ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Перевертыш
Ноль ноль ноль
Чаша волхва
Провидица
Самый желанный мужчина
Принц и Виски
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка
Ледяная земля
Вокруг света за 100 дней и 100 рублей
Содержание  
A
A

Юрьев день

Юрьев день (26 ноября) — определенный законом срок, когда в Московской Руси поселившийся на господской земле и заключивший с владельцем «порядную» крестьянин имел право уйти от хозяина, выполнив предварительно все свои обязательства по отношению к нему. Это было единственное время в году, по окончании осенних работ (неделя до и после 26 ноября), когда зависимые крестьяне могли переходить от одного владельца к другому. По традиционному взгляду, высказанному еще Татищевым, право крестьянского выхода отменено предполагаемым указом царя Федора Иоан. от 1592 г. (который, будто бы, подразумевается в указе 24 ноября 1597 г.), и таким образом Ю. день потерял силу. Взгляд Татищева на отмену крестьянского перехода законодательным путем принят был Костомаровым и Сергеевичем; но теперь, после работ Погодина, Бердяева и особенно В. О. Ключевского и новейшего труда проф. Дьяконова, наиболее обоснованным является мнение, что Юрьев день не был отменен законом, а в силу тяжелых социальноэкономических условий (крайней задолженности крестьян, зависимости от сильных землевладельцев и т. д.) «крестьянское право выхода замирает само собою без всякой законодательной отмены его, прямой или косвенной, и крестьяне уже до предполагаемого указа царя Феодора Иоан. не пользовались (фактически) правом выхода» (Ключевский). В тверской вотчине кн. Симеона Бекбулатовича (по писцов, книг. 1580 г.) из 60 случаев, когда упоминается время перехода, на Ю. день приходится лишь два случая. Указ 1597 г. сам по себе не создавал общего прикрепления: он говорил лишь о пятилетней давности для исков о беглых и в истории постепенно сложившегося крестьянского прикрепления не играл никакой роли. В конце XVI и нач. XVII вв. право перехода сменилось двумя явлениями: побегом крестьян на окраины и «свозом» их на земли крупных владельцев, и законодательство направлено было на устранение этих явлений (указы 1601 и 1602 гг., 1642 г., указ о переписи 19 окт. 1645 г.).

Литература. Беляев, «Крестьяне на Руси» (М., 1860); Костомаров, «Должно ли считать Бориса Годунова основателем крепостного права» (в «Монографиях» т. I); Погодин, «историко-критич. отрывки» (книга II, М., 1867 статья под тем же заглавием и «Ответ Костомарову»); J. Engelmann, «Die Leibeigenschaft in Russland» (Лпц., 1884); В. О. Ключевский, стат. в «Рус. Мысли» (1885, VIII и Х и 1886, V, VII, IX и X); В. Сергеевич, «Русск. юридич. древности» (т. I, СПб.); М. А. Дьяконов, «К истории крестьян. прикрепления» («Журн. Мин. Нар. Просв.»", 1893, июнь); С. Ф. Платонов, "Лекции по рус. истор. " (вып. 2, СПб., 1900).

Юрьев-Георгиевский монастырь

Юрьев-Георгиевский или Eгорьевский, мужской, 1-го класса (с 1764 г.) монастырь — Новгородской губ. и уезда, в 3 вер. к югу от Новгорода, на левом берегу р. Волхова, при устье ручья Княжева. Основание его относится к 1030 г. и приписывается вел. князю Ярославу Владимировичу (во св. крещении Юрию [Георгию]). Монастырь неоднократно подвергался разорениям и опустошениям то от неприятеля, то от пожаров. В начале XIX стол. м-рь пришел в упадок, и нынешним своим блестящим состоянием обязан щедрости графини Ан. Ал. Орловой-Чесменской и стараниям ее духовника архим. Фотия (1822 — 38 гг.). В 1786 г. сюда перенесли мощи св. Феоктиста, архиеп. новгородского. К монастырю приписаны м-ри Перынский и Пантелеймонов. м-рь содержит начальную школу.

Юрьев

Юрьев (Ю. Польской) — уездн. гор. Владимирской губ., на обоих берегах р. Колокши (лев. прит. р. Клязьмы), при впадении рч. Гзы (Кзы); ст. жел. дор. В 1897 г. жит. было 5759 (2972 мжч., 2787 жнщ.); грамотных 62 % мжч. и 42 % жнщ. Главная масса населения состоит из мещан (2125) и крестьян (2889). 2 монастыря, 4 правосл. церкви, до 15 улиц, из коих большинство замощены, 2 богадельни, 3-х классн. город, учил., 4 приход, учил., 2 црк. прих. школы, зем. больница. В 1902 г. в доход города поступило 25051 р., в том числе оценочного сбора с недвижимых имуществ 10430 р. и доходов от городских имуществ 3670 р. Израсходовано 22244 р., в том числе на учебные зав. 3282 р., на медицину 1604 р. город имеет неприкосновенных капиталов 135187 р., пожертвованных разными лицами на благотворительные цели. По раскладке государственного налога на 1903 г. недвижимость в г. Ю. оценена в 672126 р. В последние два десятилетия число фабрик в Ю. сильно сократилось; осталось только несколько мелких промышленных заведений и 2 акционерных фабрики хлопчатобумажных тканей, с основн. капиталом в 1050 тыс. руб. Ремесленная промышленность удовлетворяет лишь местным нуждам. Сравнительно развита торговля хлебом и льном, так как Ю. расположен среди довольно xлебopoднoй местности.

История. Название «Польской» (в большинстве случаев встречается неправильное написание «Польский») Ю. получил исстари по широким полям и безлесью, окружающим город, и в отличие от Ю. Лифляндского (быв. Дерпта). Ю. основан вел. кн. Георгием (Юрием) Владимировичем Долгоруким, который, по словам Новгородского летописца, в 1152 г. «в Суздальстей земли постави мнози церкви... и град Ю. основа» в память своего имени. До 1212 т. Ю. числился пригородом и зависел от г. Владимира или от г. Суздаля. В 1212 г., при разделе вел. княжества Суздальского, Ю. достался в удел младшему сыну Всеволода III, Святославу. Хотя с этого времени Ю. и сделался столицей удельного княжества, но самостоятельной роли не играл и Юрьевские удельные князья служили только подручниками великих князей. Ю. два раза попадал в руки татар: в 1238 г., при нашествии Батыя, и в 1382 г., при нашествии Тохтамыша. В XV, XVI и начале ХVII ст. Ю. неоднократно был отдаваем московскими князьями «в кормление» разным царственным изгнанникам, искавшим убежища в Московском государстве. Так, в 1408 г. велик. князь Василий Дмитриевич отдал Ю., вместе с Владимиром, Переславлем и др. городами в удел литовскому кн. Свидригайлу Ольгердовичу, который владел этим уделом только пять месяцев. В 1507 г. Ю. был отдан Василием Ивановичем в удел изгнанному казанскому хану Абдуллетифу; при Иоанне Грозном некоторое время владел Ю. астраханский царевич Кайбула; в 1609 г. Тушинский самозванец отдал Ю. в удел Магомету Мураду, сыну Касимовского царя Урана Магомета. В 1708 г. Ю. приписан к Московской губ.; в 1719 г. назначен провинциальным городом, в состав провинции которого входили гг. Шуя и Лух; в 1778 г. назначен уездным гор. Владимирского наместничества, впоследствии губернии. По описи 1760 г. Ю. состоял из кремля и посада; кремль был обнесен валом, который сохранился местами и до сих пор, и рвом; последний уже и тогда был заплывшим; на валу имелись следы трех ворот. Внутри кремля находились лишь 2 церкви и Архангельский монастырь с 4 каменными церквами. Все дома на посаде были деревянные, за исключением одного каменного. Некоторые из купечества промышляли юфтью. В 1817 г. в Ю. было 2660 жит., в 1849 г. — 3764. В прежнее время Ю. имел большое торговое значение, так как находился на большой Стромынской дороге, соединявшей Суздальский край с Москвою. В XVII ст. в Ю. находилась таможня, и оборот по торговле достигал значительной для того времени суммы 100000 руб. В XVIII ст. в Ю. были прядильная и шелковая фабрики; в начале XIX ст. насчитывалось 11 полотняных фабр. и 2 кожевенн. зав. С проведением Моск. Нижегор. жел. дор. торговое значение Ю. сильно пало. В Георгиевском соборе, построенном в 1162 г. и перестроенном в 1234 году, в византийском стиле, сохранилась в неизмененном виде часть стен, изукрашенная снаружи рельефными изображениями человеческих фигур, зверей, птиц и растений; это замечательный памятник церковного зодчества XIII века (ср. реферат академ. Н. П. Кондакова «О научных задачах древнерусского искусства»). В соборе много исторических памятников, между проч. гробница вел. кн. Святослава III Всеволодовича, сконч. в 1252 г.

Юрьевский уезд расположен в сев. зап. части Владимирской губ.; граничит на С и СВ с Ростовским у. Ярославской губ. Площадь у. — 2641 кв. в. или 275113 дес. Ю. уезд, вместе с Александровским и частью Переславского у., занимает наиболее возвышенное положение в Владимирской губ.; высота местности колеблется преимущественно ок. 60 — 80 саж. над ур. моря; самые возвышенные пункты (100 — 110 саж.) находятся близ запад, границы у., в верховьях ррч. Пекши и Шахи; по направлению к ЮВ местность в общем несколько понижается. Из рек более значительна Малая или иначе Клязьминская Нерль с приток. Селекшой, протекающая в сев. части у. К Ю от Нерли расположен водораздел, откуда берет начало р. Колокша, текущая к ЮВ. В юго-зап. части у. протекает р. Пекша. Все названные pp., имеют многочисленные притоки, несудоходны и впадают в р. Клязьму в пределах Владимирского (Нерль и Колокша) и Покровского (Пекша) уу. Часть Ю. уезда, расположенная к С от р. Нерли, представляет почти сплошную равнину, покрытую небольшими всхолмлениями и в общем несколько наклоненную к р. Нерли. Местность к Ю от р. Нерли представляет из себя довольно возвышенное плато, также богатое всхолмлениями, особенно между р. Нерлью и параллелью г. Ю. В этой части уезда особенно много оврагов; часть последних еще развивается, другие же закончили свой рост и превратились в более или менее широкие суходолы с распаханными уже теперь склонами. В сев. части уезда встречаются кое-где небольшие озера и много большею частью также небольших болот и мочажин — остатков прежних озер, заросших торфяниками. Небольшие болотца встречаются и во многих других местностях. Несомненно, в давно прошедшие времена в Ю. уезде были местами более или менее обширные водоемы, постепенно потом исчезнувшие. Из коренных пород преобладают волжские и меловые. Первые представлены песками и рыхлыми песчаниками, вторые — белой сланцеватой и черной песчанистой таблитчатой глиной и серыми фосфоритоносными песками. Под меловыми и волжскими породами расположены, повидимому, по крайней мере по р. Пекше (завод Кольчугина), юрские глины. Из ледниковых наносов распространены нижне-валунные пески (особенно по pp. Колокше и Нерли), валунные глины и верхне-валунные пески; последние почти исключительно в сев. части у., в остальной же, большей части у. — валунные глины прикрыты лессовидными или похожими на них безвалунными глинами. Полезных ископаемых мало; встречаются глины, пригодные для строительного кирпича, белая кремнистая опока, могущая служить для приготовления огнеупорного кирпича, залежи торфа (в болотах Нерльской низины), местами скопления валунного камня и залежи фосфорита, встречающиеся в разных местностях, преимущественно по pp. Колокше и Пекше, где мощность прослоя фосфоритов достигает 5 — 6 дюйм. Означенные ископаемые, кроме кирпичной глины, не разрабатываются. Сев. вост. угол у. покрыт подзолистыми суглинками, левобережье и отчасти правобережье р. Нерли — песчаными почвами, вся южная треть у. — лесными серыми суглинками, а вся центральная часть покрыта коричнево-темными суглинками, тянущимися с З на В полосою в 10 — 20 вер. ширины. Эта полоса, почти совершенно безлесная, вместе с западной также безлесной полосой Суздальского и частью Владимирского уу., составляет так называемое Ополье, т. е. местность, покрытую полями и почти лишенную лесной растительности. Темные и в общем хлебородные почвы Ополья даже получили в специальной литературе название «Юрьевского чернозема» и вызвали между почвоведами оживленный спор о степном происхождении этих почв (см. об этом «Мат. для оц. земель Владим. г.», т. IX, Влад., 1903). Теперь выяснено, что Ополье в доисторические времена было густо покрыто лесами. В настоящее время сравнительно много лесов встречается лишь в сев. части у. (хвойные и частью смешанные); в южн. встречаются довольно часто лишь небольшие островки преимущественно лиственных лесов.

143
{"b":"4759","o":1}