Содержание  
A
A
1
2
3
...
106
107
108
...
211

A. H.

Ключевский

Ключевский (Василий Осипович) — профессор русской истории в моск. дух. акд.и в моск. унив. (в последнем — с 1879 г.); в настоящее время состоит председателем моск. общества истории и древностей. Во время существования в Москве высших женских курсов проф. Герье читал на них лекции по русской истории, а после закрытия этих курсов участвовал в организованных моск. профессорами публичных лекциях. Не особенно многочисленные, но богатые содержанием, ученые исследования К., из ряда которых особенно выдается его докторская диссертация («Боярская дума»), посвящены, по преимуществу, разъяснению основных вопросов истории управления и социального строя московского государства XV — XVII вв. Широкий размах исследования, охватывающего наиболее существенные стороны жизни государства и общества в их взаимной связи, редкий дар критического анализа, доходящего иногда до мелочности, но приводящего к богатым результатам, блестящий талант изложения — все эти особенности трудов К., давно признанные специальной критикой, помогли ему обогатить науку русской истории рядом новых и ценных обобщений и выдвинули его самого на одно из первых мест среди ее исследователей. Главнейшие из трудов К. : «Сказания иностранцев о Московском государстве» (М., 1886), «Древнерусские жития святых, как исторический источник» (М., 1871), «Боярская дума древней Руси» (М., 1882), «Pyccкий рубль XVI — XVIII ст. в его отношении к нынешнему» (1884), «Происхождение крепостного права» («Русская Мысль», 1885, №№ 8 и 10), «Подушная подать и отмена холопства в России» («Русская Мысль», 1886, №№ 9 и 10), «Состав представительства на земских соборах древней Руси» («Русская Мысль», 1890, № 1; 1891, № 1; 1892, № 1). Помимо научных работ, К. выступал со статьями популярного и публицистического характера, помещая их, главным образом, в «Русской Мысли». Сохраняя и здесь свойственный ему талант изложения, К. отходил в этих статьях все далее и далее от научной почвы, хотя и пытался удержать ее за собой. Отличительной их чертой служит нацоналистический оттенок взглядов автора, стоящий в тесной связи с идеализацией московской старины XVI — XVII вв. и оптимистическим отношением к современной русской действительности. Такие черты ярко сказались, напр., в статьях: «Евгений Онегин», «Добрые люди старой Руси», «Два воспитания», «Воспоминание о H. И. Новикове и его времени», а также в речи К. под наз. : «Памяти в Бозе почившего государа имп. Александра III» ("Чтения Моск. Общ. Ист. и Древ. ", 1894 и отдельно, М., 1894). В. Мякотин.

Ключица

Ключица (Clavicula, Furcula), у человека — слегка изогнутая ообразная крепкая трубчатая кость с незначительной мозговой полостью, которая, перекрещиваясь с первым ребром и сочленяясь, с одной стороны, с верхней частью грудной кости, а с другой с акромиальным отростком лопатки, служит опорой для передней (верхней) конечности и обуславливает свободу ее движений. У млекопитающих она, вообще, развита тем больше, чем более разнообразны и свободны движения передних конечностей, и потому развитую К. мы находим, напр. у лазающих, летающих, а у одно— и двукопытных ее вовсе нет (относительно К. у других позвоночных см. Конечности и статьи об отдельных классах).

Н. Кн.

Книга

Книга (от ц. слав. кънига, которое имело значения: 1) буквы и грамоты, 2) книги, 3) письма и 4) искусства писать) — соединение в одно целое листов бумаги, папируса, пергамента и пр.; поэтому глиняные библиотеки клинообразного письма не подходят под понятие книги, и появление ее следует приурочить к изобретению бумаги из папируса. Первые книги, состоявшие из длинных свитков такой бумаги, появляются в Египте, откуда около VlI столетия до Р. Хр. этот способ писания переходит в Грецию и потом в Рим. Египтяне долго сохраняли монополию выделки папируса, но в последние времена республики римляне завели собственные папирусные фабрики. У греков и особенно у римлян, несмотря на отсутствие книгопечатания, книжное дело стояло очень высоко: не говоря уже о библютеках общественных, при императорах были частные библиотеки в 30000 томов (или точнее — свитков) и более. Книжные лавки встречались и в самых отдаленных провинциальных городах; в Риме были большие и малые книжные магазины и множество лавочек букинистов. При больших магазинах были залы, где находились многочисленные скорописцы; с их помощью автор мог издавать свое сочинение, и за исключительное право продавать его иногда получал гонорар или, по крайней мере, даровые экземпляры. Римская К. имела форму свитка, навернутого на палку с утолщенными концами; на верхнем конце прикреплялся ярлычек с обозначением заглавия, который высовывался из футляра, большей частью кожаного, соответствовавшего нашему переплету. Для переноски такие свитки помещались в круглые корзинки, с отверстиями во внутренней крышке, вроде тех, в которых теперь помещаются флаконы с духами. В библиотеках эти свитки не ставились, а клались на полки так, чтобы ярлычки были на виду. Писали на одной стороне, либо одной вертикальной колонной, длина которой равнялась длине свитка, либо рядом многих параллельных колонн. Книжные магазины в Риме служили местом свидания литераторов, ученых и любителей литературы; при магазинах были и кабинеты для чтения, где за небольшую плату можно было просмотреть новинки или сличить свой экземпляр известного сочинения с таким, который был исправлен грамматиком, содержавшимся для этой цели при магазине и копировальном зале. В виду сравнительной дешевизны папируса и безусловной дешевизны труда, К. в Риме были недороги. Кроме обыкновенных дешевых экземпляров, были и чудеса каллиграфического искусства, экземпляры роскошно иллюстрированные; были книжкикрошки; Цицерон видел экземпляр Илиады, который мог поместиться в скорлупе ореха. Падение античной цивилизации прежде всего изменило внешний вид К.; папирусные фабрики закрываваются одна за другой и в Европе папирус становится все более и более редким, да он по своей непрочности и не совсем был удобен для тех К., которые были в наибольшем ходу в начале средних веков. Для св. Писания и К. богослужебных, предназначенных для ежедневного пользования, более подходил вековечный пергамент, употреблявшийся и прежде папируса, но вытесненный его дешевизной. Теперь он снова входит во всеобщее употребление; его листы соединяются в томы, которые вполне соответствуют современной нам форме книги. В восточной империи были особые мастерские для его обработки, и писцы получали его совсем готовым; на Западе они большей частью сами обделывали его: бритвой снимали жир и пятна, пемзой очищали волосы и жилы, выглаживали и разлиновывали особ. ножем. Писали крупно, четко и красиво; в отделке заглавных букв доходили до необыкновенной роскоши. Иногда (с III по VII в.) пергамент окрашивали в красную или др. краску и всю рукопись писали разведенным серебром, а заглавные буквы золотом. Понятно, что К. в то время были страшно дороги: за красиво написанный и разрисованный молитвослов или псалтырь уступали иногда целые имения; бывали случаи, что в целом христианском городе не оказывалось ни одной книги. В мусульманском мире книжное дело стояло в это время очень высоко: в Испании насчитывали 70 общественных библиотек, и в кордовской библютеке было, говорят, до 400000 томов. В Европе К. стали и дешевле, и чаще, когда стало распространяться употребление пергамента, тем более, что с этим совпал сильный подъем умственной жизни после крестовых походов, а также развитие университетов. В XIII в. при университетах был особый вид должностных лиц, так наз. stationarii; они давали студентам списывать учебники, брали К. на коммиссию от ростовщиков-евреев, которые сами не имели права торговать книгами, и от уезжавших студентов; эти stationarii были, таким образом, первыми книгопродавцами в новой Европе. В начале XIV в. в Париже книгопродавцы в собственном смысле уже отделились от стационариев; но и они приносили присягу университету и были подчинены его ведению. Были также и присяжные продавцы писчих материалов. В конце XIV и нач.XV в. в «латинском квартале» целые дома и переулки были заселены переписчиками, каллиграфами, переплетчиками, миниатюристами (иначе, иллюминаторами), пергаментщиками, продавцами бумаги и пр. В Лондоне переписчики (text-writers) в 1403 г. соединились в особый цех, то же местами было и в Голландии. В Италии в XV в. были книгопродавцы, содержавшие при своем магазине массу писцов, след. способные издавать книги и до книгопечатания. В это время во всех больших городах Европы были уже общественные библиотеки, из которых иные К. выдавались на дом (libri vagautes); Другие, особенно ценные и объемистые, прикреплялись к письменным столикам железными цепями; почти везде были книгопродавцы и общества переписчиков, старавшиеся удовлетворить не только богатых любителей, но и людей среднего состояния молитвенниками, К. поучительными и даже забавными.

107
{"b":"4760","o":1}