ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Подробное описание святилища дает Павзаний в Х книге своего «Описания Эллады». При входе с В в город Д. находилось несколько храмов; важнейший из них был посвящен Афине Предхрамной (A. Pronaia). Далее следовало святилище «Героя Стража» и гимназия. Между этими зданиями и самым святилищем, окруженным стеною, протекал ручей Касталия, берущий начало из ущелья между двумя скалами — Фэдриадами, у подножья которых находилось святилище. Дар вдохновения стал приписываться Касталии лишь римскими поэтами. Священный округ был наполнен статуями, всякого рода посвятительными сооружениями, доходившими иногда до размеров целых зданий и т. п. Самый храм был построен в дорическом стиле и имел богатый скульптурный убор. Весь архитрав был увешан щитами, добытыми от персов и галлов. В пронаосе были начертаны изречения семи мудрецов («Познай самого себя», «Ничего чрез меру» и т. д.) и находилось загадочное Е, в трех экземплярах: деревянном, посвященном 7-ю мудрецами, бронзовом — афинянами и золотом — императрицей Ливией. В самом святилище, куда никто кроме пифии и жрецов не допускался, находилась знаменитая расселина в скале, из которой выходили одуряющие пары. Над ней стоял треножник, на который садилась пифия, для приведения себя в экстаз, под влиянием паров. Первоначально пифия выбиралась из молодых девушек, но после того, как одна из них не соблюла невинности, выбирали пожилую девушку. На краю расселины находился ключ Кассотида, воду которого пила пифия перед гаданием, и лавровое дерево, листья которого она жевала. Дерево это каким-то неизвестным способом приводилось в содрогание. Здесь же находился так наз. «пуп земли» — конусообразное возвышение из мрамора, обвитое священными повязками. Из бесчисленного количества всяких посвящений (после массового вывоза произведений искусства в Рим, при Нероне, оставалось еще до 3000 статуй) заслуживает особого упоминания колоссальный золотой треножник, посвященный греками из варварской добычи после Платейской битвы. Золотая чаша его подперта была снизу бронзовой колонной, в виде трех свившихся змей. Все золотые части стали добычей фокийцев, бронзовая же колонна, на которой написаны имена всех греческих государств, сражавшихся с персами, перевезена была Константином В. в Константинополь, где она и теперь находится. На стенах так называемой «Лесхи Книдийцев» находились знаменитейшие композиции Полигнота, изображавшие падение Трои и подземное царство. Близ Д., в отрогах Парнаса, сталактитовый грот, посвященный в древности нимфам и Пану.

До последнего времени в Д. производились раскопки франц. афинской археологической школой в весьма скромных размерах. Найдены фундаменты и некоторые архитектурные части храма, причем в стене, облицовывающей фундамент, оказалось более 600 надписей, большею частью касающихся отпущения на свободу рабов. Главной помехой к систематическому исследованию Д. служило то, что на самом месте святилища находится деревушка Кастри, дома которой почти целиком состоят из древних обломков. В последнее время франц. правительству удалось преодолеть это затруднение. Оно заключило с греческим правительством договор, по которому последнее берет на себя экспроприацию Кастри, а французское правительство производит за свой счет раскопки. Найденные предметы составляют достояние Греции. Франц. правительство имеет исключительное право на воспроизведение и издание всех найденных предметов в течение 5 лет. Конвенция имеет силу в течение 10 лет со дня подписания (13 апр. 1891 г.). См. P. Foucart, «Memoire sur les ruines et l'histoire de Delphes» («Archives des Missions Scientif.», 1865); A. Mommsen, «Delphica»; Pomtow, «Beitrage zur Topographie von D.» (Б., 1890).

А. Щукарев.

Деметра

Деметра (Dhmhthr) — дочь Кроноса и Реи, сестра Зевса, занимала, как богиня земледелия, гражданского устройства и брака, видное место в греч. мифологии. Миф о ней и о дочери ее Персефоне подробно изложен в одном из так назыв. гомеровских гимнов. Аид, с согласия Зевса, похищает Персефону; Д., после тщетных поисков, узнает об этом от Аполлона. Разгневанная, она покидает Олимп; земля становится неплодородной, и Зевс, чтобы успокоить Д., посылает Гермеса в преисподнюю за Персефоной, которая отныне могла лето проводить у матери, зимой же должна была оставаться в подземном царстве у Аида. Тогда Д. делает землю снова плодородной и возвращается на Олимп, предварительно научив елевзинских правителей, Триптолема, Диокла, Евмолпа и Келея, приношению жертв и елевзинским таинствам. В особенности Триптолем, ее любимец, был назначен ею для распространения земледелия и ее культа. Елевзин был главным местом культа Д. Миф о Д. и Персефоне, представляющий собою произрастание и умирание полевых растений, посев и жатву, был предметом распространившихся затем во всей Греции елевзинских таинств. В культе Д. было и другое символическое значение: женское плодородие, рожание и воспитание детей, и Д., как богиня брака и семейной жизни, особенно почиталась замужними женщинами, праздновавшими в честь ее тесмофории. Культ Д. очень древний; по Геродоту, он был еще во времена пелазгов распространен в Фессалии, Беотии, Аттике, Мегаре, Коринфе, оттуда перенесен в Сицилию, Мал. Азию и др. Перевес дорян, после переселения их в Пелопоннес, был неблагоприятен для мирного культа Д.; его оживило усилившееся влияние ионийского племени. Д. стала предметом почитания во всей Греции, на о-вах, в Мал. Азии, в Италии (где она была отожествлена с Церерой). В жертву ей приносились быки, коровы, особенно свиньи (вследствие их плодородия), плоды, пчелиные соты; ей были посвящены колосья, мак, фруктовые деревья и т. п. В древнейшее время Д. слыла подземной богиней и во многих местах представлялась в брачном сожительстве с Посейдоном, от которого она родила коня Apиoнa. Это отношение ее к Посейдону выразилось в древнейшем искусстве; так Опат изобразил ее для Фигалии с лошадиной головой, с дельфином и голубем в руках. Лишь позднее, особенно со времен Праксителя, искусство изображает ее с мягкими и кроткими чертами лица, иногда с печатью грусти о пропавшей дочери. Она представлялась или стоя, или сидя на троне, с венком из колосьев на голове; в руках ее факел и корзина плодов или колосья и мак. Любимым сюжетом для скульпторов было снаряжение Д. Триптолема в путь, для распространения ее культа (колоссальный рельеф в афинском музее). Ср. Preller, «D. u. Persephone, ein Cyclus mythologischer Untersuchungen» (1837); Forster, «Der Raub u. die Ruckkehr der Persephone» (1874).

Демидовы

Демидовы — семья, давшая много замечательных общественных деятелей. Родоначальник ее, Демид Антуфьев, был с 1672 г. кузнецом при тульском оружейном заводе. Сын его, Никита Демидович (1656 — 1725) — основатель богатства Д. О начале его известности и первых успехах существует много разных преданий, связанных с именами Шафирова и Петра В. Достоверно только то, что искусно приготовленные им образцы ружей понравились Петру, кот. сделал его поставщиком оружия для войска во время Северной войны. Так как поставляемые Никитой Д. ружья были значительно дешевле заграничных и одинакового с ними качества, то Петр, в 1701 г., приказал отмежевать в его собственность лежавшие около Тулы стрелецкие земли, а для добывания угля дать ему участок в Щегловской засеке. В 1702 г. ему были отданы Верхотурские железные заводы, устроенные на р. Невье еще при Алексее Михайловиче, с обязательством уплатить казне за устройство заводов железом в течение 5 лет и с правом покупать для заводов крепостных людей. В грамоте от того же года Никита Д. наименован Демидовым, вместо прежнего прозвища Антуфьев. В 1703 г. Петр приказал приписать к заводам Д. две волости в Верхотурском уезде. С 1716 г. по 1725 г. Д. вновь построил четыре завода на Урале и один на р. Оке. Д. был одним из главных помощников Петра при основании Петербурга, жертвуя на этот предмет деньгами, железом и т д. Сын его Акинфий Никитич (1678 — 1745) с 1702 г. управлял Невьянскими заводами. Для сбыта железных изделий с заводов он восстановил судоходный путь по Чусовой, открытый еще Ермаком и потом забытый, провел несколько дорог между заводами и основал несколько поселений по глухим местам вплоть до Колывани; построил 9 завод. и открыл знаменитые алтайские серебряные рудники, поступившие в ведение казны. Он же принимал меры для разработки асбеста или горного льна и распространял, вместе с отцом, добывание и обработку малахита и магнита. Предложение его уплачивать казне всю подушную подать, за уступку ему всех солеварен и повышение продажных цен на соль, было отвергнуто, несмотря на посредничество Бирона, делавшего у него громадные денежные займы. В 1726 г. Д., вместе с братьями и нисходящим потомством, возведен в потомственное дворянское достоинство по Нижнему-Новгороду, «с привилегией против других дворян ни в какие службы не выбирать и не употреблять». По его завещанию значительная доля его наследства предназначалась сыну его от второго брака, Никите; старшие сыновья возбудили процесс, и по Высочайшему повелению ген.-фельдм. Бутурлин произвел между ними равный раздел. Старший сын Акинфия, Прокофий (1710 — 1786), был известен своими чудачествами. Так, в 1778 г. он устроил в Петербурге народный праздник, который, вследствие громадного количества выпитого вина, был причиною смерти 500 чел. Однажды он скупил в Петербурге всю пеньку, чтобы проучить англичан, заставивших его во время пребывания в Англии заплатить непомерную цену за нужные ему товары. Громадные богатства, полученные по разделу (четыре завода, которые он потом продал купцу Яковлеву, до 10000 душ крестьян, более 10 сел и деревень, несколько домов и пр.), и доброе сердце сделали П. Д. одним из значительнейших общественных благотворителей. На пожертвованные им 1107000 р. основан московский воспитательный дом. Им же учреждено спб. коммерческое училище, на которое он пожертвовал 250000 руб. (1772). Когда стали открываться народные училища и главные нар. уч., П. Д. пожертвовал на них 100000 р. С именем его связывается также учреждение ссудной казны. — Брат Прокофия, Никита Акинфиевич (1724 — 1789), отличался любовью к наукам и покровительствовал ученым и художникам. Он издал «Журнал путешествия в чужие края» (1786), в котором много верных замечаний, указывающих на широкую наблюдательность автора. Состоял в переписке с Вольтером; в 1779 г. учредил при акд. художеств премию-медаль «за успехи в механике». Внук Акинфия Д., Николай Никитич (1773-1828), начал службу адъютантом при кн. Потемкине во время второй турецкой войны; построил на свой счет фрегат на Черном море. В 1807 г. пожертвовал дом в пользу гатчинского сиротского института. В 1812 г. выставил на свои средства целый полк солдат («Демидовский»). В 1813 г. подарил московскому университету богатейшее собрание редкостей и в том же году построил в Петербурге четыре чугунных моста. Живя с 1815 г. почти постоянно во Флоренции, где он был русским посланником, он, однако, много заботился о своих заводах, принимал меры к улучшению фабричной промышленности в России, развел в Крыму виноградные, тутовые и оливковые деревья; в 1819 г. пожертвовал на инвалидов 100000 руб., в 1824 г., по случаю наводнения в Петербурге, на раздачу беднейшим жителям — 50000 р.; в 1825 г. — собственный дом для «Дома Трудолюбия» и 100000 р. Составил во Флоренции богатейшую картинную галерею. Благодарные флорентинцы за основанные им детский приют и школу поставили ему памятник (1871). Павел Григорьевич (1738 — 1821), внук Никиты Демидовича, образование получил в геттингенском университете и фрейбергской академии. Много путешествовал по Зап. Европе. «За обширные познания в натуральной истории и минералогии» Екатерина II пожаловала его в советники берг-коллегии. Находился в переписке с Линнеем, Бюффоном и другими заграничными учеными; составил замечательную естественно-научную коллекцию, которую, вместе с библиотекой и капиталом в 100000 руб., подарил московскому унив. (1803). Когда в 1802 г. был издан манифест об учреждении министерств, заключавший в себе, между прочим, призыв к пожертвованиям на дело образования в России, Д. одним из первых откликнулся на него. В 1803 г. на пожертвованные им средства (3578 душ крестьян и 120000 р.) основано «Демидовское высших наук училище» (теперь Демидовский юридический лицей). В 1805 г. он пожертвовал для предполагаемых университетов в Киеве и Тобольске по 50000 р.; тобольский капитал к 80-м годам возрос до 150 тысяч руб. и пошел на учреждение томского унив., в актовой зале которого поставлен портрет Д. В 1806 г. он пожертвовал моск. университету свой минцкабинет, состоявший из нескольких тысяч монет и медалей. В Ярославле ему поставлен памятник, открытый в 1829 г. Павел Николаевич, старший сын Николая Никитича, егермейстер (1798 — 1841). Он несколько лет служил губернатором в Курске и прослыл благотворителем края. Во время холеры 1831 г. построил в Курске четыре больницы; на его счет воздвигнут памятник поэту Богдановичу. Известен, как учредитель так называемых «Демидовских наград», на которые жертвовал при жизни и назначил выдавать в течение 25-ти лет со времени его смерти по 20000 р. ассигнациями или 5714 руб. сер. ежегодно. — Анатолий Николаевич (сын Николая Никитича, 1812 — 70). Большую часть своей жизни прожил в Европе, изредка лишь приезжая в Poccию. Крупнейшие его пожертвования: 1) основание «Демидовского дома призрения трудящихся» в СПб., на что им дано более 500000 р.; 2) основание «Николаевской детской больницы», на которую он пожертвовал, вместе с братом Павлом Николаевичем, 200000 руб. В 1841 г. он женился на племяннице Наполеона I, сестре принца Наполеона, Матильде. Купив княжество Сан-Донато, близ Флоренции, он стал называться князем Сан-Донато, но только за границей. На его счет снаряжена была в 1837 г. ученая экспедиция в южную Россию (обзор ее результатов издан под заглавием: «Esquisse d'un voyage dans la Russie meridionale el la Crimee», (1838; русский пер. М., 1853); он же дал средства на путешествие по России франц. художника Durand (1837), составившего и издавшего в Париже альбом видов: «Voyage pittoresque et archeologique en Russie». Под псевд. Nil-Tag, Д. поместил о России ряд писем в «Journal des Debats» и издал их отдельною книгой: «Lettres sur l'Empire de Russie». — Павел Павлович (1839 — 85), сын Павла Николаевича, окончил курс в юридическом факультете спб. унив., служил в посольствах парижском и венском, был советником губернского правления в КаменецПодольске, с 1871 по 1876 г. был киевским городским головой. Во время русскотурецкой войны 1877 — 78 г. был чрезвычайным уполномоченным спб. общества «Красного креста». На его средства издавалась одно время в СПб. газета «Россия». В 1883 г. он написал брошюру «Еврейский вопрос в России». Унаследовал от бездетного дяди, Анатолия Николаевича, титул князя Сан-Донато, утвержденный за ним Государем в 1872 г.

146
{"b":"4758","o":1}