ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Композиция

Композиция (componimento — итал., composition — франц.) — музыкальное сочинение, а также искусство изображать звуками настроение души. Пособием для более красивого стройного изложения музыкальных мыслей служит «теория К.». С К. связаны творчество, т. е. способность создавать выразительную и самобытную музыку, и техника — умение свободно, правильно, изящно излагать свои мысли в нотных знаках. Первое есть дар природный, второе достигается изучением теории К.

Н. С.

Композиция

Композиция — в начертательных искусствах, сочинение художником его произведения, т. е. перенесение архитектором в проект сооружения, скульптором в рельеф или статую, живописцем в картину или рисунок, орнаментистом в декоративное изделие тех линий, форм и образов, которые еще смутно рисуются в его воображении, и составление (compositio) из них, при помощи средств и технических приемов, свойственных его отрасли искусства, органического целого, определенно выражающего задуманное им содержание. Установить более или менее точные правила для художественной К., как пытались делать это некоторые эстетики в пору господства академического классицизма, невозможно, потому что наше представление об изящном совершенно относительно и изменяется, смотря по времени, месту, народности и распространенным в обществе убеждениям и вкусам. Можно указать по этой части лишь на некоторые общие требования, вытекающие не из каких-либо теоретических положений, но из рассмотрения произведений искусства, всесветно признаваемых высокими, образцовыми. И здесь, как во всех других областях, подобные произведения не составляют продукта правил, но дают указания на них. Во-первых, в К. не должно быть ничего ни недостающего, ни излишнего; необходимо, чтобы каждая ее часть имела право на свое место в ней, ввиду существования прочих частей, чтобы все части согласовались между собой, были подчинены одной, главной, и содействовали, каждая по-своему, ее первенствующему значению. Не надо, чтобы второстепенное, своим обилием и видной ролью, затмевало существенное: избыток аксессуаров и деталей, которыми современные художники иногда любят загромождать свои создания, столь же вредит К., как и отсутствие в ней частностей, помогающих ясному разумению ее содержания. Во-вторых, художник, особенно скульптор или живописец, должен помнить, что материал для его творчества заключается единственно в природе и что, поэтому, заимствуя из нее формы и образы, он обязан не прибавлять к ним ничего от себя, ничего измышленного, ненаблюдаемого в действительности. Все, что дозволительно для него при воспроизведении этих форм и образов, и не только дозволительно, но даже, в некоторых случаях, требуется как необходимое условие, это — устранение случайных черт, без которых не обходится ничто в природе, и которые, однако, способны заслонять собой существенные, характерные черты предмета. Тем менее рационально будет, со стороны художника, если он, для передачи своих идей, станет изобретать совершенно произвольные, фантастические образы: они явились бы в его произведении символами, непонятными или малопонятными для зрителя, требующими от него напряжения ума, а недействующими прямо на его чувство и, следовательно, охлаждающими впечатление, производимое К. Когда же, по условиям задачи, приходится поневоле прибегать к символике и аллегории, или пускаться в области сверхъестественного, то и тогда надо сколь возможно более держаться действительности, допуская отступления от нее лишь в комбинации целых образов, но отнюдь не в них самих или в их частях. Так, напр., в религиозной живописи, неземные существа могут быть представляемы восседающими на облаках, окрыленными, парящими в воздухе, но фигуры их должны иметь человеческий облик и не поражать своими уклонениями от того, что мы видим в природе. Далее, не следует забывать, что каждая отрасль искусства имеет свою область и свои границы, за которые нельзя переступать безнаказанно, что у каждой отрасли есть средства для выполнения известного рода задач, а для выполнения других — не существует. То, что легко поддается поэзии и музыке, порою вполне недоступно для скульптуры и живописи, и наоборот. Самому искусному живописцу не передать, напр., мелодии соловьиного пения или звуков морского прибоя, как самому талантливому музыканту не передать игры солнечных лучей на ярких лепестках розы или красоты форм молодой стройной женщины. Вторгаться в чужую область, равно как делать предметом воплощения в своей К. слишком отвлеченные, туманные идеи, художнику, который посвятил себя начертательному искусству, воспрещается под страхом полнейшей неудачи. Несоблюдение этого правила неминуемо приведет его, как ни был бы он искусен и умен, к созданию, быть может, глубокомысленной, но холодной, неудобопонятной, а иногда и крайне странной К., вроде, напр., фресок Шинкеля и Корнелиуса под портиком старого музея в Берлине, или большинства картин Вирца, в музее его имени, в Брюсселе. Наконец, достоинство К. зависит, главным образом, от степени талантливости художника — от силы его фантазии, его вдумчивости, строгого отношения к самому себе, знания меры, артистического чутья, — словом, от врожденных способностей, не приобретаемых опытом, хотя и изощряющихся, благодаря ему. Обладание техническими приемами тут почти не при чем, и К. может быть превосходной, будучи выполнена в отношении этих приемов далеко не мастерски.

А. С — в.

Компост

Компост — так называется удобрение, приготовляемое из смеси самых разнообразных веществ растительного, животного и минерального происхождения. Во всяком хозяйстве, время от времени, накопляются разные отбросы, которые сильно грязнят усадьбы, деревни, села и даже города. На базарах по целым дням стоят привязанные к телегам лошади: кал и рассоренный животными корм нетрудно подбирать и обращать в удобрение. В иных странах даже в деревнях метут дороги и собирают с них пыль и грязь, но у нас только в столицах и больших городах обращают внимание на уличные нечистоты, но и то не с утилитарной целью. Деревни же наши в сырое время года бывают большей частью непроходимы, а в сухое, от ссохшейся грязи, полны пыли. Годами накопленная грязь может и не просыхать и обращаться, таким образом, в очаг постоянного гниения и заражать атмосферу миазмами; между тем, те же нечистоты, обращенные в К., могли бы быть хорошим источником удобрения. Проф. тарандской (в Саксонии) академии Штекгардт назвал компостную кучу удобрительной сберегательной кассой (Dungersparrkasse). Компостные кучи составляются большей частью из никуда не годных материалов, но из них, мало по малу, без особо больших хлопот вырабатывается богатый запас удобрительного вещества. Сберегательные кассы доступны для каждого: в них принимаются не одни рубли, но и копейки. Составление компостных куч также возможно для каждого, даже самого бедного хозяина, для которого невозможно накопление в большом количестве навоза, а тем более покупка дорогих удобрений. Тем не менее, компосты очень мало распространены не только у нас, но и в других государствах, а по словам проф. Гейдена, где они и распространены, приготовляются, большей частью, не как следует. (Мнение Гейдена относительно малой распространенности компостов следует несколько ограничить. В Германии навоз не хранят, как у нас, под скотом, а выбрасывают и складывают в гноевни, которые могут быть рассматриваемы, как тоже своего рода компостные кучи, так как в них иногда поступают разные отбросы. Было время, когда в Англии и в Германии предлагали обращать в К. даже самый навоз. Другое дело в Poccии, где навоз накопляется и остается до вывозки в хлевах.). В К., как сказано, идут самые разнородные материалы. Так, поля могут давать остатки от возделываемых на них растений. Хлебные растения дают солому, которая идет, конечно, прежде всего на подстилку или в корм скоту. Но иногда она долго лежит, отчего портится и заражается грибками. Такую солому всего лучше обращать в К. Кукурузные стебли, хотя по питательности годятся и на корм скоту, но, по трудности их раздроблять настолько мелко, чтобы можно было употреблять в корм, также могут идти в К.Гречишная солома также никуда, кроме как в К. или подстилку, не годится. Тоже нужно сказать и о гороховой соломе, которую, не смотря на ее питательность, по жесткости стебля, трудно обращать в корм. Стебли и листья клубневых растений и корнеплодов, напр., ботва картофельная, земляной груши, свекольная и репная, годятся только в К., а между тем таких отбросов может быть немало. Растения масличные: рапс, сурепица, подсолнечник и др. дают только масло и избоину, а стебель и листья годны только в К. У растений прядильных стебель составляет главный орган, ради которого они возделываются, но и они дают материал для К. Это — кострика, которая у нас идет на завалинки около изб или ее застилают в деревнях топкие, долго не просыхающие лужи. Наконец, большая часть так называемых промышленных, или торговых растений также дают отбросы, годные для К., как, напр., табак, хмель и др.

124
{"b":"4760","o":1}