ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А. Я.

Купидон

Купидон (Cupido) — латинское название Эрота; иногда отличается от Amor. Цицерон в соч. «De natura deorum» различает по евгемеристическому методу нескольких Cupidines, родившихся от разных богов.

Купина неопалимая

Купина неопалимая — терновый куст близ горы Хорива, в котором Бог явился Моисею, призывая его к избавлению народа израильского от египетского рабства. Моисей видел, что куст этот горит и не сгорает (Исх. III, 2). У отцов церкви и в песнях церковных видению этому придается таинственное значение: горящая, но не сгорающая купина — это Матерь Божия, пребывшая нетленной и по воплощении и рождении от нее Сына Божия.

Купля-продажа

Купля-продажа — двусторонний консенсуальный контракт, имеющий предметом обмен имуществ на цену их. Взаимное согласие на обмен и точное определение предмета и цены — существенные признаки его существования . В остальном общее понимание природы договора различно в двух группах законодательств. Римское право и следующие за ним законодательства германских государств (за исключением Пруссии) видят в К.-продаже общий тип договора обмена, конструируют единое понятие договора, обнимающее все его виды, и резко отличают его от способов приобретения права собственности. Предметом К.-продажи, согласно с этим взглядом, могут быть как физические вещи, так и права на них, обязательства и совокупности прав и вещей (целое наследство). Эти вещи и права могут быть будущими или такими, которые продавцу еще нужно приобрести, чтобы передать покупщику. Обязанность продавца состоит здесь в том, чтобы передать в назначенное время условленные предметы во владение покупщика, а право покупщика — в требовании этой передачи. Вопрос о праве собственности продавца и покупщика отходит, таким образом, на задний план. Французское право и законодательства, составленные по его образцу, под К.-продажей понимают только отчуждение вещей и прав, принадлежащих на праве собственности, и непосредственно связывают с моментом соглашения переход собственности от продавца к покупщику. К.-продажа чужих вещей является здесь невозможной; К.-продажа будущих вещей допускается только в том случай, если они составляют плоды или доходы с права собственности, принадлежащего продавцу, напр. будущий урожай (К.-продажа урожая, впрочем, была долгое время запрещена франц. правом). Взаимное обещание сторон передать вещь и уплатить ее цену рассматривается как предварительный договор, а обещание доставить вещь — как самостоятельный договор о выдаче вещи (l'obligation de livrer la chose, ст. 1138 франц. код.); наконец, договор об исполнении работы с употреблением собственного материала работника является договором подряда. Следуя за французским правом, и русское видит в К.-продаже в собственном смысле лишь способ приобретения собственности, переходящей в момент соглашения о предмете и цене, помещает нормы, его регулирующие, в отделе «приобретения прав на имущества» и твердо проводит правило о том, что «продавать можно только то имущество, коим владелец может распоряжаться по праву собственности» (ст. 1384), согласно с чем судебная практика допускает К.-продажу будущих вещей, а именно будущего урожая, только потому, что «собственнику земли принадлежит право и на ее продукты» (80/94, 75/294, 70/307 и друг.). Затем оно различает запродажу, поставку и подряд, как отдельные от К.-продажи договоры. — Римско-германская конструкция К.-продажи, как единого договора, имеет для современного права несомненные преимущества, облегчая толкование покупных сделок. Французские и русские юристы тратят очень много усилий ума, чтобы провести, при оценке отдельных судебных случаев, различие между запродажей, К.-продажей в собственном смысле, поставкой и подрядом, но по большей части неуспешно; с римско-германской же точки зрения некоторое затруднение в конструктивном смысле представляют лишь К.-продажа вещей, определённых не индивидуально, а счетом, мерой и весом, К.-продажа на пробу (под условием осмотра, испытания и одобрения товара) и К.-продажа по образцам (под условием соответствия товара выбранным и одобренным образцам). Договор порождает здесь определенные юридические последствия с самого момента заключения, а именно право покупателя требовать, чтобы счет, мера и вес были произведены, чтобы товар был доставлен для испытаний или выдан соответственно образцам; но самый предмет К.-продажи определяется точно лишь по совершении продавцом требуемых действий. Признавать и в этом договоре К.-продажу, значит допускать продажу неопределенных предметов, что противоречит понятию К.-продажи. Юристы и законодательства выходят из этого затруднения либо допуская рядом с К.продажей существование предварительного договора (Vorvertrag), либо рассматривая эти К.-продажи как условные сделки (см. ст. 1083 — 85 и ст. 1101 — 2 сакс. гражд. улож., ст. 1392 — 93 гр. улож. цюрихск. кант.). Еще большие неудобства представляет признание перехода права собственности, как этого требуют франц. право, в момент соглашения. В современном праве для обеспечения собственности и оборота требуется совершение актов укрепления, в виде записи сделок на недвижимости в ипотечные или вотчинные книги, а по отношению к движимости — передача. Только по совершении этих актов покупщик получает обеспеченное право распоряжения вещью, в виде возможности отчуждения ее другим лицам. Право собственности, признаваемое за ним до укрепления, нисколько, поэтому, не расширяет его власти над вещью. Так как, затем, акт укрепления являются сами по себе юридическими сделками, требующими изъявления свободной воли на их совершение (Передача есть договор, обряд записи, по крайней мере по германскому праву, сопровождается вопросами суда о желании контрагентов продать и купить вещь.), то принудительное совершение их является невозможным. На практике отказ продавца от участия в процессе вотчинной записи или передачи влечет, по франц. праву, лишь обязательственный эффект — отказ покупателя от уплаты цены или право его требовать убытков, нанесенных неисполнением договора. Хотя ст. 1610 франц. кодекса и дает покупателю право требовать принудительного ввода во владение проданным предметом, но такому требованию всегда может быть противопоставлено другое правило кодекса: «la possesion vaut titre» . Во всяком случае насильственное отобрание вещей противоречит взглядам современного права. Согласно с этим, и русская судебная практика не допускает ни принудительного совершения купчей крепости на запроданные недвижимости, ни виндикации проданных вещей от третьих лиц, да и при требовании передачи от продавца-владельца рекомендует больше личный иск о возврате цены (см. касс. разъясн. к ст. 634 и 1513). Те же замечания применимы и к продаже прав: многие обязательственные отношения могут быть переданы лишь по надписи на документе, а принудительное совершение надписи невозможно. Признанье непосредственного перехода собственности мешает также проведению начала взаимности прав и обязанностей в договоре. Неуплата цены дает продавцу право не выдавать вещи, т. е. удерживать вещь, перешедшую уже в собственность другого — противоречие, допускаемое французским законом в интересах оборота (art. 1612). Русское право последовательнее.

Может ли уплата за проданную вещь быть произведена не деньгами, а другими ценностями и предметами, в виду того, что подобная уплата приближает К.-продажу к мене? Спорный в римском праве, этот вопрос в настоящее время решается утвердительно, как в виду общего характера К.-продажи, обнимающего и мену, так и в виду свободы соглашений и разнообразия ценностей, вращающихся в обороте. Некоторые законодательства (саксонское, 1036) признают, впрочем, допустимость иных предметов в качестве цены только при условии уплаты большей части стоимости деньгами. Все законодательства безусловно допускают уплату векселями, ценными бумагами и другими обязательствами (ст. 1521 русск, гражд. зак.). Римские определения о том, что цена должна быть точно определена (pretium certum) и быть действительной, а не мнимой (verum) сохраняют свою силу и в современном праве. Понятию точности цены не мешает определение её «по рыночной цене», по оценке третьего лица, вообще не прямо, а косвенно: требуется не определённость, а лишь определимость цены (франц. 1591 и 1592; сакс. 1086). Фиктивная (non verum) цена извращает природу сделки и подводит ее под разряд симулированных сделок. Наоборот, постановление римского права о соответствии цены стоимости предмета (pretium justum), за почти повсеместным уничтожением норм, касающихся laesio enormis, не существуют в современном праве: ст. 1465 русск. гражд. зак. имеет лишь фискальное значение. Постановления, определяющие взаимные права и обязанности продавца и покупателя касаются ответственности продавца за недостатки проданного и отсуждение ее в пользу третьего лица, и перехода страха за утрату вещи. По общему правилу, продавец обязывается охранять спокойствие владения покупателя в случай предъявления претензий со стороны посторонних лиц, вступая в дело в качестве третьего лица, сообщая необходимые документы и отвечая за убытки (фр. 1626; сакс. 930 сл.). Русское право ставит это условие об очистках в число «условий произвольных» К.-продажи, т. е. предоставляемых на волю продавца и покупателя; но «произвол» здесь означает только возможность переложения, по соглашению, ответственности с продавца на покупателя, ответственность же продавца несомненна и без оговорок о ней в купчей; по отношению к движимым вещам она прямо признана законом (ст. 1512).

198
{"b":"4760","o":1}