ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В. Водовозов.

Кощунство

Кощунство — определяется Уложением о наказаниях (ст. 183, изд. 1885 г.) как «язвительные насмешки, доказывающие явное неуважение к правилам или обрядам церкви православной, или вообще христианства». Таким образом объектом К. могут быть только правила и обряды церковные, но никак не самая вера и учения ее, могущие служить объектом лишь богохуления. По аналогии, впрочем, практика подводит под К. и слова, имеющие вид богохуления, если они произнесены без умысла оскорбить святыню и в частном доме, так как ст. 180, уменьшая наказание за богохуление, совершенное единственно по неразумию, невежеству или пьянству, упоминает только о «публичном месте», умалчивая о частном доме (реш. уголовн. кассац. дпт. сената 1871 г., № 805). По замечанию Н. А. Неклюдова, «под именем язвительных насмешек следует разуметь или просто глумление, или различные бесстыдные выходки; К. мыслимо не только словом, но и деянием, напр., если ктонибудь вместо восковой свечи поставить сальную». Из иностранных законодательств обще германский кодекс для наказуемости оскорбления святыни требует «поношения» ее (bescbimpft, но не verspottet; в проекте кодекса были оба выражения, но осталось только первое). Поэтому следует заключить, что К., в том смысле, как оно понимается нашим Уложением о наказаниях, в Германии не наказуемо. Хотя 182 ст. Уложения о наказаниях и умалчивает о том, когда наказуемо К., тем не менее практика для наказуемости К. требует наличности тех же условий, как и для наказуемости богохуления, т. е. чтобы оно было совершено публично или при свидетелях. Наказание — тюремное заключение на время от 4 до 8 месяцев, а если деяние совершено без намерения произвести соблазн и оказать неуважение к вере, а лишь по неразумно, невежеству или пьянству, то арест на время от 3 недель до 3 месяцев.

А. Я.

Крааль

Крааль (Kraal) — название в южной Африке особого типа деревень — ульеобразных хижин, окруженных общею изгородью; наиболее употребителен у кафров и готтентотов.

Краббы

Краббы или кроссы (нем. Krabben, Bossen, Kriechblumen; франц. Crosses, Crochets), в готич. архитектуре фигурные крючки, в виде загибающегося немного книзу листка или почки растения, которыми усаживались ребра вимпергов, треугольных фронтонов над порталами, остроконечных верхушек башен в башенок.

Крайст-Черч

Крайст-Черч (Christ-Church) — г. в Новой Зеландии, на р. Авон, соединен жел. дор. с портами Литтльтон и Райнгайя и другими городами острова. Коллегия, монастырь, музей, городская библиотека, театр, 5 банков; прекрасные школы, несколько ежедневных и еженедельных газет. Жителей 47846 (1891).

Кракатау

Кракатау (Krakatoa или Krakatowa) — вулканический островок в Зондском проливе, между Суматрой и Явой; 829 м. высоты; на С — о-в Сиберс. В 1680 г. известно извержение К. 26 — 27 августа 1883 г. произошло крайне разрушительное извержение. Часть К. погрузилась, а вокруг него поднялись новые о-ва. Огромные волны залили местность около залива Лампонг и зап. часть Явы и проникли в глубь страны, производя страшные опустошения. Число погибших определяется различно: 25 — 75 тыс. Все поселения по обоим берегам Зондского пролива почти совсем уничтожены наводнением и сильными подземными толчками.

Краков

Краков (Krakow, Krakau) — город и крепость в кор. Галиции в Австрии, на лев. берегу Вислы, становящейся отсюда судоходной и принимающей здесь Рудаву. 74593 жит. (1890), из них 21000 евреев. Состоит из внутреннего города и 7 предместий. Остатки крепости XV в.; 89 костелов, много часовен, 25 монастырей, 7 синагог. Собор XIV в., усыпальница польских королей, епископов и героев . Готический костел св. Марии (ХШ в.); костел св. Анны, с гробницей Коперника, громадный замок XIII в резиденция польских королей; национальный музей с картинами Матейко, Семирадского и др. в здании XIII в.; техническо-промышленный музей, архиепископский дворец. Новое здание университета, где помещается и акд. наук. Ягеллонская библиотека — около 800000 томов и 5000 рукописей. Музей Чарторыйского (предметы искусства). Университет, акд. наук, школа изящных искусств, семинария, консерватория, промышленное и техническое училища и др. средне учебные заведения. Торговля хлебом. лесом, солью, особенно вывоз яиц и масла; машины, сукно, кожа. Вблизи холм в память Костюшки. В виду остатков старины, которыми богат К., его иногда называют польской Москвой.

История К. В 1000 г. Болеслав Великий основал в К. епископскую кафедру. В удельную эпоху в К. осело много немцев; они внесли порядок во внешнюю жизнь города и способствовали выработке более правильного общественного строя. Почувствовав свое значение и надеясь на поддержку князей Силезии, краковские немцы в 1311 г. подняли бунт против короля Владислава Локотка, но были усмирены и наказаны лишением льгот и привилегий. С XIV в. начинается постепенное возвышение К. Владислав Локоток делает этот город своей резиденцией (вместо Гнезна) и в 1319 г. коронуется здесь. Казимир Великий украшает город новыми сооружениями и покровительствует развитию промыслов и торговли. 14 февраля 1386 г. совершено в К. крещение Ягелла и бракосочетание его с Ядвигой. В эпоху Ягеллонов первенствующее значение К. окончательно упрочивается; город богатеет, число жителей его возрастает до 100 тыс. С 1610 г. столица переносится в Варшаву, но короли польские продолжают короноваться в К. Частые нападения неприятелей постепенно подтачивали благосостояние города; в 1787 г. К. насчитывал едва 91/2 тыс. жит. По третьему разделу (1795) К. перешел под власть Австрии; с 1809 по 1813 г. принадлежал к велик. герц. Варшавскому; в силу венского трактата 1815 г. был сделан вольным городом (в территории его числилось 1220 кв. км., с 140 тыс. жит.). Это имело благотворное влияние на город: К. начал оправляться от былых невзгод. Законодательная власть находилась в руках народного собрания, исполнительная — в руках сената. Вследствие своего независимого положения, К. сделался приютом для всех, кто тяготился пребыванием в зависимых городах Польши. Скопление таких элементов скоро дало себя почувствовать. В 1830 — 31 г. К. примкнул к восстанию и был временно занят русскими войсками. Оккупация К. повторялась после того еще два раза, не смотря на преобразования, произведенные в 1833 г. в устройстве республики. Когда в 1846 г. замышлялось восстание во всех частях бывшей Польши, К. назначен был операционным пунктом для Галиции. Замысел не увенчался успехом, но правительства Пруссии, России и Австрии обратили внимание на неудобства, которые создает для них независимость К., и, не смотря на протесты Англии и Франции, по венскому соглашению 6 ноября 1846 г., включили К. в состав австрийских владений.

Литература. «Kodex dyplomatyczny miasta Krakowa 1257 — 1606» (1879 — 82); Szujski, «Krakow az do poczatkow XV w.»; Kalinka, «Galicya i Krakow pod panowaniem austryjackiem»; Крыжановский, «Славянскиий Краков» («Древности», 1875, т. VI, в. 1). Много документов, выясняющих историю К., в. издании «Monumenta medii aevi» (выходить в К. при акд. наук).

Краковяк

Краковяк — скорый польский танец в 2/4 форма двухколенная, мелодия оживленного характера, часто имеет акцент на второй восьмой в такте, которая синкопируется с третьей. К., получив художественную обработку, применяется в балетной музыке, напр. в опере «Жизнь за Царя» Глинки.

Н. С.

Крамской

Крамской (Иван Николаевич) — известный живописец (1837-87). Родился в Острогожске, в небогатой мещанской семье, первоначальное обучение получил в уездном училище. Рисованием занимался с детства самоучкой, а потом, при помощи советов одного любителя рисования, стал работать акварелью. В шестнадцатилетнем возрасте поступил в ретушеры к одному харьковскому фотографу. Перебравшись в 1856 г. в Петербург, продолжал заниматься тем же у лучших столичных фотографов. На следующий год решился поступить в акд. художеств, где вскоре оказал быстрые успехи в рисовании и живописи. Будучи учеником проф. А. Т. Маркова, получил малую серебр. медаль за рисунок с натуры (в 1858 г.), такую же медаль за картину «Умирающий Ленский» (в 1860 г.), большую серебр. медаль за этюд с натуры (в 1861 г.) и малую золотую медаль, написанную по программе картину: «Моисей источает воду из камня». К. надлежало конкурировать на получение большой золотой медали, но в это время между молодыми художниками академистами зародились и созрели сомнения в правильности академического преподавания, и они подали в совет академии прошение о том, чтобы им было разрешено выбрать каждому по своим склонностям тему для картины на соискание большой золотой медали. Академия неблагосклонно отнеслась к предложенному новшеству (Один из профессоров академии, архитектор Тон, даже так характеризовал попытку молодых художников: «в прежнее время вас отдали бы за это в солдаты», вследствие чего 14 молодых художников, с К. во главе, отказались, в 1863 г., писать на заданную академией тему — «Пир в Валгалле» и вышли из академии. Сначала, для приискания средств к жизни, они образовали художественную артель, а в 1870 г. некоторые из них, присоединившись к молодым московским художникам, с Мясоедовым во главе, основали товарищество передвижных выставок . К. сделался портретистом. В дальнейшей своей художественной деятельности, К. постоянно обнаруживал стремление к картинам — произведениям воображения и охотно отдавался ему, когда житейские обстоятельства то допускали. Еще в бытность свою академистом, он принес большую пользу своему профессору Маркову, употребив год времени на рисование картонов для плафона в храме Спасителя (в Москве), по эскизам Маркова. Впоследствии К. пришлось писать по этим картонам, в сообществе со своими товарищами по академии, Б. Венигом, Журавлевым и Кошелевым, самый плафон, оставшийся неоконченным, вследствие размолвки Маркова с И. Макаровым, которому он первоначально поручил эту работу. К лучшим произведениям не портретной живописи К. относятся: «Майская ночь» (по Гоголю), «Дама в лунную ночь», «Неутешное горе», «Полесовщик», «Созерцатель», «Христос в пустыне» и некоторые другие. Много он положил труда на сочинение картины «Иисус Христос, осмеиваемый как царь Иудейский» -картины, которую он называл «Хохот», и много надеялся на нее. Но ему не удалось обеспечить себя так, чтобы вполне отдаться этой работе, которая и осталась далеко неоконченною. Портретов же он нарисовал (так назыв. «соусом»,) и написал множество; из них особенного упоминания заслуживают портреты С. П. Боткина, И. И. Шишкина, Григоровича, г-жи Вогау, семейства (женские портреты) Гинцбургов, мальчика еврея, А. С. Суворина, неизвестной, гр. Л. Н. Толстого, гр. Литке, гр. Д. А. Толстого, Гончарова и многие другие. Они отличаются полным сходством и талантливой характеристикой лица, с которого портрет писался; упомянутая выше картина «Неутешное горе» есть собственно портрет, имеющий все качества и достоинства картины. Но не все его произведения равной силы, что и он сам признавал без колебания; иногда он не интересовался лицом, с которого ему приходилось писать, и тогда становился только добросовестным протоколистом. К. понимал и пейзаж и хотя не написал ни одной картины этого рода, но в «Майской ночи», равно как и в другой «Ночи», превосходно передал лунное освещение не только человеческих фигур, но и пейзажной обстановки. Техника живописи у К. была — тонкая законченность, которую иногда считали некоторые излишнею или чрезмерною. Тем не менее К. писал быстро и уверенно: в несколько часов портрет получал сходство: в этом отношении замечателен портрет д-ра Раухфуса, последняя предсмертная работа К. (Портрет написан в одно утро, но остался неоконченным, так как К. за этой работой умер.) Много произведений К. находится в известной Третьяковской галерее в Москве (Между прочим, картины «Неутешное горе», «Христос в пустыне» и «Майская ночь»; портреты П. М. Третьякова, гр. Л. Н. Толстого, Д. В. Григоровича, Н. А. Некрасова, П. И. Мельникова, В. В. Самойлова, М. Е. Салтыкова и др.; рисунки: «У лукоморья дуб зеленый» (тушь в белый карандаш), портрет В. Васистова (тушь). Н. Ярошенка (акварель) и пр.). К. занимался также гравированием на меди крепкою водкою; в числе исполненных им офортов, лучшие — портреты императора Александра III, в бытность его наследником цесаревичем, Петра Великого и Т. Шевченка. Сделался ли бы К. крупным историческим живописцем — трудно сказать. Рассудочность у него преобладала над воображением, как он сам признавался и в интимном разговоре, и в переписке, ставя И. Е. Репина выше себя по существу таланта. Вообще К. был очень требователен к художникам, чем нажил себе немало порицателей, но вместе с тем строго относился к себе и стремился к самоусовершенствованию. Его замечания и мнения об искусстве не имели характера лишь личного убеждения, но обыкновенно были доказательны, на сколько это вообще возможно в вопросах эстетики. Основное его требование — содержательность и национальность художественных произведений, их поэтичность; но не менее того он требовал и хорошей собственно живописи. В этом отношении он должен быть отмечен, и в этом можно убедиться, читая его переписку, изданную А. Сувориным по мысли и под редакцией В. В. Стасова («Иван Николаевич К., его жизнь, переписка и художественно-критические статьи». (СПб., 1888). Нельзя сказать, чтобы он судил верно по первым впечатлениям, но всегда более или менее мотивировал перемену мнения. Иногда мнения его долго оставались колеблющимися, пока он не находил компромисса. К. не имел большого образования, всегда жалел о том и восполнял этот недостаток постоянным серьезным чтением и сообществом интеллигентных людей, вследствие чего он сам был полезным для художников собеседником (К. известен также своей педагогической деятельностью, как преподаватель с 1862 г. в рисовальной школ общества поощрения худож. См. воспоминания его учениц Э. К. Гаугер и Е. Н. Михальцевой в вышеназванной книге В. Стасова. Значительный след он оставил по себе своею антиакадемической деятельностью, начавшеюся с 1863 г., со времени оставления академии им и его товарищами; он постоянно агитировал в пользу усвоенных им принципов свободного художественного развития молодых людей. Хотя в последние годы жизни он, как будто склонен был к примирению с академией, но это объясняется тем, что он думал и надеялся дождаться возможности ее преобразования согласно с его основными взглядами. Из этого видно, что он был агитатором не из любви к агитации, которую готов был прекратить, коль скоро полагал, что его заветная цель может быть достигнута иным путем. Вообще значение К. в истории русского искусства двоякое: как художника и как общественного деятеля.

171
{"b":"4760","o":1}