ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кататония

Кататония (katatonia) — название особой формы помешательства, описанной впервые немецким психиатром Кальбаумом (в 1868 г.), который и предложил этот термин. Он наблюдал целый ряд случаев, в которых замечается определённая смена различных проявлений душевного расстройства, в сочетании с своеобразным напряжением мышц; при вскрытии субъектов, страдавших этой формой помешательства, он находил с постоянством определенные анатомические изменения в мозговых оболочках. Поэтому он и считал правильным рассматривать такие случаи как отдельную форму душевной болезни. Хотя его учение обратило на себя общее внимание, но нашло лишь немногих приверженцев; в настоящее время большинство психиатрических школ не принимает К. как обособленную душевную болезнь, а рассматривает свойственные ей явления как видоизменения и осложнения различных других форм помешательства. П. Розенбах.

Категория

Категория (от греческого слова kathgorew, обвиняю) — логический и метафизический термин, введённый Аристотелем, ныне употребляемый в значении данном Кантом: К. — априорное понятие рассудка, условие возможности мышления. В индийской философии, в системе Вайсешика, встречается термин падарта, весьма близкий к Аристотелевому пониманию К. шесть К., приводимых в сочинениях этой школы, тожественны с Аристотелевскими, почему и возникло предположение о возможном заимствовании этого учения греками у индийцев. Но это недопустимо уже по хронологическим основаниям, ибо образование различных систем индийской философии в известном теперь виде достоверно относится лишь к началу средних веков. Более чем вероятно обратное предположение — о влиянии греческой философии на индийскую. Аристотель разумеет под К. наиболее общие понятия, служащие предикатами, выводит их из грамматических форм и насчитывает их 10: субстанция (ousia), количество (poson), качество (poion), отношение (proV ti), где (pou), время (pote), положение (keisJai), обладание (ecein), действие (poiein) и страдание (paocein). В известном смысле можно смотреть на пифагорейскую таблицу 10 противоположностей, как на попытку перечисления К. (конечное и бесконечное, парное и непарное, единство и множество, свет и тень, благо и зло, квадрат и иные фигуры). Аристотелевская таблица К. представляет несовершенства двоякого рода: случайность выведения (из частей речи) и сводимость одних К. к другим. Стоики были правы, когда они вместо десяти Аристотелевых принимали лишь четыре: субстанция, качество, модальность и отношение; не хватает здесь только К. количества. Плотин, в первых трёх книгах шестой «Эннеады», подробно критикует Аристотелеву таблицу и предлагает свою, которая, однако, в истории не играет никакой роли. В средние века Раймунд Лулльский (1234 — 1315) пытался перечислить принципы или самые общие понятия и самые общие отношения мышления к предметам. Эти принципы он располагал в виде табличек, причём из различных комбинаций принципов должны были получаться всевозможные новые точки зрения. Таким образом его К. должны были служить своего рода логикой открытий. Современное определение термина К. принадлежит Канту. Его учение о четырёх основных, распадающихся как бы на 12 видовых К., представляет тот же недостаток, что и Аристолево. Кант не выводит К. — формы рассудка — из деятельности рассудка, а берёт их из готовых суждений; случайный характер К. и недостаток выведения — вот упрёки, которые делает Канту Фихте. Нужно вывести все К. из высшего их основания — из единства сознания. Задачу эту полнее, чем Фихте, решил в своей логике Гегель. Под К. Гегель разумеет тоже, что и Кант, только решительнее придаёт им метафизический характер. Средством выведения К. служит диалектический метод. Началом процесса образования К. является самое отвлечённое, бедное по содержанию понятие бытия, из которого получаются сначала К. качества, потом количества и т. п. Из новейших попыток преобразования К. внимания заслуживает попытка Милля. См. Trendelenburg, «Gesch. der Kategorienlehre» (Б., 1846). Э. Радлов.

Катилина

Катилина (Lucius Sergius Catilina) — глава заговора, получившего от него своё имя, родился около 109 г. в патрицианской семье, был одним из клевретов Суллы и принимал деятельное участие в его проскрипциях, собственноручно убив своего близкого родственника Кв. Цецилия и Мария Гратидиана. Растратив своё состояние, К. выгодно женился, но вскоре промотал имущество жены и впал в большие долги. В 73 г. К. судился по обвинению в преступной связи с весталкой Фабией, но был оправдан. После претуры (68) он получил (67) в управление Африку и так притеснял её, что провинциалы подали на него жалобу, не приведшую, впрочем, к осуждению К. Порвав с аристократией, К. примкнул к крайней фракции демократической партии, в которой было много лиц, ему подобных. Был составлен план произвести, пользуясь отсутствием Помпея, государственный переворот, долженствовавший дать демократической партии торжество, а вождям его — власть и деньги (путём уничтожения долговых обязательств и конфискации имуществ противников). На основании многочисленных данных, можно считать несомненным участие в заговоре Ю. Цезаря и Красса. По-видимому, они не прочь были воспользоваться для своих целей содействием на всё готовых приверженцев К., хотя и стояли благоразумно на втором плане. К К. примкнули Публий Корнелий Сулла и Публий Автроний Пэт, выбранные в консулы на 65 г., но лишённые консульства вследствие открывшегося подкупа ими избирателей. К. хотел (65) убить консулов Л. Котту и Л. Торквата и часть сенаторов и доставить власть своим приверженцам. Когда этот первый план не удался, К. выступил кандидатом на консульство в 63 г., но без успеха: консулами были выбраны М. Туллий Цицерон и Г. Антоний, приверженец К., которого Цицерон постарался привлечь на свою сторону, без жеребьевки предоставив ему богатую Македонию, что было очень кстати для поправления расстроенных денежных дел Антония. Раздражённые неудачею, заговорщики постановили действовать решительнее: К. стал собирать в Фезулах, под начальством храброго Гая Манлия, солдат и оружие и решил выступить снова кандидатом на консульство, убить, во время комиций, Цицерона и во чтобы то ни стало добиться власти. Через любовницу одного из заговорщиков этот план стал известен Цицерону, и 21-го октября сенат дал консулам чрезвычайную власть для охранения государственного порядка. 28 октября, в день выборов, Цицерон явился на Марсово поле в сопровождении вооруженного отряда, и план К. снова не удался. Между тем, восстание в Этрурии уже началось, и медлить долее в Риме было опасно. Задуманное К. на 7 ноября убийство Цицерона опять не удалось, и Цицерон произнёс в сенате свою первую знаменитую речь против К., которого он в лицо обвинял в заговоре. Катилина бежал в Этрурию и провозгласил себя там консулом, после чего Цицерон на форуме сказал 2-ую речь, а сенат объявил К. и Манлия врагами отечества. П. Корнелий Лентул, оставшийся в Риме главой заговора, сделал крупную ошибку, завязав сношения с пребывавшими тогда в Риме послами галльского племени аллоброгов и дав им письма к вождям их племени. Аллоброги всё открыли правительству, которое, при выезде галлов из Рима (в ночь с 2 на 3 декабря), арестовало их и отобрало столь нужные ему в то время письменные улики против заговорщиков. Лентул и ещё три заговорщика (Цетег, Габиний и Статилий) тотчас были арестованы, и 5 дек. сенат, по предложению Цицерона, своей властью, вопреки закону, осудил их на смерть. В пользу казни говорили Цицерон (4-я катилинарская речь) и Катон, а против — Г. Юлий Цезарь, едва не лишившийся за это жизни при выходе из курии. Схваченные заговорщики были в тот же день казнены, и дело К. было проиграно в Риме. В начале следующего года сам К., армия которого, ранее состоявшая из 2 легионов, теперь значительно поредела, был при Пистории разбит правительственными войсками Кв. Метелла и консула Антония, и пал в битве. Заговор был подавлен; Цицерон считал себя спасителем Рима и получил имя «отца отечества». Источники наших сведений о К. (главным образом Цицерон и Саллюстиево сочинение: «Bellum Catilinarium») страдают односторонностью и оставляют не вполне выясненными некоторые вопросы, напр. о политической программе заговорщиков и об отношении к ним Цезаря. См. Hagen, «Catilina» (Кенигсб., 1854); Merimee, «Etude de la guerre sociale et de la conjuration de Catilina» (1855); Wirz, «Catilina's und Cicero's Bewerbung um den Konsulat fur das J. 63» (Иена, 1864): Beesly, «Catilina as a party leader» («Fortnightly Review», июнь, 1865); С. Thiaucourt, «Etude sur la conjuration de CatiIina de Salluste» (Париж, 1887).

63
{"b":"4760","o":1}