Содержание  
A
A
1
2
3
...
95
96
97
...
161

Н.С.

Шубин Федот Иванович

Шубин (Федот Иванович) — скульптор, сын крестьянина, род. 17 мая 1740г. в Куроостровской вол., против Холмогор. Зимою 1759 г. пришел, подобно своему земляку, Ломоносову, в СПб. с обозом трески. По ходатайству Ломоносова, заметившего необыкновенную способность юноши к скульптуре по образцам его резьбы из кости, он был зачислен истопником в придворный штат и в 1761 г. по Высочайшему повелению определен в академию художеств, где вскоре сделался лучшим из учеников профессора Жиле. Во время прохождения академического курса был награжден двумя серебряными медалями, малою в 1763 г. и большою в 1765 г., а в 1766 г. окончил этот курс с золотою медалью и в следующем году отправлен для дальнейшего своего усовершенствования в Париж, в качестве пенсионера академии. В Париже Ш. обратил на себя внимание французской академии, которая ходатайствовала пред императрицей Екатериною II чрез Фальконета о продлении срока его пенсионерства для того чтобы он имел возможность посетить Рим. В 1772 г. Н. А. Демидов совершил с ним путешествие в Италию и заказал ему свой мраморный бюст. Возвратившись оттуда в СПб., он исполнил, по воле Екатерины II, ее бюст с натуры, считающийся самым схожим из всех (наход. в Имп. Эрмитаже) и после того постоянно, в течение 20 лет, занимался работами из мрамора для высочайшего двора и для кн. Г. А. Потемкина, в лице которого нашел себе горячего покровителя. В 1774 г. академия избрала его в академики; но интриги товарищей Ш. по специальности, Гордиева и Ф. Щедрина, долго, во все время управления академией И. Бецкого, мешали Ш. получить высшее художественное звание, хотя он и приобрел себе репутацию мастера, не имеющего себе равного среди русских скульпторов, и только в 1794 г. академия возвела его в профессоры. Он умер в СПб., 12 мая 1805 г. Кроме других достоинств, произведения Ш. отличаются особенно мягкостью передачи натуры в рубке из мрамора. Конференц-зала академии худож. украшена превосходною статуей Екатерины II, исполненной Ш. для кн. Потемкина. Из прочих его работ известны: бюсты русских полководцев: Шереметева, Румянцева, Суворова и адмир. Чичагова, в Имп. Эрмитаже, барельефные изображения русских великих князей в Оружейной палате и Петровском дворце, в Москве, и бюст кн. Безбородка.

Шувалов Иван Иванович

Шувалов (Иван Иванович, 1727-97) — русский государственный деятель. Уроженец г. Москвы, с ранних лет хорошо знавший иностранные языки Ш. уже в 1749 г. начинает играть роль при дворе имп. Елизаветы Петровны, которая в конце своего царствования сделала его генерал-адъютантом и членом конференции (тогдашнего государственного совета). Он нередко объявлял сенату и высшим чиновникам именные повеления; к нему обращались в затруднительных случаях, когда нужно было особенное распоряжение императрицы: через него подавались просьбы и доклады на Высочайшее имя. Ш. действовал всегда бескорыстно, мягко и со всеми ровно и добродушно, благодаря чему у него почти вовсе не было врагов. Он отказался от предложенных ему императрицею графского титула и обширных поместий; не принял и предложения о выбитой в честь него медали. Главная заслуга Ш. заключается в покровительстве, оказанном им образованию. Самым видным делом его было учреждение по плану, составленному им вместе с Ломоносовым, первого русского университета, в Москве, для всех сословий, с двумя гимназиями при нем (1755). Как первый «куратор» московского университета, Ш. входил во все подробности его строя и положения; особенно трудился над улучшением преподавания как в университете, так и в гимназиях, для чего приглашал иностранных ученых, отправлял молодых русских людей для усовершенствования за границу, по возвращении откуда последние занимали профессорские кафедры в университете (таковы были Зыбелин, Вениаминов, Третьяков, Десницкий и др.), и «ради успешного распространения знаний» устроил университетскую типографию, в которой печатались заведенные им же «Московские Ведомости». По его же инициативе возникли в 1757 г. академия художеств и в 1758 г. казанская гимназия. Академия возникла из учеников, которые, по распоряжению Ш., готовились для этой цели в московской гимназии и находились под его непосредственным ведением до 1763 г. Впоследствии из-за границы он выслал для академии снятые по его распоряжению формы лучших статуй в Риме, Флоренции и Неаполе. Особенным покровительством Ш. с самого начала пользовался Ломоносов, воспевший его в нескольких своих одах и «рассуждениях». При непосредственном участии и наблюдении Ш. появилась в свет составленная Вольтером «Histoire de l empire de Russe sous Pierre le Grand». С воцарением Екатерины II положение при дворе Ш. пошатнулось, и он в 1763 г. уехал за границу, где пробыл 14 лет. За границей он был всюду принимаем с великими почестями и предупредительностью, всячески старался помогать русским художникам и ученым, и исполнил личное поручение императрицы Екатерины ходатайством перед папою о замене папского нунция в Варшаве Дурини лично известным Ш., и им же указанным папе, Грампи. Возвращение в 1777 г. Ш. на родину было приветствовано в печати целым рядом хвалебных стихотворений, среди которых особенно замечательно «послание» Державина. Императрица назначила его обер-камергером и сделала одним из любимых своих собеседников. У него постоянно собирались кн. Дашкова, Завадовский, Храповицкий, Козодавлев, Янкевич, Дмитриев, Шишков, Оленин, Державин и др. С кн. Дашковой он разделял труды по изданию «Собеседника любителей российского слова»; один из первых восхищался стихами Державина и содействовал его известности. Замеченный им на акте московского университета Е. И. Костров трудился над переводом Илиады, живя в доме Ш. Ему много обязаны Фонвизин, Богданович, Херасков. В 1784 г. он выдвинул известного крестьянинасамоучку Свешникова. Сам Ш. писал немного: ему принадлежат лишь несколько переводов и стихотворений или без подписи, или под чужим именем. Ср. Н. Бартенев, «Биография И. И. Шувалова» (М., 1857).

В. Р-в.

Шувалов Петр Иванович

Шувалов (Петр Иванович, граф, 1711-62) — русский госуд. деятель, генералфельдмаршал. Начал службу камер-пажем при дворе Цесаревны Елизаветы Петровны; за содействие возведению ее на престол пожалован в действительные камергеры; затем сделан был сенатором и в 1746 г. возведен в графское достоинство Российской империи. Сначала Ш. командовал армейскою дивизиею, расположенною в окрестностях С.-Петербурга, а затем обсервационным корпусом, им же сформированным. Был конференц-министром, управлял артиллерийскою и оружейною канцелярией, усовершенствовал артиллерию и устроил несколько оружейных заводов. благодаря влиянию на императрицу его жены Мавры Егоровны и двоюродного брата Ивана Ивановича Ш., он пользовался неограниченною властью во все царствование Елизаветы Петровны: без его согласия не решалось важное государственное дело, особенно в области экономического строя и военной организации. В 1753 г. Ш. представил сенату утвержденный императрицею проект уничтожения внутренних таможен и застав и повышения, взамен этого дохода, пошлин на привозимые из-за границы товары. Незадолго до смерти Елизаветы Петровны он настаивал на составлении нового Уложения, сообразно с потребностями и обычаями народа, и на всеобщем размежевании земель. Бескорыстным государственным деятелем он не был: много заботился о своих личным интересах, нередко в ущерб и государству, и частным лицам — напр. выхлопотал себе исключительное право на отпуск за границу леса, сала, ворвани, а также монополию тюленьего промысла. Ведя роскошную жизнь, оставил долгу в казну более миллиона рублей. Л. Р-в.

Шуман

Шуман (Роберт-Александр Schumann) — знаменитый германский композитор, род. 8 июня (27 мая) 1810 г., в саксонском городе Цвикау, ум. 29 (17) июля 1856 г. Композиторский дар проявился в Ш. очень рано. Его импровизации, его дирижирование маленьким оркестром товарищей по гимназии, когда ему было 12 лет, указывали на то, что в нем таится истинное музыкальное дарование. Хотя он, по желанию матери, и поступил в Лейпцигский унив., но занятия юридическими науками не особенно удачно подвигались вперед, так как Лейпциг — этот музыкальный центр Германии — давал много пищи его музыкальной натуре. К этому времени, т. е. к 1828 — 29 г., относится изучение им игры на фортепиано у Фридриха Вика. Ш. перешел в гейдельбергский университет в надежде, что в этом городе, далеко не столь богатом музыкой, он найдет больше времени для университетских занятий; но и тут его стремление к музыке не ослабело. Знакомство с профессором гейдельбергского университета Тибо, большим знатоком музыки, советовавшим Ш. обратить внимание на свой талант, а также письмо Вика к матери Ш., убеждавшего ее согласиться на перемену карьеры сына, вызвали решительный поворот в деятельности Ш.: в 1830 г., переселившись в Лейпциг, он окончательно посвятил себя музыке. Сначала он занялся игрою на фортепиано, но упорная работа над развитием пальцев привела к анемии правой руки, вследствие чего он обратился к композиции. Занятия у теоретика Дорна до 1832 г., изучение сочинений Баха, обширное знакомство с музыкальной литературой, чему немало способствовали многочисленные концерты в Лейпциге, быстро развили музыкально восприимчивую натуру Ш. и уже в 1833 г. он выступил с ор. 7, impromptu ор. 5 и др., который впоследствии стали в ряд его знаменитых сочинений. В 1834 г. он предпринял издание газеты: «Neue Zeitschrift fur Musik», восстававшей против рутины и музыкального застоя, с энергией и убеждением пропагандировавшей все талантливое. На столбцах этой газеты Мендельсон, Берлиоз, Шопен, Лист, Гиллер, Гаде, Брамс нашли достойную оценку своих дарований. Журнальная деятельность Ш. продолжались до 1844 г. В 1854 г. статьи его о музыке и музыкантах вышли отдельным изданием («Gesammelte Schriften uber Musik und Musiker», нов. изд.. Лпц., 1875). В 1834 — 35 гг. Ш. закончил свои бессмертные произведения для фортепиано — симфонические этюды ор. 13 и карнавал ор. 9. Позднее им были написаны: сонаты g-moll и f-moll, гениальнейшая фантазия c-dur, ор. 17, «Davidsbundlertanze» ор. 6, «Kinderscenen» ор. 15, «Крейслериана», «Faschingschwank» ор. 26 и пр. Наплыв творческой силы в 1836 — 39 гг. был у Ш. так велик, что, по его собственным словам, он «мог бы сочинять все дальше, дальше без конца». Особого распространения сочинения Ш. в то время не имели; им сочувствовали только такие знатоки, как Мошелес, Лист и отчасти Мендельсон. Страстно желая жениться на дочери Вика, Кларе, Ш. стал заботиться об увеличении своих материальных средств. С этой целью он намеревался перевести свою газету в Вену, рассчитывая на больший круг читателей. Поездка в Вену не увенчалась успехом, но, благодаря ей, Ш. познакомился с неизданными сочинениями покойного Шуберта, содействовал изданию многих из них и ознакомил публику с симфонией Шуберта c-dur, которая, после первого ее исполнения в Лейпциге, под управлением Мендельсона, вскоре обошла весь музыкальный мир. С женитьбой Ш. на Кларе Вик, в 1840 г., совпадает поворот его деятельности в сторону вокальной музыки. Более ста песен, из которых очень многие составляют перлы творчества Ш., были написаны в течение одного года, в том числе знаменитый цикл песен «Dichterliebe». В 1841 г. Ш. написал свою первую симфонию и начал вторую d-moll (впоследствии вышедшую под названием четвертой). В том же году написаны им симфониетта (увертюра, скерцо и финал) и фантазия для фортепиано с оркестром, впоследствии составившая первую часть знаменитого фортепьянного концерта a-moll. В 1842 г. Ш. обратился к камерной музыке: в один месяц он написал три квартета, посвященные Мендельсону, затем квинтет для фортепиано и струнных, посвященный Кларе, квартет для фортепиано и струнных и трио. В 1843 г. Ш. перешел к новому для него роду сочинения: он написал обширную кантату «Рай и Пери», на слова Томаса Мура., принятую как в Лейпциге, так и Дрездене с энтузиазмом. В том же году Ш. начал сочинение музыки к «Фаусту» Гете, но нервная болезнь от усидчивого труда помешала дальнейшей работе. Журнальная деятельность тоже была им оставлена. Путешествие в Россию, куда Ш. сопровождал свою жену, имело благодетельное влияние на его здоровье. Хотя у Виельгорского была исполнена первая симфония Ш., но особого значения, в смысле успеха композиций Ш., его поездка по России не имела. В 1845 г. Ш. принялся за контрапунктические сочинения, написав шесть фуг ор. 60 на темы b, a, c, h, четыре фуги ор. 72, каноны; затем он докончил фортепьянный концерт a-moll и сочинил вторую симфонию c-dur. В 1847 — 48 г. он написал оперу «Геновефа», в 1850 г. данную в первый раз в Лейпциге без выдающегося успеха, хотя знатоки, как напр. Шпор, отнеслись к ней с большим уважением. Окончив оперу, Ш. с увлечением принялся за сочинение музыки в «Манфреду» Байрона, окончил музыку к «Фаусту» Гете, написал цикл «Bilder aus Osten» в четыре руки. Музыка к «Фаусту» была исполнена одновременно в Лейпциге, Дрездене и Веймаре в 1849 г., в сотую годовщину дня рождения Гете. С 1850 г. начинается капельмейстерская деятельность Ш. в Дюссельдорфе, которая с каждым месяцем становилась тягостнее для Ш., хотя Дюссельдорф и представлял прекрасную арену для успешной пропаганды его сочинений. Ко времени пребывания Ш. в этом городе относятся: третья симфония es-dur (написанная в один месяц), увертюры «Мессинская невеста», «Герман и Доротея» и «Юлий Цезарь», легенда «Странствование Розы» (1851), месса, реквием (1852), концерт для виолончели с оркестром, Tpио g-moll для фортепиано, скрипки и виолончели, две сонаты для фортепьяно и скрипки, торжественная увертюра к «Фаусту», фантазия для скрипки и оркестра и пр. (1853). К 1852 г. имя Ш. настолько уже стало популярным, что в Лейпциге целая неделя была посвящена исполнению его произведений, но эта «шумановская неделя» имела лишь успех средний. Зато в следующем году успех концертов из сочинений Ш. в Голландии превзошел все ожидания. Ш. всегда отличался сдержанностью, молчаливостью, преобладанием мрачного настроения. Иногда его преследовали галлюцинации, во время которых ему как бы являлись Шуберт и Мендельсон, диктовали ему тему. В 1852 г. появились первые признаки душевной его болезни, скоро достигшей полного развития. Помещенный в 1854 г. в санаторий близ Бонна, Ш. скончался через два года. В 1880 г., на сумму, полученную с трех концертов, был поставлен памятник Ш. на его могиле в Бонне. — Композиторская деятельность Ш. продолжалась 24 года (1830 — 53). Первые 10 лет были посвящены преимущественно фортепьянным произведениям, в которых Ш. сказал новое слово. Удивительное слияние самобытности с красотой, без всякой примеси деланности, широкий полет фантазии романтика идеалиста — все это придает фортепьянной литературе Ш. особенное значение. Даже в технической стороне фортепьянных произведений Ш., даже в пассажах, видны изобретательность и самостоятельность. Как богатый и своеобразный гармонист, как мелодист, полный необычайной прелести, выразительности и широты, Ш. стоит на большой художественной высоте. В его сочинениях чувствуется национальная струя. К наиболее гениальным произведениям Ш., отличающимся богатым музыкальным содержанием и новизной фактуры, принадлежат в особенности фантазия с-dur, карнавал и симфонические этюды, а также фортепьянный концерт а-moll с оркестром. От фортепьянной литературы Ш. перешел к вокальной. На его романсах и песнях лежит печать глубокой выразительности. В этой области Ш. выдвигал не только музыкальную сторону, но и поэтическую, сливаясь вполне с текстом, обращая внимание на малейшие его детали. Он, так сказать, не перекладывал стихотворения на музыку, но воспроизводил их в звуках. Аккомпанементу Ш. придавал особое значение и ставил его в органическую связь с вокальным текстом: это — скорее фортепьянная партия. Для своих романсов и песней Ш. пользовался стихами Кернера, Рюккерта, Гете, Эйхендорфа, Гейбеля, Байрона, всегда выказывая тонкий вкус в выборе текста. Наиболее близок к лирическому дару Ш. был Гейне, стихотворения которого в особенности вдохновляли Ш. В области симфонии, за которую Ш. взялся после романсов, он не стал мировым композитором; тем не менее его симфонии заняли очень видное место в музыкальной литературе, не смотря на далеко не виртуозную, хотя местами и своеобразную инструментовку, не смотря на формы, не являющиеся, в большинстве случаев, новым словом в искусстве. Сила симфоний Ш. заключается в богатстве и свежести музыки, полной чудных картин и образов. Среди четырех симфоний, первое место занимает третья es-dur, так называемая рейнская. Обаятельна симфония b-dur, которую сам Ш. хотел назвать весеннею симфонией. Четвертая симфония, помимо своих высоко музыкальных качеств, выделяется оригинальностью формы, связанной с тематизмом. Из увертюр крупнейшие — к «Манфреду» и «Геновефе». В камерной музыке и в концертной Ш. дал замечательные образцы, способные вызывать восторг и достойные глубокого изучения по совершенству фактуры. Творчество его с особенной силой сказалось в квартете и квинтете для фортепьяно и струнных. Оперная форма не далась Ш. вполне: его опера «Геновефа» редко появляется на сцене. Кантата, не требующая сценических условных приемов, более подходила в натуре Ш. : его «Рай и Пери» — одно из капитальнейших вокальных его произведений. Столь же замечательна и музыка к «Манфреду» Байрона и «Фаусту» Гете. В духовной музыке Ш. (мотет, месса, реквием) скорее чувствуется обаятельный лирик, чем истинно духовный композитор. Деятельность Ш. охватывает почти все области музыкального искусства. Если вспомнить, сколько духовной силы вложил Ш. в свои произведения, сколько он перечувствовал, передумал, испытал волнений, создавая чудные музыкальные образы, то станет понятным ранний конец его творчества. Ш. умер 46 лет, в том возрасте, когда многие другие художники только входят в более широкую область деятельности. cm. Wasielewski, «Robert Schumann» (Бонн, 1880); A. Reiszmann, «Robert Schumann, sein Leben und seine Werke» (Б., 1879); P. Spitta, «Ein Lebensbild Robert Schumann's» (Лпц., 1882); П. Трифонов, «Роберт Шуман» (СПб., 1885); Амброз, «Жизнь и произведения Роберта Шумана» (русский перев. в журн. «искусство», СПб., 1860); А. Волховская, «Роберт и Клара Шуман» (СПб., 1899). Н. С.

96
{"b":"4759","o":1}