Содержание  
A
A
1
2
3
...
85
86
87
...
211

Литература. Engel, «Kypros» (Берлин, 1841); De Mas Latrie, «Histoire de l'ile de Chypre sous le regne des princes de la maison de Lusignan» (3 изд., П., 1851 — 62); его же, «L'ile de Chypre» (П., 1879) и «Documents nouveaux, servant de preuves a l'histoire de Chypre» (П., 1882}; Sassenay, «Chypre, histoire et geographie» (П., 1878) Cesnola, «Cyprus; its ancient cities, tombs and temples» (Лонд., 1877); его же, «Cаламино»(Турин, 1891); Lоеher, «Reiseberichte uber Natur und Landschaft, Volk und Geschichte» (3 изд., Штуттг., 1879); Baker, «Cyprus as I saw it in 1879» (Лонд., 1879); Ohnefalsch-Richer, «Cyprische Reisestudien» (в журн. «Unsere Zeit», за 1880 г., 1); Herquet, «Cyprische Konigsgestalten des Hauses Lusignan» (Галле, 1881); Kitchener, «Trigonometrical survey of the island of Cyprus» (Лонд., 1885; 15 листов в 1:63360); Perrot et Chipiez, «Histoire de l'art dans l'antiquite» (т. 31-й, «Phenicie, Chypre», П., 1885); Holwerda, «Die alten Kyprier in Kunst und Kultus» (Лейд., 1885); Cobham, «An attempt on a bibliography of Cyprus» (Никозия, 1886); Agnes Smith, «Through Cyprus» (Лонд., 1887); Sakellarios, «Ta Kupriaka» (2 изд., Афины, 1890 — 91); Doell, «Die Sammlung Cesnola» (СПб., 1873); Geslin, «L'Art Cypriote» (в «Musee archeologique», 1879); «Gazette archeologique» (III, p. 117; IV, p. 198); Stark, «Systematik und Geschichte der Archeologie der Kunst» (Лпц., 1880, стр. 346 и 347); Lolling, «Hellenische Landeskunde und Topographie», 1887 («Handbuch der Klassischen Altertumswissenschaft», т. Ill); Павловский, «Значение и успехи классической филологии» (Одесса, 1891, «О Кипре», стр. II и 12); Зелинский, «Кипр и его богиня» (рецензия на книгу Энмана, в "Журн. Мин. Нар. Просв. ").

А. К. В.

Кипрей

Кипрей (Epilobium L.) — травы или полукустарники, образующие род из семейства кипрейных. Листья у них цельные, противоположные или разбросанные по стеблю так, что через них нельзя провести правильной винтовой линии. Цветы в углах листьев или образуют верхушечную кисть; построены по четверному плану; тычинок 8. Нижняя завязь, 4-гранная, превращается в очень длинную коробочку, тоже 4-гранную, которая лопается на 4 створки, начиная сверху, и выпускает множество семян, разлетающихся с помощью длинных волосков, находящихся на них. Сюда 50 видов, распространенных во всех умеренных и холодных странах; весьма обильны и в Новой Зеландии. В русской европейской флоре их 17, из которых самый известный Е. augustifolium — К. или иван-чай, также кoпopcкий чай. Это высокая, иногда выше человеческого роста, трава, растущая во всех умеренно-холодных и умеренных странах Старого и Нового Света у воды, на сыроватой почве, на порубах. Темнорозовые, довольно крупные, цветы ее собраны длинными верхушечными кистями. Длинноволосые мелкие семена разносятся ветром на далекие расстояния. Листья этого растения служат в России для подделки чая, Приготовленные на манер настоящего чая, они или подмешиваются к нему, или же продаются прямо под именем чая. Его выделывают местами тысячами и десятками тысяч пудов, напр. в Ржеве и пр. Продажа копорского чая запрещена, хотя он не заключает в себе ничего вредного. Отличить его от листьев настоящего чая нетрудно. Для этого достаточно его размочить: форма листьев и зубчатость краев другие. У Иван-чая листья ланцетовидные, . совершенно цельные или неявственно железисто-пильчатые; у настоящего чая — листья эллиптические или продолговато-ланцетные, явственно пильчатые по краям.

А. Бекетов.

К., Epilobium angustifolium L., вредное сорное лесное растение, появляющееся в большом количестве на срубленных лесосеках, преимущественно на свежей почве, богатой перегноем, и сильно заглушающее появляющиеся там древесные всходы или произведенную посадку саженцев. Прежде предполагали, что К. однолетнее растение, размножающееся исключительно семенами, но теперь, по исследованиям проф. Прантля, К. следует причислить к многолетним растениям, возобновляющимся не только семенами, но и корневыми отпрысками; для истребления его необходимо удаление корней, что стоит дорого, или возобновление лесонасаждений семянными лесосеками, с более поздним выставлением молодняков на свободу и надлежащим потом осветлением их, обламыванием и расправлением кипрея возле деревец. Замечено, что К. через 3 — 4 года существования почти исчезает с лесосеки, уступая свое место малорослой растительности и затем злакам. Он доставляет пчелам хорошую взятку меда, а потому весьма полезен для пчеловодства. В. С.

Кипренский

Кипренский (Орест Адамович) — портретист и исторический живописец, один из замечательнейших художников, когда-либо являвшихся в России. Он был сын крепостного человека бригадира А. Диаконова, А. Швальбе. Родился в Ораниенбаумском уезде С. Петерб. губ., 13 марта 1783 г., и крещен в местечке Копорье, от которого получено им прозвище «Копорский», измененное потом в фамилию «Кипренский». Еще в детском возрасте выказал он большую охоту к рисованию, что побудило Диаконова отпустить его на волю и определить, в 1788 г., в воспитанники Имп. акад. худож. Обучаясь в ней, своими необычайными артистическими способностями и быстрым их развитием К. приобрел себе особое покровительство тогдашнего президента академии, гр. А. С. Строганова. Главными наставниками его здесь были Г. Угрюмов и Д. Левицкий. В 1802 г., за картину: «Филемон и Бавкида», присуждена ему мал. зол. медаль и, кроме того, за проект памятника профессору живописи Г. Козлову, он получил одну из больш. зол. медалей, по жертвованных гр. Строгановым. Окончив в следующем году академический курс со званием художника XIV кл., оставлен при академии в качестве пансионера. В 1805 г. удостоен больш. зол. медали за написанную по программе картину: «Дмитрий Донской на Куликовом поле» (наход. в музее акад. худ.), и таким образом приобрел право на поездку в чужие края, с содержанием от правительства; но, по тогдашним политическим обстоятельствам, отправка его туда была отложена. После того он ездил в Москву и находился в Твери, при Дворе вел. княг. Екатерины Павловны. В 1812 г., за несколько мужских портретов, в том числе за портрет партизана-поэта Д. Давыдова (нах. в музее акад. худ.), возведен в звание академика, а в 1815 г. признан советником академии. В следующем году отправился, наконец, в заграничное путешествие, за счет имп. Елизаветы Алексеевны, посетил Германию, Швейцарию и Италию и в последней из этих стран приобрел своими портретами такую известность, что удостоился того, что его портрет, написанный им самим по предложению флорентийск. акад. худож., был помещен в галерее Уффици, в собрании портретов знаменитых художников. Возвратился в СПб. в 1823 г., но ненадолго, и в 1828 г. снова уехал в Италию, куда влекла его любовь к молодой римлянке, натурщице Анне Марии Фалькуччи, которая, благодаря ему, была отдана, для образования, в одно из женских учебн. заведений этого города. Во время своего отсутствия из СПб., был вследствие получения акад. худ. нового штата, переименован из советников в профессоры, в 1831 г. В 1836 г. женился на Фалькуччи, но через 3 месяца ум. в Риме, 5 окт. того же года.

Современники называли К. «русским ван-Дейком», но это название определяет характер его таланта не вполне точно. Начав свою деятельность с подражания учителям своим, Угрюмову и Левицкому, он потом взял себе за образцы Рубенса и Рембрандта и старался, в своих работах, слить воедино лучшие качества их живописи; но вскоре оставил этих мастеров и создал собственный стиль, в котором стремился возможно полно передавать природу в жизнь не только строгой правильностью рисунка и естественностью колорита, но и, главным образом, тщательностью отделки, различной, смотря по роду изображаемого вещества, — такой, чтобы совершенно скрадывалась работа кисти и получалась полная иллюзия действительности. Во многих случаях К. разрешал эту задачу превосходно; однако, не все его произведения имеют одинаковое достоинство. Особенно силен он был по части портретов, которых написано им очень много и которые, сверх других качеств, вообще отличаются замечательным сходством. Что же касается до его исторических картин, то они свидетельствуют о том, что, при всем своем мастерстве, он не обладал большим даром композиции. Кроме живописи, К. занимался рисованием на камне и издал несколько литографий. Как на лучшие в числе его произведений, можно указать на портреты знаменитого скульптора Горвальдсена и отца художника (в Имп. Эрмитаже), на «Молодого садовника» (там же), «Читателей газет» и «Тибуртинскую Сивиллу» (в московском публичном музее), портреты баснописца Крылова (в имп. акад. наук) и «гр. Потоцкой» (в имении гр. Потоцких), «Гробницу Анакреона» (у гг. Брюлловых, в СПб.) и несколько портретов, собранных г. Третьяковым в галерее, основанной им в Москве.

86
{"b":"4760","o":1}