Содержание  
A
A
1
2
3
...
142
143
144
...
208

А. С — в.

Дели

Дели — (правильнее Дили, также Дегли, Дехли; Dehli, Dihli, Delhi у англ.) — гл. город одноименных отдела и округа в англоинд. провинции Пенджаб, на пр. бер. Джамны (или Джумны); некогда величайший город Индии («азиатский Рим»), еще в XVII в. превосходивший по величине и народонаселению (свыше 2 миллионов) Лондон. Существуя с древнейших времен, Д. много раз разрушался и отстраивался. Нынешний город, заново построенный в XVII в. Шах-Джаханом, окружен на 20 верстном расстоянии развалинами прежних Д., свидетельствующих о прошлом величии и богатстве города. Современный Д. занимает 7 кв. км. и имеет форму полукруга, диаметр которого идет вдоль высокого запад. бер. Джамны. Над окружающими город высокими (10 м.) стенами, которые англичане усилили укреплениями и широким рвом, поднимаются минареты и купола мечетей, башни дворцов и между ними многочисленные группы пальм и др. деревьев. Д. состоит из туземного города, разделяющегося на 2 квартала — индусов и мусульман, и английского города, с дворцом резидента, арсеналами, магазинами и казармами; последний отделен от города туземцев каналом и обширными садами и бульварами. Совершенно отдельно, вдоль берега реки, лежит так называемая «Крепость» — дворец великого могола Шах-Джахана, составляющий, в сущности, особый город. До восстания 1857 г. здесь жили великие моголы; в качестве англ. пенсионеров и под англ. охраной. Входная зала, дл. более 53 саж. — одна из величественнейших палат на всем свете, а обширная аудиенц-зала, с своими поднимающимися над рекой и ее лесистыми островами павильонами, вполне оправдывает находящуюся вокруг потолка надпись: «Если есть небо на земле, то вот оно». Здесь же находились дворцы принцев, музыкальные залы, обширные серали, остатки кот. еще сохранились. Из драгоценностей этого дворца особенно был известен знаменитый павлиний трон, сделанный весь из массивного золота, с золотыми павлинами по обеим сторонам, распростертые хвосты которых были сплошь покрыты драгоценными камнями, а над ними находился вырезанный из цельного смарагда попугай. Все это, вместе со многими другими драгоценностями, составило многомиллионную добычу, вывезенную из Д. персидским завоевателем Надир-шахом (1736 — 47). Шах-Джахану же принадлежит постройка лучшей мечети Д. Это — грандиозное здание, построенное из белого мрамора и красного песчаника, с узорчатыми порталами, стройными минаретами и тремя куполами из белого мрамора с черными полосами. В окрестностях, среди развалин прежних Д., сохранилось множество храмов, мечетей, колонн и укреплений, относящихся ко всем эпохам индусского искусства. За следы древней Индапрастры принимают «Пургану Килу», находящуюся в 3 км. от Д. Древнейшим историческим памятником считается железная (12 м. вышины) колонна раджи Дхавы (нач. IV в. по Р. X.), поставленная в память победы над народами Средней Азии, о чем гласит находящаяся на колонне санскритская надпись. Частью сохранилась великолепная мечеть, построенная Каттаб-Эддин-Айбеком (или Кутб-Эддин-Алибегом). Его зятем, в начале XVIII ст.. выстроен хорошо сохранившийся знаменитый Кутаб-Минар. Это — колоссальная башня, в 72,5 м. вышины, представляющая как бы пучок колонн, разделенных галереями и рельефными изваяниями на пять, все более суживающихся кверху этажей. К середине XIV в. относится обширный Фирозабатский дворец, свидетельствующий о могуществе Фироз-шаха, из 3-ей авганской династии, построившего крепость Котилу и приведшего Д. в цветущее состояние. Здесь находится с большими трудностями доставленный сюда знаменитый своими надписями столб царя Асоки. Весьма замечательны также: мраморный мавзолей Гумаюна (1530 — 55), сына Бабура; обсерватория, построенная в 1724 г., и много др. Жителей в Д. (1891) 193580 (из них 95484 индуса, 72519 магомет.). Его торговля и промышленность, пришедшие в сильный упадок при последних великих моголах, начинают снова процветать. Он имеет большое значение, как главный складочный пункт пшеницы и др. продуктов Пенджаба и как центральная жел.-дорожная станция между Калькуттой, Пешавером и Бомбеем. Д. все еще образует центр просвещ. для индийских мусульман. Выгодное положение Д. как раз в том месте Индии, где расходятся главные исторические пути полуо-ва — к нижнему бассейну Ганга, к горным проходам Гиндукуша, к устьям Инда и Камбейскому заливу — объясняет, почему он прежде был важнейшим стратегическим пунктом всего сев. Индостана и почему, многократно разрушаемый, снова возрождался и приходил в цветущее состояние.

История. На месте, где ныне Д., стояла древняя Индрапраста, основанная, по легенде, за 3000 л. до Р. Хр. и бывшая резиденцией славившихся своим богатством Пандов, детей Солнца. С прекращением этой династии город пришел в упадок и лишь в I веке до Р. Хр. был заново построен раджей Дилу или Дилипой, давшим Д. его нынешнее название. С тех пор он долго был резиденцией индийск. царей. В 1011 г. был взят штурмом и разграблен султаном Махмудом газневидским, который сделал Д. своей провинцией, под управлением собственных раджей. В 1193 г. Д. был предан страшному разграблению, перейдя в руки Гуридов (IX, 912). В 1206 г. Д. опять сделался независимым; после смерти Шагад-эддина наместник его, Каттаб-эддинАйбек, овладев Д., сделал его резиденцией могущественного государства и положил начало 1-й турецкой или авганской династии, при которой Д. стал одним из самых богатых городов в Азии. С 1288 г. в Д. царствует 2-я турецкая династия Гильджи, при которой Д. удачно отражал нашествия монголов. С 1321 г. власть переходит к 3-й династии. Наступившие в ней раздоры облегчили победу монголов; в 1398 г. Тимур совершенно разрушил Д. После многих смут, с 1450 г. в нем утвердилась династия Лоди, но не надолго: уже в 1526 г., после битвы при Панипате, Бабур, первый великий могол, овладел Д. и сделал его своей резиденцией. При преемниках Бабура Д. много раз был опустошаем во время войн авганцев с маратами и пришел в совершенный упадок. В 1803 г. англичане, разбив маратов, заняли Д. Великий могол продолжал управлять только номинально. Летом 1857 г. вспыхнуло восстание мусульман; европейцы были изгнаны и великий могол провозглашен царем Индии; но 20 сент. 1857 г. англ. генерал Вильсон взял штурмом город и забрал в плен великого могола со всем его семейством. С тех пор Д. — уже совершенно английское владение.

Делиб

Делиб (Leo Delib) — французский композитор (1830 — 91); учился в парижской консерватории. Тринадцать первых небольших опер не дали Д. большой славы. Настоящая его известность началась с 1865 г., после его кантаты «Alger» и в особенности после балета «La source», поставленного в 1866 г. в большой парижской опере. Д. внес в область балета много благородства, изящества и симфонического интереса. Из балетов Д. выдаются еще «Коппелия» и «Сильвия». В семидесятых годах Д. начал писать комические оперы больших размеров: «Le roi l'а dit», «Jean de Nivel», «Lakme». Первая из них — самая лучшая по увлекательности, красоте и свежести музыки и прекрасной фактуре. Две последние были поставлены в Петербурге. Д. написал много романсов, мессу, несколько детских хоров, лирическую сцену «La mort d'Orphee». Сочинения Д. пользуются всемирною известностью.

Н. С.

Деликт

Деликт — частный или гражданско-правовой (delictum privatum) поступок, влекущий за собой возмещение вреда и ущерба или штраф, взыскиваемые по частному праву в пользу лиц потерпевших. В значительной мере Д. совпадает с преступлением, поскольку последнее влечет за собой взыскание в пользу потерпевшего; однако существует ряд уголовных преступлений, неподлежащих гражданско-правовому взысканию в виду того, что ими не причинено никакого вреда (напр. покушение на преступление) или нет лиц, в пользу которых возможно его возмещение (при убийстве лица, не бывшего кормильцем семьи) — и наоборот, ряд частных Д., не подлежащих, по своей незначительности с публично-правовой точки зрения, уголовной каре, но причиняющих вред и подлежащих гражданско-правовому возмездию. Поэтому, Д. в области гражданского права вообще называется всякое противоправное действие (все равно, преступление ли это, проступок или простое имущественное повреждение), вторгающееся в личную или имущественную сферу личности и причиняющее ей тот или иной ущерб, независимо от существующих между лицами гражданско-правовых отношений. Отличительным признаком Д. от правонарушений другого ряда (так наз. квазиделиктов) служит намерение причинить вред, вина, без которой, за некоторыми исключениями, не существует ответственности. Состав гражданско-правовых Д., а также виды ответственности за них, различны в разные периоды истории и в различных законодательствах. На первых порах развития права область деликтного права совпадала со всей областью права, так как уголовные и гражданские правонарушения одинаково наказывались штрафами в пользу потерпевшего, без других последствий. Дальнейшее развитие состоит в постепенном выделении, с одной стороны, уголовных преступлений, подлежащих публичной пене, с другой — гражданских правонарушений, совсем не подлежащих штрафу. Область деликтного права становится областью посредствующею между теми и другими: частно-правовое наказание выступает и там, где уголовная пеня недостаточна для удовлетворения чувства мести потерпевшего или необходимо покрыть причиненный преступлением вред, и там, где отношения между сторонами настолько не определились в смысле чисто гражданско-правовых, что правонарушения не могли быть вознаграждены путем исков частного права. В области римского права этот процесс развития отпечатлелся с особой наглядностью. Целый ряд наших уголовных преступлений (разбой, кража и др.) долгое время не выходил здесь из деликтного порядка взыскания; с другой стороны, целый ряд гражданско-правовых, в современном и позднейшем римском праве чисто договорных отношений находили себе защиту лишь при помощи деликтных исков. С особенным мастерством римские юристы разработали два из них: a. de dolo и a. injuriarum, которыми они и пользовались для защиты множества отношений, не вошедших в состав уголовного или чисто гражданского права. Система римского деликтного права осталась, однако, далеко не завершенной. Общего понятия гражданско-правового Д. римское право не выработало. Оно знало лишь отдельные виды Д., широко распространяемые при помощи интерпретации, но все-таки оставлявшие значительное количество отношений без защиты. Современное право идет гораздо дальше. Понятие частно-правового Д. в его руках — общее средство к возмещению имущественного и неимущественного вреда, причиняемого противоправными действиями лиц и не покрываемого уголовным и гражданским взысканием. «Всякое действие человека, причинившее другому вред, обязывает того, по чьей вине оно произошло, к возмещению ущерба» и «всякий ответствен за вред, который он причинил не только своим действием, но также нерадением или неразумием» — эти два параграфа (1382 и 1383) фр. гражданского кодекса с совершенной определенностью выражают роль понятия Д. в современном праве. Немецкие партикулярные законодательства, сознавая значение общего принципа ответственности по Д., приближаются, однако более к римскому, чем к французскому праву. Составители проекта обще-германского уложения выставляют общее определение Д., как основы гражданско-правовой ответственности, и упоминают отдельные виды Д. лишь в видах выяснения широты этого понятия. Под Д. составители проекта понимают не только все преступления и проступки, которыми наносится имущественный или нравственный вред личности, но и так наз. «illoyale Handlungen», т. е. не только недозволенные законом, но и дозволенные им действия, если они отвергаются «добрыми нравами» и, в качестве таких, причиняют кому-либо ущерб. С таким широким понятием Д. в руках, судья получает большую и совершенно необходимую для него свободу борьбы с частными нарушениями неприкосновенности личности и ее благ. Русское право в этой области сильно отстало от зап.-европейского и знает лишь индивидуализированные Д., количество которых совершенно недостаточно для целей гражданского правосудия. Об историческом развитии Д. права см. превосходные этюды Ihering'a, «Das Schuldmoment im Rom. Privatrecht» (в его «Vermischte Schriften») и Holmes'a, «Early forms of liability», в его «The common law» (1881); также Муромцев, «Гражд. право древнего Рима» (91 — 102, 214 — 216). Для современного права см. коммент. к ст. 1382 и 1383 фр. гражд. кодекса в курсах фр. гражд. права; Dernburg, «Lehrb. des Preuss. Privatrechts» (II, 294) и «Motive zu dem Entwurfe eines allg. burgerl. Gesetzbuches» (II, 724 сл.).

143
{"b":"4758","o":1}