ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Литература. Bollinger, «Ueber Zwerg— und Riesenwuchs» (В., 1885); Taruffi, «Delia microsomia» («Rivista clinica di Bologna», 1878); Ranke, «Der Mensch» (2 изд., 1894, т. II, стр. 143 — 349); «La Nature» (1887, № 742: «Une familie de nains»). Д. A.

Карлос

Карлос (дон) — инфант испанский, сын Филиппа II и первой жены его Марии Португальской; род. в 1545 г. Через 4 дня после рождения К., мать его умерла, а отец, находившийся по большей части в отсутствии из Испании, в течении следовавших затем 14 лет редко видел сына и мало интересовался его судьбой. Заботы о воспитании К. возложены были на сестру Филиппа II, донью Хуану, управлявшую государством в отсутствие короля. Болезненный и хилый от рождения, сделавшийся капризным, раздражительным и тщеславным под влиянием придворной лести и раболепства, К. не отличался способностями и проявлял мало охоты к ученью, которым руководил ученый дон Онорато Хуан. Наряду с этими чертами характера он проявлял, однако, мягкосердечие, щедрость и мужество. В 1568 г. Филипп собирался женить сына на Елизавете Валуа, дочери короля Генриха II, но потом переменил решение и предпочёл сам жениться на невесте сына. Брак этот (1560) произвел на К. самое неприятное действие. Молодая королева вскоре после замужества стала выказывать дружеское расположение к К., а он за это выражал ей свою признательность подарками. Филипп стал проявлять ревность, которая, вместе с другими обстоятельствами, имела роковые последствия для К. 22 февр. 1560 г. Филипп потребовал от кортесов присяги в верности К., как принцу Астурийскому и наследнику престола, но немного позже отправил его в алькальский университет, с тем, будто бы, чтобы держать его подальше от двора. По возвращении своём в столицу К. стал вести разгульную жизнь, проявлял по отношение к своим врагам то крайнюю запальчивость, то порывы великодушия, с отвращением относился к инквизиции и не мог равнодушно видеть у кормила правления таких лиц, как герцог Альба, великий инквизитор Эскиноза и др. В 1566 г. К. пожелал принять участие в делах правления, но Филипп не допустил этого. Самолюбие К. неоднократно оскорблялось отцом. Когда К. пожелал жениться на младшей сестре Елизаветы, то Филипп не дал ему на то разрешения. Точно так же он расстроил задуманный К. проект женитьбы на дочери импер. Максимилиана, Анне. Встречая явное недоброжелательство со стороны отца, К. стал чувствовать к нему непреодолимую ненависть. Находившийся в то время в Мадриде посол от фландрских грандов, Монтиньи, знакомый с отношениями короля и инфанта, хотел воспользоваться ими в интересах нидерландской оппозиции и привлечь К. к делу восстания. Кажется, это удалось ему, и К. решил или добиться у отца назначения правителем Нидерландов, или же, в случае неудачи, тайно оставить Испанию. Правителем Нидерландов был назначен Альба; это возмутило К., и когда Альба явился к нему проститься, К. бросился на него с кинжалом; Альба отклонил удар и обезоружил дон-Карлоса. С тех пор Филипп ещё внимательнее следил через шпионов за каждым шагом К. Последовавшие вскоре затем, по приказанию Филиппа, арест и тайная казнь Монтиньи окончательно утвердили К. в мысли о необходимости оставить Испанию. Ему удалось добыть необходимую для побега сумму денег; но он считал нужным получить предварительно отпущение грехов, имея в виду, главн. образом, задуманное против отца восстание. Один из монахов выдал его тайну королю; точно также поступил и побочный дядя К., дон Хуан, которому К. счёл возможным довериться (в начале янв. 1568). В довершение всего, 17 января директор мадридских почт донёс королю о данном ему инфантом приказании приготовить 8 лошадей для выезда из Испании. После этого король собрал совет богословов, для решения вопроса, как поступить с преступным инфантом, хотя решение, как всегда, у него уже заранее было приготовлено. На другой день, 18 января, он не показал и вида, что подозревает К.; но в ту же ночь, когда инфант спал, король, в сопровождении светских и духовных сановников, вошел в его спальню. У К. отнято было оружие, ящик с секретными бумагами; были приняты меры предосторожности, чтобы не дать ему возможности лишить себя жизни, и у дверей поставлена стража, которой велено было не допускать никаких сношений с арестованным принцем. Весть об аресте Карлоса произвела подавляющее впечатление и на испанское общество, и на европейские дворы. Несколько дней спустя, Филипп поручил государственному совету составление обвинительного акта против К. Акты по делу К. исчезли, и о их содержании можно только догадаться. К. умер 24 июля 1568 г. Была ли эта смерть естественной, или Карлос был умерщвлён по приказанию короля — остается тайной. В виду разногласий и противоречий, которыми изобилуют источники о дон-Карлосе, историки и поэты рисуют личность его самыми различными чертами, но все согласны с тем, что в печальной участи инфанта ответственность падает в значительной степени на мрачного и жестокого Филиппа II. Личность К. служила сюжетом для драматических произведений Хименеса де-Энсизо и Монтальвана в Испании, Шенье, Альфиери, Отвея и Шиллера — в других европейских государствах.

Литература. Кроме общих сочинений по истории Испании и Филиппа II, см. «Historia delprincipe D. Carlos hijo, primogenito del rey de Espana Philippe II» («Coleccion de Documemtos ineditos», XIII, XV, XVlll, XXIV, XXVIII); Gachard, «D. Carlos et Philippe II» (Брюссель 1863); С. d. Mouy, «D. Carlos et Philippe II» (II. 1863); S. Guell у Rente, «Philippe II et D. Carlos devant l'histoire» (П., 1876). В. П — ий.

Карнавал

Карнавал (ит. Carnevale, от лат. carno — мясо, vale — здравствуй) — в католических странах первоначально время от дня Богоявления до чистой среды (на первой неделе вел. поста). В разных местностях карнавальное время имеет различную продолжительность: в Венеции начинается с дня св. Стефана (26 дек.), в Риме продолжается только 11 дней, предшествующих чистой среде, в Милане — до воскресенья инвокавита, на Рейне обнимает только 8 дней. Карнавальная пора повсеместно сопровождается различного рода забавами, играми, переряживаньем, особенно в Италии, где К. — чисто народный праздник. Одна из любимых забав римского К. — перестрелка так наз. confetti (гипсовые или медовые шарики). В Португалии бросают друг в друга бобами и горохом; неосторожных обсыпают мукою, обливают водою. В Лиме (Перу) главное удовольствие карнавального времени — обливать прохожих водою, притом не всегда чистою. В Риме, во время К., устраиваются также лошадиные скачки (corso). Заключительный акт римского К. — праздник огней (moccoli). С наступлением сумерек, появляются огни на окнах, подмостках, экипажах; в руках у каждого из толпы — зажжённая восковая свечка; эти свечи беспрестанно друг у друга тушатся и вновь зажигаются. В южном, итальянском Тироле торжественно сжигается олицетворение масляницы — вязанка соломы, перемешанная с дровами; две враждебные рати, одна — в пестрых арлекинских одеждах, с погремушками, другая — в белых рубахах, с горбами, борются вокруг костра, на главной сельской площади, где варятся традиционные масляничные лепешки. В средние века карнавальное время с особенною пышностью справлялось в Венеции; в эпоху её упадка (XVIII в.) блеск К. передвигается в Рим. По тому же типу, но в более скромных размерах, праздновался К. и в других городах Италии, а также в Испании, Франции, Германии. Во Франции во время К. совершается торжественная процессия Boeuf gras: по улицам водят жирного быка, с золочеными рогами и украшениями из лент. У французских и отчасти у швейцарских католиков три последние дня К. носят название jours gras. Нечто подобное К. встречается в Германии, под именем Fаsching, уже в средние века. Интермедии и интерлюдии (Fastnachtsspiele) сопровождают К. с XIII до XVII в. (интермедии Ганса Фольца, Ганса Розенплита, Ганса Сакса). В конце XVIII в. и начале XIX в. празднование К. распространяется во многих французских, а также в немецких прирейнских и южных городах: Кельн, Кобленц, Мюнхен, Нюрнберг. Значение К. в Германии ослабевает, но всё же и до сих пор К. — народный праздник в Майнце и особенно в Кельне. Западноевропейский К., как и наша масляница — остатки тех языческих празднеств, которые знаменовали переход от зимы к весне, от старого года к новому. Отличительные черты древнеримских весенних празднеств — очищение водою, зажигание огня на алтаре Весты, ряженье, процессии, неистовая беготня по улицам, конские скачки, имеют много общего с зап. европейским К. Вс. Миллер («Русская масляница и западноевропейский карнавал», М. 1884) считает его наследием древнего Рима, отразившимся и на продолжительности карнавальных празднеств. Церкви, возмущавшейся остатками вакханалий и сатурналий, удалось, наконец, ограничить народный разгул немногими днями перед началом вел. поста. Иной взгляд на продолжительность и многие характеристические черты карнавальных празднеств высказан автором рецензии на книгу Вс. Миллера («Журн. Мин. Нар. Пр.», 1884, № 12). Он полагает, что зима и начало весны — время после уборки плодов, время употребления добытого за лето и осень, время надежд на предстоящие сборы, почему праздничное веселье и приходится на эту пору года. Он видит также связь между зап. европейским К. и древнегреческими дионисиями, устраивавшимися в честь Вакха, о которых Вс. Миллер не упоминает. См. ещё Fahne, «Der К.» (Кельн, 1853); v. Reinsberg-Duringsfeld, «Das festliche Jahr» (Лпц. 1863).

53
{"b":"4760","o":1}