ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А. Мурашкинцев.

Херувимы

Херувимы — один из девяти чинов ангельских, о которых упоминается в Свящ. Писании. Отцы церкви усвояют обыкновенно херувимам место второго чина первой степени (серафимы, Х., престолы). Самое подробное описание Х. находится в 1 главе книги пророка Иезекииля. В первый раз слово «херувим» встречается в книге Бытия при рассказе об изгнании прародителей из рая: херувим с пламенным мечем поставлен был у сада эдемского, чтобы охранять путь к древу жизни. В скинии Моисея и в храме Соломоновом изображения Х. были помещены не только в святилище, но и во святом святых; поставление двух Х. над Ковчегом завета с преклоненными к ковчегу лицами свидетельствовало, что Х. удостоены особенной близости к Богу (ср. Псал. LXVI, 2; CIII, 29; Иезек. XXI, 2 и др.) и благоговейно служат Ему, проникая в тайны нашего спасения (1 Петр. 1, 12). На высшее место Х. в ангельском мире указывают также те места Свящ. Писания, в которых говорится, что Всевышний восседает на Х. (1 Цар. IV, 4; Псал. XVII, 11; Исаии XXXVII, 16 и др.). В Апокалипсисе Х. изображаются, как и у пророка Иезекиля, в виде шестокрылатых животных, усеянных по всему телу очами; они обитают на небе пред престолом Божьим и непрестанно днем и ночью взывают: «свят, свят, свят Господь Вседержитель, Который был, есть и грядет» (Апокал. IV, 1-8). Х. окружены на небе бесчисленными сонмами праведников и тьмами ангелов (Апокал. V, 11; VII, 9-11); последние занимают в отношении Х. подчиненное, служебное положение. Находясь в ближайшем общении с Богом, Х. отражают в себе неприступное величие Божие и Его славу (Евр. IX, 5). См. еписк. Сильвестр, «Опыт православного догматического богословия» (т. III, Киев, 1885); «Миссионерское Обозр.» (1900, сентябрь).

Хефрен

Хефрен (греч. Cejrhn, егип. Хафра) — пятый фараон 4-й дин.; царствовал, по туринскому папирусу, 24 года. Строитель второй по величине пирамиды в Гизе. Знаменитые статуи, найденные близ большого сфинкса и называемые его именем, представляют, судя по исследованию Борхардта, произведения позднейшего, может быть эфиопского времени. Рассказы о его нечестии и угнетении народа — того же порядка, что и ходившие относительно Хеопса. Культ его существовал еще при XXVI династии. О его государственной деятельности ничего неизвестно.

Хибины

Хибины или Хибинские горы — Архангельской губ., Александровского у., расположены между вост. берегом оз. Имандры и Умбозером, северное их продолжение составляет так назыв. Бабья-тундра, южною их границею служит Кандалажская губа Белого моря. Горы эти представляют собою возвышенное нагорье с нагроможденными на них разнообразными остроконечными вершинами, покрытыми частью мхом, частью полосами снега даже в летнюю пору. Х. не исследованы. Несомненно они довольно высоки, так как их видно уже за 100 вер. Со стороны оз. Имандры они отстоят от него на расстоянии 2-3 вер.; подымаясь довольно круто, высокими террасами, Х. представляются массами гранита, покрыты они белым мхом — ягелем, на междугорных лужайках растет трава, а скаты одеты лесами, в которых водится много зверей. Особенно живописны вершины сопок (варак) Лявинской, Поутелле и Чудской смерти, где будто бы погибла масса чуди, вошедшей в недра этой горы, которая разверзлась по слову одного кудесника, впустила чудь и потом закрылась.

Хива

Хива — столица Хивинского ханства и резиденция хивинского хана, в южной части оазиса, на границе песков, в 20 вер. к З от левого берега Аму-дарьи, на каналах, принадлежащих к системе Полван-ата, одного из самых крупных каналов ханства. Город окружен глинобитной стеной, более 6 вер. длиною, с башнями и остатками рвов. Внутри города другая стена окружает цитадель, где находятся два ханских дворца, главные мечети и медресе. Стены полуразрушены. Внутренность города — лабиринт узких, грязных или пыльных (смотря по времени года), кривых улиц, извивающихся среди глинобитных стен и домов с плоскими крышами; местами улицы прерываются пустырями и кладбищами. По отсутствию какого бы то ни было благоустройства, непроходимой грязи, вони, массе разрушенных кладбищ, встречающихся в самом центре города, и множеству развалин, Х. является едва ли не самым неприглядным городом Средней Азии. Зелени и садов мало. 17 мечетей, 22 медресе, несколько караван-сараев, крытый базар, 250 лавок. Жителей до 20 тыс. Из зданий выдаются: 1) мечеть Полван-ата, мусульманского святого, покровителя Х., построенная в 1811 г. ханом Мухаммедом Рахимом (внутри мечеть выложена изразцами, синими, голубыми и пестрыми), с гробницей Полван-ата и 2) башня, облицованная в нижней части голубыми изразцами. Вообще особо достопримечательных памятников искусства в Х. нет. Хива ведет значительную торговлю; в ней немало живет русских. В окрестностях города много обширных садов, принадлежащих хану и сановникам и служащих летним местопребыванием.

В. М.

Хилиазм

Хилиазм (ciliasmoV — тысячелетие) — учение о наступлении на земле чувственного тысячелетнего царства Христова. Надежды на близость второго пришествия Христова для основания земного тысячелетнего царства не только находили многих приверженцев среди верующих, но и разделялись некоторыми из отцов и учителей церкви, которые, не признавая их необходимою принадлежностью общего церковного сознания, держались их как своего частного мнения, не противоречащего общему церковному вероучению. Начало Х. восходит к временам дохристианским. Большинство евреев видело в обетованном Мессии не Искупителя от греха, проклятия и смерти, а земного царя, который создаст свое царство на земле и предоставит силу и власть еврейскому народу. Евреи, принявшие христианство, внесли такие воззрения и в церковь, тем легче, что христиане, по слову Спасителя, ожидали Его славного второго пришествия. Отцом и первым распространителем грубого чувственного Х. является еретик апостольского века Керинф. Он учил, что, когда Христос устроит 1000-летнее царство свое на земле, то восстановит Иерусалим в прежнем его блеске и величии и снова введет исполнение всех предписаний и постановлений обрядового закона Моисеева, со всеми ветхозаветными жертвами; счастье и блаженство праведников будет состоять тогда во всевозможных чувственных радостях и наслаждениях. В учении евионитов ожидания близкого наступления 1000-летнего царства Христова на земле занимают довольно почтенное место и отличаются тем же грубым чувственным характером, как и хилиастические воззрения Керинфа. Совершенно другого характера и направления Х. христианский. Христианские отцы и учители представляют земное 1000-летнее царство Христово как состояние полнейшего райского блаженства и совершенства, как невозмутимое сожительство со Христом всей общины святых, в которой прекратятся все бедствия и все лишения, уничтожится даже возможность ко греху и будет восстановлена полнейшая гармония между человечеством и всею обновленною и прославленною природою. Они смотрят на 1000-летнее царство Христово не как на окончательное завершение царства Божия на земле, но как на нечто среднее между настоящим нашим состоянием унижения и будущим состоянием прославления. Их хилиастические надежды и ожидания внушены гонениями, которые испытывала церковь того времени. Чем более умножалось число мучеников, проливавших кровь за веру во Христа, тем сильнее и энергичнее возбуждалась в сердцах верующих мысль, что их настоящее униженное и бедственное состояние совершенно прекратится в недалеком будущем и что они на той же самой земле, на которой претерпевали бедствия и несчастия, будут царствовать со Христом и Его святыми. Приверженцы христианского Х. пытаются оправдать свои ожидания близкого наступления 1000-летнего царства Христова ссылками на Библию, толкуя в прямом, буквальном смысле еще не исполнившиеся, по их мнению, ветхозаветные обетования (Быт. XIII, 14-17; XV, 18; XXVII, 27-29, особенно же пророческие видения Исаии, Иеремии, Иезекииля и Даниила), а также обетования самого Иисуса Христа (Матф. XIX, 21; XXVI, 27-29; Лук. XIV, 12-14; XVIII, 29, 30) и многие места из посланий апост. Павла. Главным основанием, на котором христианские хилиасты пытаются утвердить свои представления, служит Апокалипсис, ХХ-ая глава которого, по-видимому, особенно благоприятствовала их страстным ожиданиям близкого наступления земного 1000-летнего царства Христова, Здесь, между прочим, говорится, что сатана будет связан на «тысячу лет», что мученики за Христа оживут и будут царствовать с Ним «тысячу лет». Х. особенно был распространен во II веке, в церквах малоазийских. Папий иерапольский, Иустин Философ и св. Ириней Лионский разделяли ошибочные хилиастические воззрения. Впрочем, Ириней представлял тысячелетнее царство Meccии как переходную ступень для благочестивых к царству небесному. Из числа представителей Х. в III в. особенно выдаются монтанисты и между ними Тертуллиан, а затем св. Ипполит, Коммодиан, Сульпиций Север, Мефодий, епископ тирский, Викторин, епископ пиктавийский, и Лактанций. В том же III в. Х. сильно распространился в Египте. Здесь, под руководством епископа Непота, целая Арсеноитская область держалась Х. и отделилась из-за него от александрийской церкви. В начале IV века, когда христиане освободились от гонений и для церкви наступили более или менее спокойные времена, мечтания хилиастов о тысячелетнем на земле царстве Христовом исчезли сами собою — Х., как заблуждение у еретиков и как ошибочное мнение у православных, встретил, при своем появлении, опровержение со стороны церкви. Опровергая монтанистов, евионитов и гностика Керинфа, церковь, вместе с тем, опровергала и хилиастичесткие воззрения, входившие в учение этих еретиков. То обстоятельство, что Х. был составною частью учения еретиков, особенно содействовало его уничтожению между православными. Ревностным обличителем Х. был, между прочим, римский пресвитер Кай (ум. около 217 г.), вступавший в диспут с главою римских монтанистов, Проклом, и написавший сочинение об этом диспуте. Египетских хилиастов обличал Дионисий, епископ александрийский, который, следуя аллегорическому и таинственному объяснений Свящ. Писания александрийскою школою, был ревностным противником буквального и чувственного понимания пророческих сказаний. Непот, епископ арсеноитский, написал в опровержение его сочинение: «Обличение аллегористов», в котором тысячелетнее царство Христово, изображенное в Апокалипсисе, принимается за царство земное, с земными удовольствиями. Дионисий александрийский, в опровержение Непота, не только написал сочинение «Об обетованиях», но и лично вел диспут с хилиастами, и на соборе 255 г. успел убедить многих из арсеноитских христиан отказаться от Х. Из последующих отцов и учителей церкви, ведших полемику с хилиастическими представлениями, особенного внимания заслуживают на Востоке св. Григорий Богослов и св. Ефрем Сирин, на Западе — блаж. Августин. Со смертью блаж. Августина полемика с хилиастическими воззрениями оканчивается; Х. слабеет все более и, наконец, почти совершенно исчезает из народного сознания, пока снова не возрождается под влиянием других условий и в несколько иной форме. Ср. «Ложность учения хилиастов» («Христ. Чтение», 1852, ч. II); А. Алфионов,. «Х. первых трех веков христианства» («Православный Собеседник», 1875, май — июнь, июль); Е. Смирнов, «История христианской церкви» (СПб., 1901).

8
{"b":"4759","o":1}