых случаях Д. строения доходит до потери пищеварительного канала (ленточные глисты). Другое весьма распространенное явление, влекущее за собой Д. изменения организма, — это сидячий, прикрепленный образ жизни. Между различными классами животного царства мы наблюдаем, наряду с деятельными, подвижными формами, группы животных, ведущих неподвижную, недеятельную жизнь, обыкновенно прикрепляясь к подводным предметам. Существуют неподвижно-прикрепленные формы червей, моллюсков, ракообразных и др. У сидячих форм вырабатываются обыкновенно особые механические приспособления для пассивного собирания плавающих в воде питательных веществ, и в то же время наблюдается более или менее полная Д. органов внешних отношений — органов движения и чувств. Жизненный режим таких животных приближается к образу жизни растений, и по первому внешнему впечатлению они и напоминают нередко растительные организмы (полипы, трубчатые черви). И здесь часто резкие дегенеративные изменения совершаются в течение онтогенетического развития (асцидии).

Нередко Д. подвергаются лишь отдельные органы, при чем однородные причины вызывают Д. однородных органов у животных самых различных классов. Так мало подвижная жизнь вызывает Д. органов движения. Жизнь в постоянной темноте сопровождается Д. глаз у самых различных животных: подземные животные (крот), пещерные (протей), глубоководные. Не всегда, однако, Д. отдельных органов является выражением упадка, шага назад, регрессивных изменений организма. Напротив, и всякое совершенствование, прогрессивное изменение сопровождается Д. именно тех органов, которые перестают служить, став излишними или будучи заменены более совершенными. Подобного рода Д. обязано своим происхождением огромное множество рудиментарных органов в животном царстве. Пример: превращение непарного, теменного глаза позвоночных в так назыв. надмозговой придаток.

См. Глаз, VIII А, стр. 315 и Головной мозг, IX, стр. 85. О Д. см. Dohrn, «Der Ursprung d. Wirbelthiere u. d. Princip d. Functionswechsels» (Лпц. 1875). О влиянии паразитизма на строение животных — см. Lang, «Lehrbuch d. vergleichenden Anatomie» (1888, 1, стр. 171). О влиянии неподвижной жизни см. его же, «Ueber d. Einfluss der festsitzenden Lebensweise auf die Thiere» (Иена, 1888).

В. Фаусек.

Дедал

Дедал (DaidaloV). Первоначально бывшее эпитетом Гефеста, как божественного художника, слово это (от корня dal — долбить, резать) стало собственным именем сказочного художника, вплетенного в циклы сказаний критских, афинских и сицилийских. Имеется несколько его генеалогий, связывающих его с родом афинских царей Ерехфидов. В Афинах и в историческое время существовал род (к которому принадлежал Сократ), производивший себя от Д., и дем, получивший от него свое название (Daidalidai). Ученика и племянника своего, Талоса, Д. умертвил, столкнув со скалы Акрополя, за то, что тот изобрел более усовершенствованные инструменты. Осужденный за это ареопагом на изгнание, Д. бежит в Крит к царю Миносу. Здесь он делает для жены Миноса, Пасифаи, деревянную корову, по приказанию Миноса строит лабиринт для заключения родившегося у Пасифаи чудовища Минотавра, и, наконец, вручает Ариадне нить, при помощи которой Тезей нашел выход из лабиринта. Преследуемый за это Миносом, Д., с сыном своим Икаром, спасается при помощи искусственных крыльев, сделанных из перьев и скрепленных воском. Икар погиб на дороге, приблизившись больше чем следовало к солнцу, Д. же спасся в Кумы, в Италии, и построил там храм Аполлону; потом жил в Сицилии у царя Кокала. На Крите, повидимому, миф о Д. пустил глубокие корни. Здесь впервые стала процветать резьба из дерева, которая разрабатывалась так назыв. Дедалидами, и отсюда была перенесена в Сикион, Динэном и Скиллисом. В Илиаде (XVIII, 591) упоминается хоровод, сделанный Д. для Ариадны. Павзаний говорит, что видел это произведение и что это был мраморный рельеф.

А. Щ.

В строительном деле Д. считали изобретателем пилы, тесла и отвеса; в скульптуре он первый, будто бы, стал делать деревянные статуи богов с неприлипшими к туловищу руками и с отделенными друг от друга ногами, тогда как до него подобные статуи имели вид безжизненных, окоченелых истуканов, с едва намеченными членами. В цветущую эпоху греческ. цивилизации, во многих святилищах хранились с незапамятных времен деревянные изваяния богов, считавшиеся произведениями Д.; в различных местах существовали сооружения, происхождение которых приписывали строителю критского лабиринта. Так как эти древности выражали собою весьма различную степень развития искусства, от грубых, младенческих попыток художественного творчества, до некоторой, уже заметной умелости, то они, очевидно, не могли принадлежать не только одному и тому же художнику, но и одному и тому же времени. К тому же, самое имя Д., происходящее от глагола daidalein (делать искусно), заставляет видеть в нем не историческое, действительно существовавшее лицо, хотя и приукрашенное легендами, а личность, созданную народной фантазией и символизировавшую успехи, достигнутые несколькими поколениями художников в начальную эпоху греческ. искусства, от глубокой старины, предшествовавшей походу на Трою, и до VI в. пред Р. Хр. (Ср. Kuhnert, «Daidalos» (XV Supplem. Band d. Jahrbucher fur Philologie; 1886); Robert, «Archaeologische Marchen» «Philologische Untersuchungen v. Kiessling und v. Wilamowitz-Mollendorf» (X, 1886).

137
{"b":"4758","o":1}