Содержание  
A
A
1
2
3
...
154
155
156
...
211

По Menestrier, К. появляются в гербах как гербовая фигура, как украшение шлема и помещенная над щитом, как знак достоинства или власти. Шлемы, украшенные К., носили во время турниров, особенно в Германии, где увенчанный К. шлем считался признаком дворянства. Обычай венчать шлем К. появился между рыцарями в XV в., а украшение короною щита взято с монет. При Филиппе VI начали делать монеты, на обратной стороне которых была К. В то время только короли украшали К. свои гербы, и эти К. были открытия, с низкими цветами; позже их примеру последовали герцоги, маркизы и графы. У нас императорская К. встречается в больших гербах лиц императорской фамилии мужского пола, в личном гербе Его Величества и в гербах губерний. Малые гербы лиц императорского дома имеют К. геральдическую, представляющую ничто иное как северогерманскую дворянскую К. Если в К. жемчужины увенчаны крестами, то она получает название древней царской и употребляется в гербах областей. В гербах городов помещается стенная К., а античная К. обыкновенно служит для венчания геральдических фигур. В гербах нетитулованного дворянства К. венчает шлем, но прежде утверждались гербы и без К.; последняя помещалась иногда на щите или в воздухе над шлемом. В баронских гербах К. помещается или прямо над щитом, или на шлеме, венчающем щит. В гербах графских К. помещается на щите; кроме того, если имеется несколько шлемов, то средний иногда венчается такою же К.; остальные покрываются дворянскою и баронскою, если последний титул имел владелец герба. Княжеская шапка обыкновенно помещается над мантией, но также может венчать щит и шлем.

П. ф.-В.

Коронер

Коронер (Coroner) — судебное должностное лицо в Англии. Должность К. существует с конца XII в. и регулируется частью положениями общего права, частью статутами. Должность эта — выборная. До последнего времени К. избирались на собраниях всех фригольдеров графства или округа, но с 1889 г. избрание К. производится советом графства. Хотя обязанности К. носят судебный характер, им может быть и не юрист; единственное условие, которому должен удовлетворять кандидат, состоит в том, чтобы он имел какую-либо недвижимость в графстве. Должность свою К. занимает пожизненно, но может быть смещен лордом-канцлером в случае злоупотреблений, нерадения и т. п. Вознаграждение К. определяется советом графства, на пять лет. Города с населением более 10000 жит. имеют своих особых К., избираемых городским советом. Обязанности К. сводятся к производству расследования по каждому смертному случаю, в котором есть основание предполагать неестественную причину или насилие, а также по всем смертным случаям в тюрьмах. Расследование производится при участии двенадцати присяжных. По осмотре тела, производстве, в случае надобности, медицинской экспертизы и вскрытия тела, и допросе свидетелей, К. резюмирует все полученные данные и приглашает присяжных постановить решение о причине и обстоятельствах смерти. Если присяжные высказывают решение о предполагаемой виновности кого-либо, то К. может отдать приказ о немедленном задержании этого лица. Решение присяжных при расследовании К. de jure равносильно обвинительному акту (indictment), и дело может быть передано суду малого жюри без дальнейшего производства следствия пред большим жюри. (м. Maitlaud, «Justice aud Police» (Л. 1885); Chalmers, «Local Government» (Л. 1885; Franqueville, «Le Systйme judiciaire de la Grande Bretagne» (П., 1893).

В. Д.

Корреджо

Корреджо (Correggio), собственно Антoниo Аллегри (Allegri), прозванный К. по месту своего рождения (в Моденской обл.) — знаменитый итал. живописец (1494 — 1534). Первоначальное художественное образование получил под руководством своего дяди, Л. Аллегри, и Бартолотти, а в дальнейшем пользовался уроками феррарского живописца Фр. Бианки, как о том сообщают дошедшие до нас весьма скудные сведения о первой поре его жизни. Весьма вероятно, что в 1510 г., по смерти Бианки, он посетил Мантую, где изучал произведения Мантеньи, и что на него также имел влияние Лоренцо Лотто. С достоверностью известно, что в 1514 г. он находился снова в Корреджио, где к следующем году окончил исполнением для тамошнего монастыря миноритов «Мадонну со св. Франциском», находящуюся ныне в дрезденской галерее и напоминающую, внешним построением своих групп, манеру XV в, Фр. Франчья, Л. Косту и Бианки, но уже отличающуюся большею свободою движений, живостью концепции, правильностью рисунка, силою и гармониею красок. Исходя от этого, исторически признанного подлинным, произведения К., новейшая художественная критика приписывает этому художнику следующие «Мадонны», предшествовавшие дрезденской: у г. Фриццони в Милане, в галерее Уффици, во Флоренции, и в городских музеях Пaвии и Милана. Ко времени пребывания Аллегри в Корреджио (до 1510) относятся: «Бегство в Египет» (в галерее Уффици), «Мадонна со св. Иосифом и св. Иеронимом» (в Гамптонкортском собрании) и «Четыре святых» (у лорда Ашбуртона). Около того же времени (после 1514) он, вероятно, участвовал, вместе с другими художниками, в исполнении фресок дворца в Новелларе, по заказу вдовы Джампьетро Гонзаги. В 1518 г. он переселился в Парму, где получил от образованной в духе гуманизма настоятельницы м-ря Сан-Паоло поручение украсить один из ее покоев фресками мифологического содержания. Исполняя этот заказ, он изобразил над камином Диану-охотницу, а в люнетах — купидонов, играющих с охотничьими принадлежностями, детские фигуры, в которых выразилась уже прелесть и грация его кисти. Возвратившись на коротай срок в Корреджио, где он женился в 1519 году, на следующий год принялся за новые заказы в Парме, из которых особенно замечательны по исполнение фрески купола и пандантивов в црк. св. Иоанна Евангелиста (часть «Коронования Богоматери» снята с первоначального места и хранится в пармской библиотеке). Эти фрески представляют первое последовательное проведение нового принципа в плафонную живопись куполов: художник устраняет материальные, архитектурный преграды, и зрителю, находящемуся внизу, под куполом, изображенное действие кажется как бы происходящим под открытым небом. Одновременно с этой работой К. исполнил фрески «Благовещение» (в црк. св. Марии-Аннунциаты) и «Мадонна делла-Скала» (ныне в пармской пинакотеке; первоначально помещалась над городскими воротами). Успех этих произведений был столь велик, что капитул пармского собора, в 1522 г., поручил Корреджио украсить фресками купол и хор этого храма. Фрески хора остались не выполненными, в куполе же художник изобразил (в 1526 — 1530 гг.) «Взятие Богоматери на небо», — произведение, хотя и не отличающееся правильностью рисунка, однако, могущее считаться, с технической и живописной стороны, чудом искусства. В настоящее время оно оказывается пострадавшим до такой степени, что трудно составить себе понятие об его первоначальной прелести (оригинальный эскиз этого произведения — в Имп. Эрмитаже, в СПб.). Из картин на религиозные темы, писанных К. в раннюю пору его деятельности, первое место должно быть отведено «Обручению св. Екатерины», в котором полнейшим образом выразились пленительная грация и нежность его кисти. Повторение этой картины находится в неаполитанском музее, где хранятся также грациозная Мадонна К., известная под названием «Цыганки» (La Zingarella) и «Мадонна с кроликом». К этому же периоду относятся «Христос, являющийся Марии Магдалине в виде садовника» (в мадридском музее) и «Мадонна с корзиной» (в лондонской национальной галерее). Вскоре после 1520 г. стиль К. выработался вполне: его кисть сделалась удивительно нежною и, вместе с тем, сочною, а светотень дошла до верха совершенства; стала наполнять картины воздушностью, магическим блеском светлых тонов и необычайною прозрачностью теней. К этому времени относятся: «Мадонна, кормящая Младенца грудью» (в Ими. Эрмитаже и в будапештской галерее), «Христос в Гефсиманском саду» (в Апслейгоузе), «Мученическая кончина св. Плакидия» и «Положение во гроб» (в пармской пинакотеке). Гений художника еще полнее выступает в его знаменитых картинах дрезденской галереи: «Рождество Христа» или так назыв. «Ночь» (для црк. св. Проспера в Реджо); «Мадонна с св. Севастианом» (исполненная для моденского собора) и «Мадонна со св. Георгием». С этими тремя перлами живописи могут соперничать корреджиевские «Мадонна со св. Иеронимом» (в пармской пинакотеке), прозванная «Днем», по причине неподражаемого блеска своего теплого, солнечного колорита; «Юпитер и Антиопа» (в луврском музее в Париже), «Школа Амура» (в национальной галерее, в Лондоне), «Ганимед», «Ио и Юпитер» (в Вене), «Даная» (в галерее Боргезе, в Риме), «Леда» (в берлинской галерее) — произведения, не только замечательные своим техническим совершенством, но и пленительные по своей красоте и наивной чувственности. Два аллегорических изображения: «Триумф добродетели» и «Порок управляемый страстями», писанные гуашью и находящиеся в луврском музее, прекрасно характеризуют последнюю пору деятельности К. Потеряв свою жену, он возвратился в 1530 г. в Корреджио, где и окончил свой век вдали от суеты света и от почестей. Созданный им своеобразный стиль нашел последователей не столько среди живописцев, непосредственно следовавших за этим мастером, сколько среди последующих поколений. Если композицию К. можно иногда упрекнуть в случайности сопоставлений, если мотивы его движений не всегда удачны и естественны, а типы голов условны, жеманны в своей самодовольной улыбке, — все эти недостатки выкупаются великим достоинством, присущим его произведениям и в котором у него не было соперников, а именно — чарующим светом, который проницает в самые тени и делает их прозрачными. Это искусство светотени, вместе с неподражаемым умением передавать чувственную прелесть юной жизни, отвели К. место в немногочисленном ряду светил первый величины на горизонте итальянского искусства. Ср. Pungileoni, «Memorie istoriche di Ant. Allegri» (Парма, 1817, 3 т.); Bigi, «Notizie di A. Allegri» (Модена, 1873); Jul. Meyer, «Correggio» (Лпц., 1871); Mignaty, «Le Corrйge, sa vie et son oeuvre» (2 изд., Пар., 1885); Lermolieff, «Kuustkritische Studien ьber italienitshe Malerei» (Лпц., 1890 — 93).

155
{"b":"4760","o":1}