ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Н. Латкин.

Краснуха

Краснуха (Roseola, rubeola) — острая эпидемическая лихорадочная болезнь, поражающая преимущественно детей и по своему течению похожая на корь, с которой часто смешивают ее, и на скарлатину. К. болезнь заразительная и передается общением здоровых детей с заболевшими в закрытых помещениях, квартирах и общественных учреждениях, в особенности в приютах и школах. Вторичных заболеваний К. почти не бывает. Течение ее в большинстве случаев весьма благоприятно. Темп. не высока; сыпь весьма похожа на коревую, появляется ранее всего да лице и быстро распространяется по всему туловищу и конечностям. Высыпание длится 2-3 дня, затем пятна исчезают бесследно; только иногда от них остаются желтовато-коричневые пятнышки и отрубевидное шелушение. С появлением сыпи темп. тела падает. Иногда вновь появляется новое высыпание, что сопровождается повторным повышением темп. Осложнения очень редки и ограничиваются только катаром зева или бронхитом. Воспаление легких и острый катар желудочно-кишечного канала, как осложнения К. представляют исключительную редкость. Доброкачественная К. протекает почти без всякого лечения; к последнему приходится прибегнуть лишь при развитии каких-либо тягостных припадков (кашель, понос и т. п.).

Г. М. Г.

Красс

Красс (Crassus) — прозвище одной из линий римского рода Лициниев. Первый носил это прозвище Публий Лициний К., бывший в 212 г. верховным первосвященником, а в 205 г. консулом, одинаково выдающийся, по словам Ливия, воин и оратор. Гай Лициний К. (140-91 до P. X.) был народным трибуном и первый в своих речах стал обращаться не к зданию комиций и не к курии, а к собранному на форуме народу. Более знаменит Луций Лициний К., оратор, род. в 140 г.; принадлежал к сторонникам оптиматов; в 119 г. выступил с обвинением против Г. Папирия Карбона, сторонника Гракхов, самоубийством ответившего на призыв к суду. Будучи квестором в Азии, он слушал чтения философа Метродора из Скепсиды, а на возвратном пути — академиков в Афинах. В 100 г. он участвовал в борьбе с мятежным трибуном Сатурнином. В 92 г., будучи цензором, издал эдикт против школ латинских риторов. Его родственник Публий Лициний К. в 97 г. был консулом; в его магистратуру был издан сенатский указ об отмене человеческих жертвоприношений. Пал во время проскрипций Мария и Цинны, в 87 г.; когда он узнал, что один из сыновей его убит всадниками Фимбрии, он пронзил себя мечом. Другой сын его — знаменитейший из рода К. — Марк Лициний К. (род. ок. 115 г.) с трудом избежал участи своего отца и брата. Он искал убежища в Испании, но здесь боязнь перед Марием была так велика, что он должен был скрываться в пещере на берегу моря. Восемь месяцев пробыл здесь К., до умерщвления Цинны, после чего он с отрядом войска переправился в Африку и, когда Сулла в 83 г. прибыл в Италию, предложил ему свои услуги. Вместе с Помпеем он одержал победу над Альбием Карриною, взял приступом Тудер, причем, как говорили, присвоил себе большую часть добычи, и 1 ноября перед Римом, в качестве начальника правого крыла, больше всего содействовал победе Суллы. В последовавших затем проскрипциях он позорнейшим образом обогатился. В 71 г. разбил Спартака и положил конец восстанию рабов. На следующий год К., вместе с Помпеем, искал консульства, которого оба и добились, хотя стояли перед Римом во главе войск. К., по уговору, помогал коллеге своему в его демократических предприятиях, но сам старался привлечь народ на свою сторону богатыми денежными раздачами. После консульства он остался в Риме, занимаясь судебными защитами. В 65 г. он был цензором. Со счастьем Помпея росло и нерасположение к нему К.; но чтобы он из-за этого принял участие в заговоре Катилины — невероятно, и сам К. смотрел на обвинение в этом как на интригу Цицерона, которого страстно ненавидел. С однако, 61 г., К. стал поддерживать в сенате Цицерона, для противодействия Помпею. С такою же целью он сблизился с Цезарем и поручился за долги его, когда ему предстояло идти наместником в Испанию. В 59 г. Цезарю удалось примирить противников, и они вместе основали первый триумвират. Во время пребывания Цезаря в Галлии снова вспыхнула вражда между К. и Помпеем, но Цезарь, к которому К. явился в Равенну, в Лукке примирил их; было решено, что они на будущий 55 г. снова будут оба выбраны консулами. По окончании консульства К. получил Сирию на 5 лет, с правом войны и мира. Побуждаемый корыстолюбием и жаждою превзойти своих коллег в военной славе, К. задумал пройти через землю парфян далеко на Восток, до Индии; единственным опасением его было, как бы враг не оказался на столько слабым, что его подвиги не будут достаточно блестящи. Кроме него, однако, никто в Риме не был уверен в исходе войны на далеком Востоке, против малоизвестного врага и под начальством престарелого полководца. Говорили о несправедливости войны, старались помешать вербовке войска, сообщали о неблагоприятных предзнаменованиях; наконец трибун Атей посвятил К. погибели — и этим лишил бодрости и народ, и войско, которое теперь во всем видело зловещие предсказания. Примирившись с Цицероном, К. в конце ноября 55 г. оставил Италию. Он победил наместника Месопотамии, завоевал Зенодотий; войско провозгласило его императором. Затем он ограбил храмы в Иераполе и Иерусалиме и через Месопотамию направился против Селевкии. С 7 легионами и 8000 всадников и легковооруженных в июне 53 г. он перешел через Ёвфрат. Испуганное рассказами о парфянах, войско его не ждало ничего хорошего. Не послушав совета Кассия, К., по внушению изменника Ариамна, правителя Аравии, двинулся в пустыню, где близ Ихн, на р. Билехе, столкнулся с визирем царя Орода, Суреною, и под влиянием испуга вместо пурпура облекся в траурные одежды. Вскоре, однако, он сам решил напасть; при преследовании отступавших парфян сын его Публий был окружен врагами и, после мужественной обороны, пал, по собственному приказанию, от руки своего телохранителя. Парфяне послали его голову к войску отца, в которое из безопасной дали бросали свои снаряды; вечером они удалялись назад. Так как сам К. потерял голову, его легаты, Кассий и Октавий, решили отступить, бросив на произвол судьбы раненных; они достигли г. Карр. В следующую ночь К. хотел продолжать отступление, но был поведен туземцем по неверной дороге. Утром римляне снова подверглись нападению; если бы они продержались до вечера, они могли бы отступить к горам и были бы спасены; но истощенное войско заставило К. вступить в переговоры. Когда он, с этою целью, отдалился от войска, он вероломно был убит парфянами (8 июня 63 г. до Р. Хр.). Голова К. была принесена Ороду, который, по преданию, велел налить ему в рот расплавленного золота; этот рассказ характеризует то мнение, которое имели в Азии о К. После поражения страшного врага, как рассказывают, при царском дворе в Ктезифоне были представлены Еврипидовы «Вакханки», причем в заключительных сценах голова растерзанного менадами Пенфея была представлена головою К. Биографию К. написал Плутарх. За гибель К. отмстил парфянам Вентидий Басс.

Крахмал

Крахмал (ботан.) — весьма распространенное в растительном царстве вещество. За исключением грибов, некоторых водорослей и очень немногих цветковых, (К. отсутствует: у красных, бурых, циaнoвыx, диатомовых водорослей (Rhodophyceae, Phaeophyceae, Diatomaceae), у немногих зеленых (некоторые виды Vaucheria) и немногих высших), преимущественно однодольных растений, напр. у обыкновенного лука, Allium сера.) К. встречается у всех остальных растений в большем или меньшем количестве. Особенно много К. содержится в некоторых семенах, клубнях, луковицах, корневищах, в некоторых тканях ствола и корней — вообще в зимующих частях растения. Крахмал встречается исключительно в форме характерных зерен или крупин. В виде крахмала растение накопляет в запас органическое вещество, впоследствии утилизируемое им для дыхания, для построения новых целлюлозных оболочек и пр. Вообще образование и дальнейшие превращения крахмала составляют весьма существенные процессы растительной жизни. К. образуется исключительно в живых клетках. Подробности этого процесса с точки зрения морфологии (анатомии) излагаются в ст. Крахмальные зерна; здесь К. рассматривается только с физиологической стороны. Как показали впервые опыты Сакса, образование К. в зеленых (хлорофиллоносных) частях растения находится в генетической связи с процессом разложения растением углекислоты (СО2) и ассимиляции углерода. Если зеленое растение на один или несколько дней поместить в темноту, то К. исчезает из листьев, и снова образуется в них если выставить растение обратно на свет. С равным успехом можно повторить этот опыт над стальными частями листьев. Весьма наглядные и поучительные результаты дают соответствующие опыты над низшими растениями, напр., над водорослью спирогирой (Фаминцын). В опытах Крауса первые зернышки К. появились на прямом солнечном свете в хлорофильных лентах спирогиры спустя 5 минут, в хлорофильных зернах мха Funaria и цветкового водяного растения Elodea — спустя 11/2-2 часа; на рассеянном свете для этого потребовалось несколько больше времени. Существует, однако, предел (различный у разных растений), перейдя который яркость света влияет уже неблагоприятно на образование К. Опыты Пфеффера и Годлевского убеждают, что при участии света и хлорофилла К. образуется действительно из углекислоты: поместив растение на свет, но в атмосферу, лишенную углекислоты, увидим, что К. в таких условиях не только не образуется, но исчезает и прежний. Кроме того, быстрота образования К. зависит от количества углекислоты в окружающей растение атмосфере. Так как опыты показывают, что К. растворяется и распадается не только в темноте, но и на свету, то стало быть на свету одновременно совершаются два противоположных процесса: созидания и разрушения К., а потому и заключающееся в хлорофиллоносных клетках количество этого углевода представляет в сущности лишь разность между образовавшимся К. и растворившимся за данное время. Не все растения одинаково быстро и обильно образуют К., в этом отношении существует целая градация много (большинство двудольных) и мало накопляющих К. (многие однодольные). Есть, наконец, и такие растения (их немного), которые, даже при самых благоприятных условиях ассимиляции, К. совершенно не образуют; таковы, по Бему — AIlium (в том числе и наш обыкновенный лук Alliuna сера), Asphodelus, Orchis, Lactuca sativa. Но исследованиям А. Мейера (Art. Meyer), листья большинства растении, мало или совершенно не накопляющих К., содержат относительно много других растворимых углеводов, восстановляющих и не восстановляющих Фелингову жидкость. Помимо углекислоты, источниками для образования К. в растении могут служить и другие, более сложные углеродистые, так назыв. органические соединения, напр. сахар — тростниковый и глюкозы, маннит, глицерин и др. (опыты Бема, Мейера, Лорана и др.). Если обескрахмаленные листья фасоли (Phaseolus multiflorus) погрузить черешком в раствор тростникового сахара или глюкозы, то уже спустя 24 часа можно обнаружить в них присутствие К. Опыт, конечно, ведут в темноте, чтобы устранить образование К. из углекислоты воздуха. При обычных условиях ассимиляции из углекислоты и воды образуется К. согласно схеме:

176
{"b":"4760","o":1}