Содержание  
A
A
1
2
3
...
184
185
186
...
208

Таким образом относительно происхождения домашнего быка вопрос был бы ясен, если бы не было известно, что некоторые из домашних животных легко превращаются в диких. В Америке до ее открытия не было ни одного из домашних животных Старого света. Не было ни лошадей, ни коров, ни свиней, ни овец, ни коз. Все эти наши исконные домашние животных завезены в Америку европейцами и все они нашли такую благоприятную для себя почву, что скоро размножились до излишества. Численность их стала превышать потребности народонаселения. При таких условиях, естественно, некоторые животные оставались без присмотра, стали отставать от стад, бродить по лесам и постепенно дичать. Таким путем в Америке начали набираться целые стада одичалых быков и лошадей. Натузиус говорит, что у него были случаи одичания свиней и спаривания их с дикими кабанами. Что было с нашими Д. животными в Америки и что отчасти бывает и в Европе, тоже повторяется в редко населенных местностях Австралии, где одичалый рогатый скот и лошади даже небезопасны для людей. В легкости одичания Д. животных некоторые видят как бы доказательство их происхождения от диких видов. Потому будто так легко и дичают некоторые из Д. животных, что их природе более соответствует состояние дикое, чем домашнее, искусственное, из которого они как бы и стремятся выйти. Если бы одомашненность была природным свойством некоторых животных, то таким нелегко было бы обходиться без помощи человека и перевод одновидовых диких животных в домашнее состояние не представлял бы большого труда.

Как бы то ни было, но вопрос о происхождении наших домашних животных, этих ближайших слуг и друзей человека, следует считать открытым, так как он, по справедливому замечанию. Натузиуса, лежит вне наблюдений и опыта.

Литература: Дарвин, "Прирученные животные и пр. " (1867); его же, "О происхождении видов в проч. " (1862); Богданов, «Речь о происхождении домашней собаки» («Труды VI съезда естествоиспытателей»); «Исследования современного состояния скотоводства в России» (изд. мин. госуд. имуществ 1882 — 85); Зеттегост, «Животноводство» (пер. О. Гримма, 1881); Кесслер, «О происхождении домашних животных» (1847); Ruttimeyer, «Die Faune der Pfahlbauten in der Schweiz etc.» (1864); Wilckens, «Grundzuge d. Naturgeschichte des Hausthiere» (1880); H. von Nathusius, «Vortrage uber Viehzucht und Rassenkentniss» (1872); Furstenbert und Rohde, «Die Rindviehzucht nach ihrem jetzigen rationellen Standpunct» (1872).

А. Советов.

Доминиканцы

Доминиканцы, или орден братьев проповедников (Ordo fratrum praedicatorum), основан св. Домиником в Тулузе, утвержден папою Гонорием III и быстро распространился во Франции (здесь Д. нередко назывались якобинцами, потому что первое их местожительство было в Париже, при церкви св. Иакова), Испании и Италии. На первом генеральном капитуле в Болонье, в 1220 г., Д. орден был объявлен нищенским: на его членов возложена обязанность отказаться от всяких имуществ и доходов и жить подаяниями. Это постановление соблюдалось не вполне и в 1425 г. было отменено папой Мартином V. Третий великий магистр ордена, св. Раймунд де Пеннафорте, издал в 1238 г. собрание его статутов. Во главе ордена стоит избиравшийся сначала пожизненно, а потом на 6 лет великий магистр. В каждой стране есть провинциальный приор, в каждом отдельном общежитии, имеющем не менее 12 чл. — конвентуальный приор. Над этими начальствующими лицами стоит капитул, т. е. общее собрание, созываемое каждые три года. Главная задача нового ордена состояла в миссионерской деятельности между неверными; но вместе с тем он ревностно занимался церковной проповедью и богословием. Альберт Великий и Фома Аквинский — замечательнейшие ученые, вышедшие из ордена; к нему же принадлежали Эккард, Таулер, Савонарола, Викентий Бовэский. При самом основании своем обратившиеся к помощи меча для борьбы против альбигойцев, Д. продолжали быть внешними охранителями правоверия. Magister sacri palatii, всегда избиравшийся из Д., заведывал высшей цензурой; папа Григорий IX передал им инквизицию. В эпоху наибольшего процветания орден Д. насчитывал до 150000 членов, в 45 провинциях (из них 11 вне Европы), и 12 конгрегаций, под управлением самостоятельных генеральных викариев. Позднее Д. были оттеснены иезуитами от школ и проповеди при дворах, а отчасти и от миссионерской деятельности. Теперь Д. существуют в Италии, Испании, Австрии; миссии их есть в Америке и Ост-Индии. Одежда их состоит из белой рясы, с белым капюшоном; выходя на улицу, они надевают сверху черную мантию с черным капюшоном. Герб ордена изображает собаку, которая несет во рту горящий факел (отсюда и название их «Псы Господни»), чтобы выразить двойное назначение ордена: охранять церковь от ереси в просвещать мир проповедью истины. Женские Д. монастыри, числом до 300, существуют в Италии, Австрии, Бельгии, Америке. Монахини занимаются рукоделием. Одежда их белая, с черным плащом и вуалью. Знаменитейшая из сестер этого ордена — св. Екатерина Сиенская. Д. орден имеет еще и третью ветвь. Сам Доминик основал, под именем «Милиции Иисуса Христа», союз светских людей обоего пола, для защиты церкви и для стремления к нравственному совершенству. После его смерти они стали называться братьями и сестрами «Покаяния св. Доминика». Они не произносят обетов, остаются в свете и по мере сил содействуют целям ордена. См. Lacordaire, «Memoire pour le retablissement de l'ordre des Freres precheurs» (1840); Danzas, «Etude sur les temps primitifs de l'ordre de St. Dominique» (Пар., 1874 — 75); Douais, «Essai sur l'organisation des etudes dans l''ordre des Freres precheurs etc.» (1884).

Домовый гриб

Домовый гриб (Merulius lacrymans Fr., Hausschwamm немцев, Merule pleureur французов, Dry rot англичан (Синонимы: домовая губка, гниль, ноздревикразрушитель, домашний или древесный греб; Merulius destruens Pers., Merulius vasitator Tode) — весьма вредоносный гриб из семейства трутовиков (Polyporei). Поселяется на мертвом (срубленном) дереве, в особенности на дереве, употребляемом на постройки и различные поделки. Раз поселившись, гриб в состоянии, в сравнительно непродолжительный срок, превратить значительную массу дерева в одну труху. Убытки, причиняемые им, весьма значительны. Некоторые авторы исчисляют их, по крайней мере для Зап. Европы, в миллионы. Д. гриб в высокой степени обладает способностью, свойственной грибам вообще, развивать при условиях не благоприятствующих плодоношению обильную грибницу. Такими условиями являются влажность, спертый, стоячий воздух и отсутствие света. Если они имеются налицо, гриб быстро и обильно развивается в бесплодной форме (ее прежде называли Himantia Link) и энергично ведет дело разрушения. Чаще всего он гнездится в темных, душных в влажных погребах и подвалах, у основания балок, на нижней поверхности досок пола, непосредственно покоящегося на влажной почве. Сначала на дереве замечаются лишь маленькие белые точки, постепенно сливающиеся в слизистые пятна или нежно-шерстистые налёты; потом образуется серебристое, похожее на паутину, сплетение. Оно все более и более разрастается и расстилается по поверхности дерева, становится более толстым, листоватым и приобретает пепельносерый цвет и шелковистый блеск. От краев гриба отходят тонкие нити в отроги, переползающие в поисках за пищей через мельчайшие отверстия и трещины в каменных стенах из одной части дома в другую. В некоторых случаях разрушительная работа гриба может обусловить собой падение всего дома. Иногда на помощь Д. грибу являются и другие грибы: Polyporus vaporarius, Polyporus destructor и др. Д. гриб нападает главным образом на хвойные породы, но и лиственные (напр. дуб) от него не гарантированы. По исследованиям Р. Гартига, разрушение дерева происходит отчасти вследствие выделения грибом особых ферментов, растворяющих органические вещества дерева на значительном расстоянии от грибных гиф и превращающих их в удобоусвояемую грибом форму, отчасти вследствие растворения зольных составных частей (Aschenbestandtheile) клеточных оболочек в местах непосредственного соприкосновения последних с гифами. По мере разрушения, дерево все более и более буреет и постепенно превращается в труху; мягкое в свежем состоянии, оно становится, высохши, хрупким, ломким. Особенно легко разрушается Д. грибом под, выкрашенный масляной краской, так как нижняя сторона такого пола защищена от света и от высыхания. Присутствие Merulius lаcrymans в таких случаях узнается по рассеянным на верхней поверхности черным пятнышкам. Если же дерево выкрашено клеевой краской, то на поверхности его появляются отдельные пушистые участки желтоватого цвета. Массивные дерева, зараженные Д. грибом, издают при постукивали глухой звук, а при дальнейшем разрушении легко подаются при надавливании рукой. Разрушенное дерево становится чрезвычайно гигроскопичным и жадно, как губка, поглощает воду. Таким путем вода может передаваться снизу в различные, часто весьма отдаленный части здания, а так как и сам мицелий обладает способностью легко проводить воду и отдавать ее сухому дереву, то самые сухие комнаты гриб может сделать сырыми и необитаемыми. Ко всему этому нужно присоединить еще и то, что разлагающийся и гниющие плодовые тела гриба издают чрезвычайно неприятный характерный запах, вредный для здоровья обитателей. Содержание воды в Д. грибе достигает, по анализам Гёпперта и Полека (Poleck) — 48 и до 68 %.

185
{"b":"4758","o":1}