ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Население и культура. Жители честны, умеренны, трудолюбивы и очень гостеприимны. Много часовен и церквей; монастыри уничтожены. Для высших сословий есть хорошие школы, но из народа в 1887 г. было 80% безграмотных. Гарнизон незначителен; есть сельская милиция. Санта Крус де-Тенерифе и Сиудад де-ласПальмас — крепости.

История. Вероятно, К. о-ва были известны уже финикиянам и наверное карфагенянам. Древнейшими обитателями были гуанхи, ветвь берберов, тип которых заметен и теперь, не смотря на смешение с европейцами; особенно чисто сохранился он на Гомере и Тенерифе, в более сухой их части. Хотя уже в 1344 г. Луи-де-лаСерда, правнук Альфонса Х Кастильского, был коронован королем Канарских о-вов, но в действительности лишь в 1402 — 1405 г. Иоанн Бетанкур завоевал Ланцароте, Фортевентуру, Гомеру и Ферро и получил эти о-ва в лен от Кастилии. Фердинанд Католик купил эти о-ва за 15000 дукатов от владетеля их, Дидако Геррера; остальные о-ва были постепенно завоеваны в конце XV в. Жители были по большей части истреблены, их осталось немного.

Н. Кн.

Кандинский

Кандинский (Виктор Хрисанфович) 1849 — 89) — врач-психиатр. Окончил курс в московском университете в 1872 г., затем служил некоторое время во флоте, а с 1881 г. до конца жизни состоял ординатором больницы св. Николая Чудотворца в СПб. Получил глубокое философское образование. Будучи сам подвержен душевному расстройству, он, по выздоровлении, написал, на основании собственного опыта, ценный этюд об обманах чувств (в немецком специальном журнале). Кроме того им напечатаны: «Психологические этюды» (1881); «Современный манизм» (Хар. 1882); «Kritische und klinische Betrachtungen im Gebiete des Sinnestauschungen» (1885). Это сочинение удостоено обществом психиатров в СПб. премии врача Филиппова и в 1890 г., после смерти Кандинского, появилось русское издание его («О псевдогаллюцинациях, критико-клинический этюд», Москва). Далее ему принадлежит отличный перевод сочинения Вундта: «Основы физиологической психологии» (Москва, 1880 — 1881). После его смерти было издано отдельной книгой, собрание судебнопсихиатрических экспертиз его, в связи с запиской об условиях вменения («К вопросу о невменяемости», Москва, 1890).

П. Розембах.

Канн

Канн (Cannes) — город во французском департаменте Приморских Альп, на сев.-вост. оконечности Напульского зал. 14470 жит. (1891); небольшая гавань, маяк, верфь. Выстроенный амфитеатром, К. тянется вдоль берега на протяжении более 6 км. Красивая ратуша, с библиотекой и музеем древностей; башня аббатства (на месте рим. Castrum Marcellinum), постройка которой начата в 1070 г., а закончена в 1395 г. Ловля сардин и анчоусов, оживленная торговля маслом, южн. фруктами, мылом, парфюмерными изделиями и соленой рыбой. По своему мягкому и постоянному климату (средняя годовая температура 16,4° Ц.; средняя температура зимы 9,8° Ц., ноября 11,5°, декабря 8,6°, января 8,9°, февраля 9,3°, марта 10,6°), К. представляет один из наиболее восхитительных уголков Ривьеры, отличаясь чистотой атмосферы, обилием солнечного света, редкостью дождей (22 безоблачных дня в декабре), отсутствием туманов; но бывают ветры и быстрое понижение температуры зимой после заката солнца. От западн. и сев. ветров К. защищен широким и высоким кряжем Эстерельских гор и Приморских Альп; но ветры проникают с СЗ (мистраль) и с СВ (трамонтан). Как климатическая станция, К. рекомендуется, главными образом, для золотушных, ревматиков, подагриков, для выздоравливающих после изнурительных болезней; раздражительное состояние органов дыхания и кровообращения допускают пребывание только в более защищенных местах, в которых, впрочем, недостатка нет. Еще несколько десятилетий тому назад К. был небольшой деревушкой, ныне же это климатическая станция, снабженная всеми приспособлениями благоустроенного курорта. Морские купания с марта или апреля вплоть до ноября; на зиму в К. съезжается до 5000 гостей, преимущественно англичан и русских. К. прославился с тех пор, как в нем поселился лорд Брум (1834), которому поставлен здесь памятник.

Канна

Канна (Canna L.). — Род растении из семейства канновых. Признаки его те же, что и всего семейства. Это очень изящные большие травы, из которых многие очень высоко ценятся в садоводстве, а С. aedulis разводится ради заключающегося в ее корневище крахмала. В цветоводстве имеется много видов и помесей, нередко описанных за самостоятельные виды. Вот главнейшие. С. indica L. вырастает иногда до 11/2 м. и несет обильные кисти цветов с желтыми лепестками и пестрыми стаминодиями карминового цвета или желтого с карминовыми пятнами. С. irridiflora Ruiz et Pavon бывает еще выше предыдущей — до 21/2 м.; цветы желтые с яркорозовым. С. gigantea Desfontaines не выше 60 стм., лепестки желтые, стаминодии темно-пурпуровые. С. discolor Lindl. — цветы оранжевые, внутри ярко-красные. С. aurantiaca Roscoe, С. limbata, С. Warschewiczii Dietrich, С. Annaei Hort и пр. Виды часто плохо установлены, одни (Горянинов) насчитывают их 66, другие всего 25. Культура этих растении не затруднительна, но она может происходить в наших странах только в парниках или оранжереях. Для получения крепких растений, ради рассадки их в следующем году, сеют весной в парник или в горшки. В начале осени, до морозов, сеянцы, пересаженные на летнее время на открытом воздухе, вынимают из почвы; обрезав листья, растения садят в горшки и сохраняют в умеренном тепле и в сухом месте, напр., в оранжерее. Чаще разводят делением корневища, что производится осенью, а еще лучше весной. К. требуют очень питательной почвы, а летом хорошей поливки. Хорошо поливать их изредка навозной жижей. Растения эти справедливо считаются высоко декоративными. На горках, большими группами, они особенно эффектны, отличаясь своими очень крупными листьями и яркими цветами. В наших странах они очень хорошо растут в цветниках, куда их высаживают только тогда, когда установится настоящее тепло, а в Крыму и за Кавказом также, как и в южн. Европе, они выдерживают и зиму.

Литература: Horaninow, «Prodromus monographiae Scitaminearum» (СПб. 1862).

Л. Бекетов.

Каннелюры

Каннелюры или ложки (архит.) — желобки, выдолбленные на стержне колонны, идущие по его длине и представляющие в своем разрезе либо сегмент круга (дорическ. орден), либо полное полукружье (ионическ. и коринфск. ордена). В средние века и в эпоху Возрождения, К. иногда заполнялись на всем своем протяжении, или только в нижней части, выпуклым валиком, или же снабжались лиственным украшением, а так же шли по колонне не в виде прямых вертикальных углублений, но в виде спиралей и зигзагов, обвивающих стержень.

А. С-в.

Каннибализм

Каннибализм или антропофагия, людоедство. Название «каннибалы» произошло от «Каниба» — имени, которым называли Колумбу жители Багамских островов обитателей Гаити, страшных, будто бы, людоедов. Впоследствии название «каннибал» стало равнозначительным антропофагу, хотя, по Гepрера, «canibal» значило собственно «храбрый». О племенах людоедов упоминают уже многие писатели древности и путешественники средних веков; у них же встречаются указания на случаи людоедства и у культурных народов, вызванные голодом. В новые времена (с XVI в.) К. был найден и описан у многих народов, во всех частях света (кроме Европы). Достоверно известно, что он практикуется местами и теперь, особенно во внутренней Африке, в Меланезии, на некоторых о-вах Малайского архипелага, в Австралии, во внутренних частях Бразилии, у некоторых народов сев.-зап. Америки. Еще в начале нынешнего и в конце прошлого века К. был распространен и на многих группах о-вов Полинезии, у многих североамериканских индейцев и эскимосов, в южн. Африке и т.д. В мифах, преданиях, языке, верованиях, обычаях имеются указания и на то, что К. не был чужд и предкам культурных народов; следы его можно констатировать в мифологии греков в преданиях и сказках немцев и славян и т.д. Некоторые исследователи предполагают даже, что людоедство характеризует собой одну из стадий развития — род болезни, через которую должно было пройти всё человечество, все племена, в известный, более или менее отдаленный период их жизни. Такое предположение невозможно доказать; доисторическая археология не дает ему достаточных подтверждений. Правда, были замечены как будто некоторые следы людоедства в отложениях каменного века (пещерах) Бельгии, Италии, Франции, даже в некоторых древних могилах или курганах; но, во-первых, следы эти очень редки, недостаточно явственны и некоторыми признаются совершенно неубедительными, а во-вторых, известно много пещер и мест погребений, давших обильные остатки каменного века, в том числе и остатки человеческой трапезы, расколотые и иногда обглоданные кости различных животных — но между ними не было найдено ни одной подвергшейся подобному же раскалыванию или обгладыванию кости человека. Не подлежит, однако, сомнению, что К. прежде был распространен гораздо шире, чем теперь, и что следы употребления человеческого мяса, в смысле непосредственного питания им или в религиозных, суеверных и символических целях, могут быть констатированы у многих народов. Вопрос о причинах, вызвавших людоедство, не разъяснен вполне и по настоящее время; они могли быть различны — то чисто физические, именно голод, то психические, соединенные с известными представлениями. С другой стороны, однажды войдя в употребление, людоедство могло поддерживаться и даже получить более широкое распространение вследствие удовольствия, вызываемого этим способом питания. Голод, недостаток в дичи и вообще в мясе — вот, по-видимому, побудительные поводы к людоедству у пешересов Огненной Земли, у жителей некоторых о-вов Полинезии, в Бразилии, хотя и тут мы знаем народы, питающиеся исключительно растительной пищей. Местами, в известное время года население (напр., первобытные дикари Австралии) вынуждено вообще голодать, и тогда, в особенности если далекие поиски за дичью приводят его к столкновению с другим племенем, павшие и взятые в плен враги легко могут быть употреблены в пищу. Затем, одним из наиболее первобытных мотивов К. должна быть признана ярость, инстинктивное желание уничтожить врага, в буквальном смысле этого слова. Примеры такой ярости представляет и история культурных народов, когда разъяренная толпа, убив ненавидимого ею человека, терзала его на части, пожирала его сердце, легкие и т.д. Среди дикарей такие случаи были констатированы в разных странах и в различные эпохи. Слепая ярость осмысливается, впоследствии, представлением, что съедением врага последний совершенно уничтожается или что его дух переходит в дух его победителя, даёт ему новую силу и храбрость. Вследствие этого съедаются преимущественно известные части тела: глаза, сердце, печень, мозг, или пьется кровь и т.д., в которых особенно предполагается жизненная или одушевляющая тело сила. У некоторых народов убивались и съедались старики, чтобы душа их не умерла вместе с телом путём постепенной дряхлости, а продолжала бы жить в их потомках и сородичах. Первобытный человек не мог дойти до представления о вечности; боги должны были умирать, как и люди; даже в Греции показывались могилы Зевса, Дионисия, Афродиты и т.д. Поэтому воплощенный бог или жрец его, а также царь у некоторых народов убивались, дабы их души могли перейти ещё в полной силе в души других смертных. Впоследствии, вместо царя или бога, в жертву стали приноситься другие лица. У семитов, в важных случаях, приносился иногда в жертву, для блага народа, царский сын; обычай принесения в жертву первенцев существовал у многих народов. В таинствах Митры приносился в жертву мальчик, тело которого потом съедалось всеми присутствовавшими; у ацтеков Мексики также был религиозный обычай съедания бога, который чествовался в течение года в образе красивого юноши. Позже съедание бога заменяется съеданием посвященного ему животного или хлеба, которому придаётся иногда человекообразная форма (как и теперь ещё кое-где в Европе, после жатвы, из первого обмолоченного хлеба). У многих дикарей людоедство заключает в себе нечто религиозное, таинственное и совершается ночью, при участии жрецов или шаманов и т.д. У других диких или варварских народов оно превращается просто в обжорство, для удовлетворения которого предпринимаются набеги на соседние племена с целью захвата пленных. Такие племена каннибалов часто, в культурном отношении, стоят выше их окружающих, напр., монбутту тропической восточной Африки или жители о-вов Фиджи. Когда путешественник Шейнфурт гостил у короля монбутту, людоедство всячески скрывалось от европейца, так как королю было известно, что белые относятся к этому обычаю с отвращением. В настоящее время людоедство в больших размерах существует только во внутренней Африке и кое-где в Меланезии, преимущественно, следовательно, у тёмнокожих и курчавоволосых племён. Надо думать, что в скором времени, с распространением европейских колоний, людоедство окончательно исчезнет, и от него останутся только следы — в народных мифах, преданиях и верованиях. Ср. Andree, «Die anthropophagie» (Л., 1887); Воеводский, «К. в греческих мифах» (СПб., 1874); Schaffhausen, в «Archiv fur Anthropologie» (т. IV); Bergemann, «Die Verbreitung der Anthropophagie» (1893); Fraser, «The Golden Rough. A study in comparative Religion» (Л., 1890), а также многие путешествия и общие этнологические сочинения Леббока, Тэйлора, Летурно, Бастиана и др.

32
{"b":"4760","o":1}