ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Из числа сочинений, вошедших в так называемый сборник Г., наиболее известны следующие, приписываемые почти всеми историками медицины самому Г. : «De aere aquis et locis» и «Epidemiorum libri septem» — содержат наблюдения над распространением болезней в зависимости от внешних влияний атмосферы, времен года, ветра, воды и результаты — физиологические действия указанных влияний на здоровый организм человека. В этих же сочинениях приведены и данные по климатологии разных стран; в последнем более обстоятельно изучены метеорологические условия одной местности острова и находившиеся в зависимости от этих условий болезни. Вообще Г. делит причины болезней на два класса: общие вредные влияния со стороны климата, почвы, наследственности и личные — условий жизни и труда, питания (диеты), возраст и пр. Нормальное влияние на организм указанных условий вызывает и правильное смешение соков — здоровье. Сочинение «Praenotiones s. Prognosticon» является доказательством замечательной наблюдательности Г. и содержит длинный ряд признаков во время течения болезни, на основании которых можно делать благоприятное или неблагоприятное предсказание относительно исхода заболевания. Г. знал уже и тогда очень многие симптомы, являющиеся важными для прогноза и диагноза и в настоящее время, обстоятельно изучал характер выделений (мокрота, экскременты и пр.) при разных формах болезней и при исследовании больного пользовался уже такими приемами как постукивание, выслушивание, ощупывание, хотя, конечно, в самой примитивной форме. Строго наблюдая за течением болезней, он придавал особенное значение различным периодам болезней, особенно лихорадочных, острых, устанавливая определенные дни для кризиса, перелома, болезни, когда организм, по его учению, сделает попытку освободиться от несваренных соков. В «De fracturis» и «De articulis» и др. подробно излагаются операции и хирургические заболевания. Из описаний Г. явствует, что хирургия в глубокой древности стояла очень высоко; употреблялись инструменты и разные приемы перевязок, имеющие место и в медицине нашего времени. В сочинении «De гаtione victus in acutis» и др. Г. положил начало рациональной диэтетике и указал на необходимость питать больных, даже лихорадочных, что впоследствии было забыто, и с этою целью установил диеты, применительно к формам болезней — острых, хронических, хирургических и т. д. О "Г. " и «Гиппократовом сборнике» существует громадная литература; из рус. сочинений заслуживают особенного внимания: «Очерки истории медицины» С. Ковнера (вып. II. Киев, 1883). Перевода «Г. сборника» на новейшие языки имеется несколько изданий; на рус. язык переведены книги «О древней медицине» и «Афоризмы». А. Л. — ий.

Гирке

Гирке (Оттон Gierke) — очень известный современный юрист, профессор германского права в Берлине, один из немногочисленных последовательных германистов в духе Эйхгорновской ветви исторической школы. По мнению Г., лишь позитивное, историческое право, живущее в органических общественных союзах, и прежде всего в народе, есть действительно существующее и нормальное право. Рационалистическое же «естественное право», основой которого является суверенная личность — мечта, осуществление которой ведет к гибели общества. Право, поэтому, всегда национально; творец его — «народный дух», особенности которого отражаются на праве. Последние выражены определенно и в национальном герм. праве. Основная его черта — склонность к ассоциации, корпоративной жизни, ставящей личность в связь с общественными интересами и сочетающей право с обязанностью. Герм. право, поэтому, не знает ни суверенного государства, ни суверенной личности; оно не проводит различия между публичным и частным правом. Зато публичному герм. праву чужд абсолютизм; в нем «дует веяние естественно правовой мечты», «присутствует идея личной свободы». Частное герм. право — вполне социальное: «оно проникнуто идеей общности», в него просочилась «капля социалистического масла». Удовлетворить нарождающимся потребностям гражданской жизни римское право неспособно. Его вещное право с доминирующей идеей безграничной собственности — «не только не социальное, но антисоциальное право»; его обязательственное право, преследуя только интересы оборота и в совершенстве обработанное технически, «отдает неопытного обывателя — в руки ловкого дельца, мелкого ремесленника и крестьянина — в руки крупного предпринимателя, рабочего — в руки капиталиста»; семейное же и наследственное — покоятся на идеях, совсем не схожих с национальными. Мысли об особенностях герм. права обоснованы Г. в его больших сочинениях: «Das deutsche Genossenschaftsrecht» и «Die Genossenschaftstheorie and die deutsche Rechtssprechung», содержащих богатый исторический и современный судебно-практический материал. Критика современного романистического права представлена Г. в соч., посвященных разбору нового проекта обшегерм. уложении: «Der Entwurf eines burgerlichen Gesetzbuches und das deutsche Recht», «Die sociale Aufgabe des Privatrechts», «Personengemeinschaften und Vermogensinbegriffe in. dem Entwurfe» и т. д. В этих последних сочинениях современные гражданско-правовые идеалы неосновательно смешиваются с национальными особенностями герм. народного духа; но, помимо этого недостатка, критика Г. — очень заметное явление в современной литературе. Кроме названных сочинений, Г. принадлежат: «Naturrecht u. deulsches Recht» и «Johannes Althuslus und die Entwickelung der naturrechtlichen Staatstheorien». Издаваемые им "Untersuchungen zurdeutschen Staats— und Rechtsgesch. " представляют собрание монографий по истории германского права. В русской литературе изложение воззрений Г. сделано было Бруном в «Русской Мысли» 1890 г. № 10 и Гервагеном в «Юридическом Вестнике» 1891 г. №№ 7 — 8. Критику его теории обществ. союзов см. у Sobm'a, «Die dentsche Genossenschaft» (1889). В. Н.

Гирландайо

Гирландайо (Ghirlandaio) — прозвище нескольких итал. (флорент.) художников, из которых особенно известны два: 1)Доменико Г, (1449 — 94). Его отец Томазо Бичарди славился в свое время, как искусный золотых дел мастер; сохранилась легенда, что ювелирные гирлянды, которые он делал для головного убора девушек, были в большой моде и что вследствие того было дано ему прозвище «гирляндщик» (ghirlandaio), перешедшее и на его сыновей и внука. Доменико Г. первоначально готовился быть также золотых дел мастером, но рано обнаружил замечательные способности к живописи. Учителем его в ней был А. Бальдовинетти. К самым ранним произведениям этого мастера принадлежат фрески, исполненные им в Риме, но от этих работ сохранилось только «Призвание к апостольству св. Петра и Андрея»; затем, фресковый лик блаженного Иеронима в црк. Оньисанте во Флоренции, на котором все окружающее блаженного Иеронима представляет картину полнейшего домашнего затишья, в манере тогдашних нидерландских художников; наконец «Тайная Вечерь» в трапезе Оньисанте, в которой заметно удачное стремление придать каждому лицу отдельный индивидуальный характер. Гораздо выше является Г. в фресках часовни Сассетти, в церкви Санта-Тринита во Флоренции, изображающих события из жития св. Франциска. Лучшее из этих изображений — смерть св. Франциска. Торжественное расположение целого, строгость отдельных фигур, мужественное выражение сострадательного участия в лицах, и совершенство технического выполнения, — все эти качества ставят эту картину высоко. В изображениях на дисках своеобразная манера Доменико Г. не так заметна; при том в них неприятно поражает глаз известная пестрота и преобладание ярко-красного цвета. Тем не менее, в числе этих картин встречаются весьма замечательные, как, напр., «Поклонение волхвов» в церкви флорентийского воспитательного дома (agli Innocenti). Две Мадонны его работы находятся в флорентийской акд. Одна из картин, помеченная 1485 годом, «Поклонение пастырей» с языческим саркофагом, заменяющим ясли. «Посещение св. Девы» находится в Лувре. «Мадонна» в сиянии с четырьмя святыми, в берлинском музей. Доменико Г. довел направление искусства своего времени до особенной степени совершенства: портрет, в обширном смысле этого слова — вот что преимущественно выдается в произведениях Г., а именно помещение в церковно-исторических изображениях портретов современников для увековечения памяти о них. Просто и спокойно стоят эти лица в качестве зрителей или свидетелей по сторонам священного события. Их отношение к главному предмету можно сравнить с значением, какое имели хоры в греческой трагедии. Г. обыкновенно облекает фигуры зрителей в тогдашний обычный костюм и окружает их богатой флоретийской архитектурою с умно рассчитанной перспективой. Формы всегда прекрасно переданы, особенно природа схвачена с поразительной правдой. Технические приемы в стенописных работах Г. обличают небывалое совершенство. Г. усовершенствовал передачу воздушной перспективы. Кроме того он считается основателем школы, создавшей Микеланджело Буонаротти. — 2) Ридольфо Г. (1488 — 1661), сын предыдущего, живописец, ученик своего дяди, Давида Г. и ФраБартоломмео, подвергшийся потом влиянию Л. да-Винчи и Рафаэля. По манере он во многом напоминает этого последнего во флорентийский период его деятельности, как то особенно видно в двух картинах, хранящихся в Уффициях: «Воскрешение св. Зиновием умершего отрока» и «Перенесение тела св. Зиновием в Флорентийский собор». Картины замечательны в особенности по экспрессии голов. Из других произведений Ридольфо Г. известны: «Увенчание Пресвятой Девы» (Лувр), женская головка (Питти), в церкви Санта-Спорито во Флоренции, «Несение Креста». В петербургском Эрмитаже находятся две сомнительные картины Ридольфо Г. : «Св. Семейство» (№ 30) и «Богоматерь с Младенцем» (Кроу и Ковальказелле приписывают их скорее Микеле да-Ридольфо или Мариано да-Пешиа). В. Ч.

46
{"b":"4758","o":1}