ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В средние века, в эпоху расцвета всяких мистических учений, идея Х. также нашла свое место. Католическая церковь приняла догмат, заключающийся в том, что церковь, воинствующая на земле, будет победительницей на небесах. Вера в тысячелетнее личное царство Христа не была церковью ни признана, ни осуждена. Х. держался помимо церкви. Одним из наиболее коренных его выражений было всеобщее ожидание конца света к 1000 г.; паника, прекратившаяся было после 1000 г., возобновилась с новой силою после взятия Иерусалима крестоносцами, в 1099 г. Монастыри пользовались этим в своих выгодах. В эту пору раввинистическая схоластика нашла широкий доступ в традиционные верования. Шесть дней творения объясняли, вслед за еврейскими толковниками, как шесть тысячелетий; за седьмое считали субботу, в которую опочил Господь от трудов; к окончанию этого цикла приноравливали наступление царства Христова. А так как библейско-раввинская арифметика совпадала с вульгарной хронологией, то люди верили, страшились, приходили в отчаяние и отдавали свое имущество церкви. Догматическое учение Х. в средние века мало разрабатывалось. У некоторых сектантов и еретиков встречаются родственные догматы (Вечное Евангелие Иоахима Флорийского; см. Евангелие вечное), близко соприкасающиеся по духу с Х.; но самый Х., по миновании паники, пошел на убыль. — Иначе обстояло дело в эпоху реформации. Возврат к изучению подлинной Библии, страстная борьба с «Антихристом», сидящим на римском престоле, невольно наталкивали на хилиастическое толкование известных мест Апокалипсиса. Под впечатлением мистических откровений, которые получали наиболее экзальтированные души, реформа церкви представлялась неполной; возникали мечты о более радикальных преобразованиях. Такие помыслы нашли особенно благоприятную почву в среде анабаптизма. Попытка Иоанна Лейденского основать теократию в Мюнстере, навеянная идеями Х., кончилась плачевно.

Радикальный мистицизм («иудейские мечтания») был осужден как Аугсбургским, так и Гельветическим исповеданием. Возродился Х. в Англии, в мистике индепендентов; в речи, которою Кромвель закрыл Беребонский парламент, слышатся отголоски хилиастических упований. — Хилиастические идеи встречаются у Натаниэля Эолиана (1578), флорентийца Пацция (1592), у некоторых социниан, у севеннских пророков при Людовике XIV, у боссюэтова антагониста Жюрье (1686), у Пьера Пуаре (1687), у нидерландца Серария, у лабадистов, у Дж. Мида, у Дженни Лэд, у Томаса Бернера, Лафатера, у американских мормонов, даже у некоторых современных протестантских богословов (Гофман, Делич, Тирш, Эбрар и др.). Ср. (Corrodi, «Kritische Geschichte des Chiliasmus» (1794); Chiapelli, «Le idee millenare dei Christiani» (1888); статью A. Reville в «Encyclopedie des sciences religieuses» (т. III).

А. Дж.

Химера

Химера (Cimaira, Chimaera): 1) в греческой мифологии чудовище, имевшее голову и шею льва, туловище козы (cimaira — коза) и хвост дракона и изрыгавшее из пасти огонь; по Гесиоду, у Х., соответственно трем животным породам, из которых состояло ее тело, были и три головы. Дочь Ехидны и Тифаона, Х. была вскормлена ликийским (карийским) царем Амисодаром (Иобатом) и обитала в Ликии, на горе Краге; здесь же она была убита Беллерофонтом, который с помощью крылатого коня Пегаса благополучно совершил этот подвиг, между тем как попытки других убить Х. стоили им жизни. Благодаря гомеровскому эпосу (Ил. VI, 150-183), ликийское сказание о Х. распространилось и в Греции: ее изображение входило в состав герба Сикиона, Коринфа, Кизика, Зелеи. Вергилий называет Х. в числе подземных чудовищ, обитающих в преддверии Орка, помещая ее рядом с Кентаврами, Сциллами, Бриареем, Лернейскою гидрою, Гарпиями, Горгонами и Цербером. Местопребыванием Х. на горе Краге служила пропасть вулканического происхождения, называвшаяся также Х.: сопоставляя это с тем, что Х. принадлежала к числу чудовищ, изрыгающих огонь, можно видеть в ней олицетворение огнедышащей горы. Ср. Fischer, «Bellerophon, eine mythologische Abhandlung» (Лпц., 1851). 2) Огнедышащая гора в Линии, близ г. Фаселиды; здесь, по свидетельству древних писателей, водились львы. 3) Укрепление в Эпире (Хаонии), служившее в военное время убежищем для эпирских хионов, которые жили не городами, а поселками. Х. была расположена на берегу Адриатического моря в области Акрокеравнских гор, близ Диррахия и Панорма. Ныне именем Chimara называется населенная албанцами часть древних Керавнских гор, в пределах которой находилось укрепление Х. В орнаментике Х. называется фантастический комплекс из фигур животных, представляющий собою законченное, но ненатуральное целое. Отсюда, в переносном смысле, употребление слово Х. для обозначения праздной, пустой фантазии, игры воображения, несбыточной мечты и пр.

Н. О.

Хинаяна

Хинаяна (санскритское слово) — «великая колесница» или «великое средство переправы». Так называется учение древнейших буддийских сект, в отличие от махаяны («великая колесница»), возникшей со времен Нагарчжупы, жившего спустя 4 века после смерти Будды Сакьямуни. Система Х. представляла почти исключительно этико-философское учение, чуждое тех политеистических представлений, которые свойственны позднейшему буддизму. Важнейший отличительный признак Х. составляет взгляд, что «спасение», т. е. освобождение от мира материального, доступно только некоторым, тогда как по мнению приверженцев махаяны все существа, в конце концов, достигнут спасения.

Хинин

Хинин (медиц.) — главный алкалоид хинной корки, легкий, аморфный или кристаллический порошок, растворяется в эфире и алкоголе, плавится при 57° Ц.; в медицине чистый алкалоид, в виду трудной растворимости в воде, не нашел применения; употребляются почти исключительно соли его, главным образом, солянокислый и сернокислый Х. Благодаря легкости образования солей почти со всеми кислотами, терапевтических препаратов Х. насчитывается около 100, но по Росс. фармакопее, кроме уже упомянутых содей, обязательны еще следующие препараты: мышьяковисто-кислый Х., лимонно-хинная соль с лимонно-железной солью, бромистый Х., салицило-кислый Х. и дубильно-хинная соль.

Физиологическое действие. Растворы Х., даже в слабой концентрации, благодаря горькому вкусу, вызывают увеличенное слюноотделение и, по всей вероятности, увеличенное отделение желудочного сока. Увеличенная секреторная деятельность слюнных желез происходит рефлекторным путем и не наблюдается при непосредственном впрыскивании Х. в выводной проток подчелюстной железы. При введении в желудок или в прямую кишку Х. довольно быстро всасывается в кровь и в умеренных терапевтических дозах обнаруживает слабое действие на общее состояние организма и на различные функции отдельных органов. Температура тела от больших доз обыкновенно обнаруживает наклонность к понижению; последнее наблюдалось у животных также в том случае, когда они были обернуты ватой, следовательно, понижение t° зависит не от увеличенной теплоотдачи, а от уменьшенного образования тепла в теле. Обмен веществ даже у здоровых людей после больших доз Х. уменьшается на 20-24%. Аналогичные результаты наблюдались также по отношению к потреблению кислорода. Х. выводится из организма главным образом через почки (около 95% введенного алкалоида); после приема 0,1 какой-нибудь соли Х., при ненаполненном желудке, алкалоид появляется в моче через 12-15 минут. Х. представляет очень сильный яд для протоплазмы многих простейших организмов. Если смешать каплю жидкости, содержащей инфузории, с каплею раствора Х., то, при содержании Х. 1:200 смеси, наступает паралич этих организмов, они пронизываются черноватыми зернышками и погибают. Свежие парамеции в загнившем сене перестают двигаться в растворах значительно более разведенных (1:10000). Такое же прекращение движений наблюдается на белых кровяных шариках, при рассматривании их под микроскопом в слабых растворах Х. Уменьшение окислительных процессов под влиянием Х. может быть демонстрировано на некоторых химических реакциях с органическими веществами, а также с тканевыми элементами. Так, при прибавлении терпентинного масла, содержащего озон, к спиртному раствору бакаутной смолы, в присутствии одной капли крови или водного раствора кристаллов гемоглобина, наблюдается быстрое посинение гваяковой настойки, вследствие окисления ее кислородом озона. Это перенесение кислорода озона красящим веществом крови не наступает или наступает значительно позже, если вместе с кровью в указанную смесь вносится ничтожное количество раствора нейтральной соли хинина. Свежие ткани животных обладают способностью захватывать кислород от оксигемоглобина, поэтому артериальная кровь, смешанная с такими тканями, принимает характер венозной крови; в присутствии же Х. кровь очень долго сохраняет характер артериальной, следовательно, Х. препятствует тканям захватывать кислород от красных кровяных шариков. Х. препятствует также некоторым синтетическим процессам в организме животных. Так, при пропускании через свежевырезанную почку крови, содержащей гликоколь и бензойную кислоту, образуется гипуровая кислота, в присутствии же Х. количество образующейся гипуровой кислоты значительно уменьшается.

9
{"b":"4759","o":1}