ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гладиаторы

Гладиаторы (Gladiatores) — единоборцы и борцы с зверями в римских цирках. Игры с участием Г. (munera gladiatoria) ведут свое начало от этрусков, у которых они совершались в честь умерших, заменив первоначальные человеческие жертвоприношения. Впервые совершены они были в Риме в 265 г. до Р. Хр., на forum boarium. В последний век республики бои Г. получили широкое распространение как в Риме, так и в других городах Италии. С этих пор они происходили уже не на форуме, а в особо устраиваемых амфитеатрах с открытой ареной, сначала временных, деревянных, затем каменных, известнейший из которых, так назыв. Колизей, построен Веспасианом и Титом. Устройство гладиаторских игр в эту эпоху получило широкую и правильную организацию. Г., ряды которых пополнялись военнопленными, разделались на труппы (fаimiliae, ludi), содержимые антрепренерами (lanistae). Во время империи учреждены были даже правительственные школы Г. С 1 в. до Р. Хр. водворился обычай, чтобы лица, получавшие высшие магистратуры, в особенности эдилы, при вступлении своем в должность давали гладиаторские игры. Обязанность эта была сопряжена с большими расходами, тем более, что каждый дававший такие игры старался, по возможности, затмить своих предшественников большим количеством пар Г. и роскошью их вооружения. Август ограничил эту разорительную роскошь, запретив выставлять более 60 пар Г., и поручил надзор за ними преторам. Тиверий ограничил право давать гладиаторские игры лицами, имеющим не менее 40 т. сестерций капитала. Позднейшие императоры снова поощряли роскошь Г. боев. Между ними были большие любители этих зрелищ, напр., Траян, Адриан. Коммод сам участвовал в боях и гордился именем Г. При Гордиане III ежемесячно были даваемы бои, с участием 150 — 500 пар Г.

Внешний ход Г. боев был следующий. Накануне боя Г. особенно сытно кормили (cena libera). В день игр они вступали торжественной процессией попарно на арену и, приближаясь к императорской ложе, произносили известное восклицание: «Ave Caesar morituri te salutant»! Начинался бой стычками с тупым оружием, разными упражнениями в ловкости и т. п. Затем трубой подавался сигнал к серьезному бою. Раненые могли просить пощады у зрителей или у императора, поднятием руки. Неполучавшие пощады приканчивались победителями, а трупы их стаскивались с арены в так называемый spoliarium. Г., удачно выступившие в первый раз перед публикой, получали таблички (tesserae) с надписью SP (ectatus). Отличавшиеся особою храбростью могли быть, по требованию зрителей, освобождаемы от дальнейшего участия в играх, что выражалось вручением им особого жезла — rudis, почему они назывались rudiarii. Однако и эти последние (равно как иногда свободные и даже знатные люди) выступали снова на арену, за особо возвышенную плату. В таком случай они должны были давать клятву не щадить своей жизни. Г. делились на ordinarii и meridiarii или bestiarii. Эти последние боролись без всякого оборонительного оружия, почти нагие, с дикими зверями, при чем масса их погибала. Это были обыкновенно, осужденные на смерть преступники. Ordinarii подразделялись на несколько родов, при чем в каждой паре состязалось всегда два различных Г. Главные роды были: 1) самниты, названные по вооружению, заимствованному у соименного племени. Сражались в полном вооружении. В имп. время они назывались opiomachi или secutores. — 2) Retiarii, главными атрибутами которых были сеть, набрасывавшаяся на голову противника, обыкновенно из secutores, и трезубец для его умерщвления. Если secutor увертывался от сети, он должен был преследовать легкого на бегу, но лишенного тяжелого оружия противника. — 3)Фракийцы (Thraces) — в полном вооружении, с особым кривым мечом. Им противопоставлялись 4) галлы или murmillones (от рыбки mormuloV, изображавшейся на их шлеме). См. J. P. Meier, «De gladiatura Romana» (Бонн, 1881). А. Щ.

Глазунов (Александр Константинович)

Глазунов (Александр Константинович) — композитор, примыкающий к новой русской музыкальной школе, ученик М. А. Балакирева и Н. А. Римского-Корсакова, род. в 1865 г. Написал несколько увертюр, симфоний, симфонических поэм, сюит, смычковых квартетов, песен. Подробный перечень сочинений Г. см. в «Каталоге музыкальным сочинениям», изд. М. П. Беляевым в Лейпциге. Г. выступал в качестве капельмейстера в русских симфонических концертах в Петербурге. М. П.

Гласные звуки

Гласные звуки — образуются из музыкального тона, результата деятельности голосовых связок (так называемого голосового тона), модифицируемого различными положениями полости рта, которая играет в данном случае роль надставной трубы у духовых инструментов, т. е. роль резонатора. Таким путем образуются Г. звуки обыкновенной речи; Г. же шопотные отличаются тем, что роль голосового тона у них играет немузыкальный шум происходящий от трения выдыхаемого воздуха о голосовые связки, удаленные друг от друга дальнше, чем при образовании голосового тона. Названные факторы являются существенно необходимыми для образования Г. Случайное, не необходимое условие — участие второй надставной трубы, полости носа, которая своим резонансом придает Г. звукам так называемый носовой оттенок (vocales nasales, Г. носовые). Таким образом источником звука при Г. являются гортань и голосовые связки, а полость рта (или носа,) имеет роль исключительно звуковидоизменяющую. В этом заключается акустическое отличие Г. от согласных, в образовани которых, кроме голосового тона (могущего быть и не быть), непременно участвует, в большей или меньшей степени, тот или другой немузыкальный шум, образуемый различными частями полости рта. В физиологическом отношении Г. звуки отличаются от согласных тем, что деятельность надставной трубы (полости рта) имеет при них более пассивный характер: различные части ее никогда не образуют при Г. таких резких сужений или полных затворов, как при согласных. При классификации Г. приходится принимать в соображение различные факторы их образования. А. Основания акустические — основной материал — голосовой тон или шум: Г. обыкновенные и Г. шопотные. Б. Основания физиологические: 1) Г. с основной (ярко выраженной) надставной трубой: широкий а, узко-губной у и узконебный и, Г. со средней надставной трубой, т. е. занимающей средину между двумя крайними надставными трубами — е, средний между а и и, и о, средний между а и у, Г. со смешанной надставной трубой, представляющие как бы соединение половин двух различных артикуляций — немецк. ь (фр. u), при котором губы имеют то же положение, как для у, а язык — как для и; затем Г. русский ы (приблизительная противоположность немецкого ь: губы для и, язык для у), а также немецк. ц (фр. еп) = язык для е, губы для о. 2) Г. с совершенной (определенной, постоянной формы и величины) и Г. с несовершенной (неопределенной величины и формы) надставной трубой: Г. ясные и неясные. 3) Г. с одной надставной трубой (полость рта) — Г ртовые (orales) или чистые, и Г. с двумя надставными трубами (рот и нос): носовые (nasales). 4) По длительности акустического эффекта: Г. долгие и краткие. 5) По энергии экспиративного воздушного тока: Г. ударенные и неударенные. Весьма разработана физиологическая классификация Г. у английских фонетиков (Bell, oweet), которые дают вполне своеобразную и точную систему, резко отличающуюся от принятой на материке немецкой школою фонетиков (см. об этом Sievers, «Grundzuge der Phonetik», 3 изд., Лпц., 1885, стр. 90). Вся совокупность Г. звуков известного определенного языка называется вокализмом. Вокализм индоевропейского праязыка в общем, как это теперь доказали работы Бругмана, де Соссюра, Шмидта и др., был очень похож на вокализм греческий или славянский, т. е. в нем была большая часть современных Г. звуков: а, е, о, u, i с соответствующими долгими : в, к, ф, ы, о, а не три только Г. а, u, i, как это утверждалось до конца 70-х годов, начиная с Боппа и кончая Шлейхером и Курциусом. В русском языке Г. звуки во многих говорах подвержены сильным изменениям в зависимости от места, занимаемого ими в слове относительно слога ударенного: ясно произносятся Г. только под ударением, а перед ним и после него — более или менее неопределенно (см. Богородитский, «Гласные без ударения в общерусском языке», Казань, 1884). Носовых и долгих Г. в русском нет, хотя они были в общеславянском языки; первые сохранились в польском и некоторых болгарских говорах, вторые — в чешском и сербском (вторичная долгота Г. имеется и в словинском). Самый термин Г. представляет собой перевод латинского vocales и, при современном состоянии науки о языке, должен быть признан неточным и неправильным в научном смысле. В основу его и соответствующего ему термина согласные (consonantes) положены не действительные, существенные признаки самых звуков, а только та их роль, которую они играют при образовании слогов (т. е. способность носить на себе слоговое ударение): предполагается, что Г. могут образовать отдельный слог одни, а согласные только в соединении с Г. Факты, однако, противоречат этому: так в сербском прет или чешском vlk роль Г. при образовании слога играют согласные р и l. Поэтому некоторые ученые (Thausing, Sievers и др.) основательно предложили называть звуки, способные к образованию самостоятельного слога, сонантами (Sonantes = звучащие), а неспособные — консонантами (consonantes = согласные или созвучащие). С физиологической стороны разница между Г. и согласными действительно есть; древние бессознательно верно разделили все звуки речи на эти два класса — но как раз этих физиологических отличий термины Г. и согласные не выражают, почему и должны быть признаны неудачными.

50
{"b":"4758","o":1}