ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Страны отпуска товаров. Колич. в кипах.

1890 г. 1891 г.

Сев.-Амер. Соед. Штаты 2888997 3566970

Бразилия 150132 146308

Египет 269163 330021

Вест-Индия — 5797

Перу 57969 47583

Индия 434225 154227

Пряжи вывезено из Англии через Л. в 1891 г. 3, 43 милл. кип (через Гулль — 299195 кип); запас к 31 декабря = 1,42 милл. кип. В 1892 г. хлопка в соедин. королевство ввезено 805069 тонн, в том числе 752555 тонн через Л. Другие важнейшие предметы ввоза: зерно (особенно пшеница), мука, мясо свежее и в консервах, рис, сахар, какао, джут, конопля, растительные масла, каучук, скот, керосин и все материалы, необходимые для судостроения. Главные предметы вывоза: изделия из хлопчатой бумаги, шелка, шерсти, джута и льна (до 50% общего числа вывоза), хлопчатобумажные изделия на сумму 38 милл. фн. стерл. ежегодно; далее идут металлы, железные и стальные изделия, машины, уголь, щелочи, фарфоровые изделия, рыба (особенно сельди). Подрывом для торговли Л. грозит открытый в 1894 г. Манчестерский канал. Собственный торговый флот Л. насчитывал в 1892 г. 987 пароходов и 1346 парусных судов, всего вместимостью в 2,1 милл. тонн. Особенно значительна морская торговля Л. с Сев. Америкой; ирландские произведения (льняные изделия, пищевые продукты) также идут через Л. Ввозная и вывозная торговля (1892) вместе = 11 милл. тонн, береговая торговля = 6 милл. тонн. Жителей в Л. 517980 (1891), а с предместьями и Биркенхэдом — 797085. Л. — прежде рыбачья деревушка, при Елизавете состоявшая из 138 дворов; в 1700 г. г. в Л. было только 5000 жителей; в XVIII в., с постройкой доков, он начал быстро расти. Во время войны за испанское наследство ливерпульские купцы разбогатели торговлей невольниками с испанскими колониями и контрабандной торговлей английскими мануфактурными товарами с Южн. Америкой, а также вывозом оттуда колониальных товаров. Позже они образовали компанию для развития торговых сношений с Сев.Амер. Соед. Штатами, захватив в свои руки торговлю хлопком. Ср. «Lippincott's Geographical Encyclopedia»; Picton, «Memorials of L.» (Л., 1875); Dorn, «Seehafen des Weltverkehrs» (B., 1892).

Е. Г.

Ливингстон Давид

Ливингстон Давид (Livingstone, 1813 — 1883) — знаменитый английский путешественник; изучал богословие и медицину и в 1840 г. послан был лондонским миссионерским обществом в Капланд, миссионером. В 1849 г. он прошел от миссионерской станции Колобенг в стране бечуанов до оз. Нгами; в 1851 г. достиг верхнего течения Замбези; в 1853 — 56 г. прошел всю южную Африку от Замбези до Лоанды и назад до Квилимане; в 1865 г., в ноябре, открыл водопады Виктории на Замбези. Вернувшись на родину, издал «Missionary travels and researches in South Africa». В марте 1858 г., по поручению правительства, отплыл с братом Чарльсом и 5 другими европейцами в Квидимане и область Замбези, поднялся до истока реки из оз. Ньясса, которого достиг 16 сентября 1859 г., открыв вблизи его оз. Ширву; два раза посетил Равуму. Л. не достиг своей настоящей цели — искоренить торговлю невольниками и познакомить туземцев с земледелием и обработкой хлопка и поэтому в 1864 г. вернулся в Англию, где издал «Narrative of an expedition to the Zambesi». Осенью 1865 г. он отплыл в Занзибар как консул для внутренней Африки, поднялся по р. Равуме до оз. Ньяссы, обогнул южный его берег; перешел через Чжамбези, отдаленнейший из истоков Конго, раньше открытый португальцами; в апреле 1867 г. пришел к южн. концу оз. Танганайки, а в апр. 1868 г. — к оз. Моэро, открыв Луапулу из него вытекающую. 18 июля он открыл оз. Бангвеоло, повернул оттуда к северу до Уджиджина на Танганайке, где пробыл до июля 1869 года и потом стал исследовать страну Маньема (на западе), из которой в 1871 году вернулся в Уджиджи. Припасы истощились, здоровье Л. расстроилось; в Уджиджи, за несколько дней перед ним, прибыл американец Стэнли, посланный Гордоном Беннетом из Нью-Йорка для отыскания Л., о котором с 1869 г. не имелось известий. Помощь была весьма своевременна: экспедиция Камерона из Англии не могла отыскать Л. Вместе со Стэнли Л. исследовал в декабре 1871 г. сев. берега Танганайки и проводил его до Уньянъембе; до августа 1872 г. ожидал новых людей и припасов, потом по вост. и южн. берегу Танганайки прошел в Казембе, отыскивая предполагаемые истоки Нила у вост. части Бангвеоло. 1 мая 1873 г. Л. ум. от дизентерии в Читамбо, в Илале. С большими опасностями верные слуги перенесли тело его на вост. берег, откуда его перевезли в Англию и похоронили в Вестминстерском аббатстве. В Гласго и Эдинбурге поставлены ему статуи. Дневники и карты последнего восьмилетнего путешествия Л. изданы Н. Waller'ом: «The last journals of D. L. in Central Afrika». См. еще: Roberts, «Life and explorations of D. L.»; Stanley, «How I found L.»; Behm, «L. 's Reisen in Innerafrika 1866 — 73»; R. Andre, «L. der Missionar»; Blaikie, «Personal life of D. L.»; Barth, «David L.»; Plieninger, «David L.».

Ливония

Ливония — Под Л. в средние века разумелись все три области, лежащие по вост. побережью Балт. моря, т. е. нынеш. Лифляндия, Эстляндия и Курляндия. Л. была заселена 4-мя народами: ливами, эстами (финского племени), леттгалой и латышами (литовск. племени). Она распадалась на следующие области: Унганния (с Дерптом), Саккала (с Феллином), Метсеполе, Идумея, Тореида, Антина, Трикатия и Толова. До XIII ст. нельзя говорить о какой-либо общей политич. организации Л. Отдельные племена жили в ней вполне самостоятельно; культурный уровень их был низкий. Их религия заключалась в поклонении явлениям природы. Главным богом у них был бог грома — Перкун, которому посвящались старые, вековые дубы. В обычае были жертвоприношения; лошадь считалась наиболее благородной жертвой. На войне жители обнаруживали большую свирепость и беспощадно четвертовали своих пленных. Покойники сжигались; пепел от их трупов сохранялся в урнах. В настоящее время найдено немало таких урн. За покойником нередко сжигались и его любимые домашние животные, лошади и собаки; в могилу клали оружие, хлеб, мед, монеты и пр. История Л. может быть разделена на три крупных периода. Первый — со времени утверждения здесь немцев, до 1562 г., когда основанная немцами орденская организация Л. пала; в этот период все 3 провинции составляли одно политическое целое. 2-й период — до 1710 г., когда Лифляндия находилась под властью сначала Польши (1562 — 1625), а затем Швеции (1625 — 1710), Эстляндия — под властью одной Швеции, Курляндия — под властью Польши, 3-й период — с начала XVIII ст. до настоящего времени: эпоха русского владычества, в Курляндии юридически установленного в 1795 г. Первое появление немцев в Л. относится к началу второй половины XII в. Это были не бременцы, как прежде думали, а вестфальцы и любчане, которые уже раньше имели свои торговые склады на Готланде, в Висби. Из Готланда купцы проникали в скандинавские государства и на дальний Восток. Сношения немцев с туземцами имели сначала характер исключительно торговый; первые наскоро сколачивали свои лавочки и выставляли в них разную мелочь. Торговля была меновой. Те из немцев, которые оставались в Л., поддерживали деятельные сношения со своими соотечественниками; немецкая колонизация принимала все более и более широкие размеры. С торговлей вскоре соединилась и миссионерская деятельность Мейнгарда, в конце XII века. Он был первым епископом Л. (1186 — 1196); столицей его был Икскуль (Икескола). Новая епископия находилась в зависимости от бременского архиепископа. Распространение христианства встречало в Л. большие препятствия со стороны язычников-туземцев. Мейнгарду оказывал покровительство полоцкий князь Владимир. В 1188 г. Мейнгард строит первую церковь и укрепляет Икскуль. Неоднократно обращался он за помощью к римскому папе; Целестин III обещал ему свое покровительство, проповедовал крестовый поход против ливонских язычников, обещал всем участникам в походе полное отпущение грехов, но из этого ничего не вышло. Более успешною была сначала деятельность второго епископа Л., Бертольда (1196 — 1199). В 1198 г. большое крестоносное войско высадилось у устьев Двины и успешно повело борьбу с язычниками. В следующем году счастье изменило немцам: они были разбиты, епископ пал. Немцы жестоко отомстили туземцам за его смерть. Водворение христианства выпало на долю третьего епископа Л., настоящего основателя ливонского государства, Альберта фон Буксгевден или Аппельдерн (1199 — 1229). Вооруженный апостол ливов, как называли Альберта, заручился помощью и дружбою датского короля Канута и вступил на ливонскую территорию, имея в одной руке меч, в другой распятие. Ему без особенного труда удалось смирить ливов. Весною 1201 г. он основал новый город — Ригу; первым жителям ее он даровал преимущества и перенес туда епископский стол. Для утверждения и распространения христианства и немецкой культуры на востоке Балтийского моря Альберт основал здесь духовно-рыцарский орден (1202), названный орденом меченосцев. Рыцари нового ордена давали клятву безбрачия, послушания папе и епископу и обязывались всеми силами распространять христианство. Во главе ордена становился магистр или мейстер; следующую иерархическую ступень составляли комтуры или командоры, ведавшие военное дело, сбор десятины, светский суд, наблюдение за орденскими землями и вместе с магистром составлявшие капитул. Отношения магистра и епископа были вначале самые дружественные; в отсутствие одного другой замещал его должность. Но при ближайших преемниках Альберта между двумя властями возникает соперничество и борьба. Первым магистром ливонского ордена был Viunold von Rohrbach; сначала он жил в Риге, а затем резиденцией его стал Венден. С началом государственной организации Л. связано было и стремление Альберта точнее установить правовые отношения нового политического органа с Германской империей. В 1207 г. Альберт явился к германскому императору и от него получил всю Л. в лен, Ленниками империи и имперскими князьями сделались впоследствии и епископы дерптский, эзельский и курляндский. Против русских Альбертом построена была крепость Кукенойс (1207), против латышей — крепость Сельбург. В 1212 г. состоялся договор с полоцким князем, в силу которого ливы и леттгалы освобождались от податей в пользу князя; между последним и епископом заключен был наступательный и оборонительный союз против эстов; установлена была и свободная торговля с русскими. Породнился Альберт с псковским князем, женив своего брата на его дочери. Очень упорна была борьба с эстами, окончившаяся в 1211 г. присоединением к орденской территории Саккалы. Вальдемар II датский утвердил, со своей стороны, датское влияние в Эстляндии и построил здесь сильную крепость Ревель, но в 1223 г. был побежден и взят в плен. В 1220 г. выступает еще новый претендент на восточное побережье Балтийского моря, Иоанн I шведский; но попытки шведов утвердиться здесь окончились полной неудачей. В 1227 г. покорен был немцами Эзель, в 1228 г. — вся Эстляндия, но в 1237 г. она вновь перешла к Дании. Получив после долгих споров с епископом значительную часть завоеванных земель, орден стремится сбросить с себя всякую зависимость от епископа, добившегося, между тем, титула архиепископа, а еще раньше — самостоятельности от Бремена и непосредственного подчинения Риму. В дальнейшей истории ливонского ордена огромное значение имеет соединение его в 1237 г. с немецким или прусским орденом, для распространения католичества и немецкой колонизации. Магистры ливонского ордена стоят под властью гохмейстера прусского, который и утверждает их в должности. По настоянию папы немецкий орден поставлен в вассальные отношения к рижскому архиепископу: гохмейстеры давали ему присягу через посредство магистров ливонского ордена. Независимыми и самостоятельными князьями оставались епископы дерптский, эзельский и курляндский. Внутренние смуты все усиливались. Орден желал присвоить себе исключительное право назначения на вакантные епископские столы; епископы призывали на помощь иноземных государей. С конца XIII ст. и города, в особенности Рига, обнаруживают стремление к самостоятельности; многие из них вошли в состав ганзейского союза. В 1347 г. Вальдемар IV продал ордену Эстляндию, что не мешало впоследствии Дании считать себя сохранившею суверенитет над этой областью. В XIV ст. в Л. возникает четвертый исторический фактор — дворянство, составившееся из вассалов ордена и епископства и заботившееся исключительно о сохранении и расширении своих привилегий; общие интересы ордена были ему чужды. Период времени с 1347 г. по 1494 г. — эпоха беспрерывных внутренних смут. Целости орденской территории грозили сильные соседи, в особенности Польша. Борьба скандинавских государей с ганзейскими городами, к которым принадлежали и ливонские, также отражалась неблагоприятно на экономическом благосостоянии Л. С 1347 г., когда папская булла положила конец ленной зависимости ордена от епископов, орден не только de facto, но и de jure становится руководящей силой всей страны. Это вызывало оппозицию со стороны епископов, городов и дворянства. В XV ст. на ливонском ордене сказалась катастрофа прусского ордена; последовавшая за танненбергским поражением в 1410 г. Ливонский орден, помогавший прусскому, должен был теперь постоянно опасаться вторжения поляков с Юга. С Востока нередко нападали русские. Временное соединение архиепископа с орденом против Риги, в XV ст., еще более усилило внутреннюю слабость ордена. Торнский мир 1466 г. был новым ударом для прусского ордена: гохмейстер стал вассалом Польши; под власть Польши подпали и прус. епископства, до тех пор подвластные риж. архиепископу. Зависимость Л. от прусского ордена становится номинальной; он не представлял более для нее никакой опоры. Ей по необходимости приходилось искать помощи у иностранных государей, 43-му магистру ордена, Вальтеру фон Плеттенбергу (1494 — 1535), удалось несколько оживить орден. Он проектировал наступательную лигу против Москвы с Швецией и Литвой; но как скоро слух о союзе его с Александром литовским и Стен Стуре дошел до Москвы, последняя заключила, в свою очередь, договор с Данией. Война с Москвой (1501 — 1505) не принесла ордену никакой существенной пользы. Духовенство Плеттенберг поставил в полную от себя зависимость. Учение Лютера проникло в Л. из Пруссии. Первые проповедники лютеранства были здесь Бугенгаген, Андреас Кнепкен, Иаков Тегетмейер. Церкви и монастыри стали подвергаться ограблению. Новое учение утвердилось сначала в Риге, затем в Ревеле и на Эзеле. Реформатором Дерпта был Мельхиор Гоффман. В Курляндии новая проповедь распространялась менее успешно. Религиозные вопросы усилили политический антагонизм между городами и рыцарством. В Пруссии реформация привела к секуляризации орденских земель; Плеттенберг был противником такой секуляризации в Л. Внутренняя организация ордена в последнее столетие его существования была следующая. Все орденские владения были разделены на несколько областей, среди которых возвышался бург; а каждом бурге заседал конвент из 12 — 20 рыцарей; во главе конвента стоял командор или фохт. Конвенты сосредоточивали в своих руках финансовое и хозяйственное управление, судебную власть, полицию, военную организацию. В больших областях, где было несколько бургов, они зависели от обербурга. Предводительство на войне находилось в руках маршала ордена. Его резиденцией были Венден и Сегевольд. Орденский конвент, в состав которого входили маршал, командоры и фохты, избирал магистра, а утверждал его гохмейстер. Все члены ордена имели своих вассалов — ливонское рыцарство, обязанное нести военную службу. Для обсуждения вопросов внешней и внутренней политики созывались ландтаги. При совещании и подаче голосов архиепископ рижский, с епископами эзельским, дерптским, ревельским и курляндским, составляли одно сословие (Stand) и сообща подавали свое мнение. Второй Stand составлял магистр со своими помощниками и рыцарями, третий — дворянство всей Л. и княжеские советники, последний — города. После Плеттенберга магистры ордена старались целым рядом уступок Москве предупредить открытый разрыв с нею. Для организации твердого правительства они были слишком слабы; не решались они и на секуляризацию орденских земель. Когда коадъютором архиеп. рижского сделался Вильгельм, маркграф бранденбургский, племянник Сигизмунда II Августа, и этим усилилось влияние Польши, на ландтаге в Вольмаре (1546) постановлено было не избирать на будущее время иностранцев без согласия представителей всех сословий. Вильгельм, сделавшись архиепископом, был противником участия Риги в шмалькальденском союзе; между ним и городом начались продолжительные междоусобия. Этим облегчалось вмешательство соседей; московский царь предъявил требование, чтобы орден не заключал договоров с Польшей, не спросясь Москвы, чтобы он сохранял нейтралитет в случае польско-русской войны, чтобы русским разрешена была свободная торговля с немцами и восстановлены были православные храмы. Ливонцы согласились на эти требования (1554). С этих пор орден совершенно изолирован; ни Польша, ни Швеция, ни Дания не приходят к нему на помощь без прямых территориальных гарантий. В такой критический момент Вильгельм нарушает вольмарский рецесс и призывает к себе в коадъюторы Христофора Мекленбургского — опять иностранца. Магистр ордена, Гален, не одобрял усиливавшегося влияния Польши и в свои коадъюторы назначил противника Польши — Вильгельма Фюрстенберга. Заняв место магистра, Фюрстенберг не признал, однако, возможным продолжать борьбу с Польшей и заключил с нею оборонительный и наступательный союз против Москвы. Вслед за тем русские войска перешли ливонские границы. Началась известная ливонская война, 1558 — 1582. В начале войны магистром сделался Кеттлер. Северные области ордена вошли в переговоры с Швецией, приведшие к протекторату Швеции над Эстляндией. Эзель достался Дании, Лифляндия уступлена была Польше. За Кеттлером осталась одна Курляндия. Орден распался в 1561 г. Надежды на Польшу оказались тщетными: она ввела в страну иезуитов и стала попирать все исконные права и привилегии Л., в особенности после окончания войны с Россией. Вследствие притязаний Сигизмунда III на шведский престол между Польшей и Швецией началась война; неуспешная для Швеции при Карле IX, она принесла ей ряд побед при Густаве II Адольфе. В 1621 г. шведам сдалась Рига. К концу 1625 г. вся Лифляндия признавала над собой власть шведского короля. Юридически владение ею признано было за Швецией по альтмаркскому перемирию, в 1629 г. Время шведского владычества распадается на два периода: первый, до 1680 г., ознаменован совершенной реорганизацией всей области, подъемом благосостояния и культуры; во время второго (1680 — 1710) Л. снова сделалась театром войны с поляками и русскими. В это же время шведское правительство и в Л. перенесло систему редукций. Величайшие заслуги в истории Л. остаются за Густавом-Адольфом. Он восстановил протестантизм, основал новые школы в Ревеле, Риге и Дерпте, между прочим дерптский университет, ввел лучшие судебные порядки, поднял торговлю, облегчил участь крестьян. Последующие короли также немало заботились о благосостоянии своей новой провинции. Польша отказалась от всех своих притязаний на Л. по оливскому миру 1660 г. В великой северной войне Л. была потеряна для Швеции; в 1710 г. она вся уже была в руках русских. По Ништадтскому миру вся область перешла к России. Для истории Л. и лив. ордена см. общие труды Richter'a, Rutenberg'a, братьев Seraphim, Schiemann'a и др. Ср. Г. Форстен, «Балтийский вопрос» (часть I).

40
{"b":"4761","o":1}