ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ликург

Ликург (LukourgoV). — Политическое устройство, господствовавшее в Спарте в течение нескольких веков, древние писатели единогласно приписывают законодателю Л., но относительно жизни и деятельности его сообщают самые разноречивые сведения. Все сходятся в том, что Л. был из царского рода, но различно определяют его место в генеалогии спартанских царей, а также время его жизни и его законодательства. Ксенофонт относит Л. ко времени Гераклидов, т. е. ко времени водворения дорян в Лаконии. По Геродоту, Л. дал законы в царствование своего племянника Леобота или Лабота, 4-го царя из дома Алиадов; следовательно, Л. был младшим сыном 2-го царя из этого дома, Агиса, и внуком Еврисеена, т. е. жил в конце XI или в начале Х в. По Павзанию, законодательство Л. относится к царствованию Агезилая, внука Лабота. Большинство древних писателей относило Л. к другому царскому роду, Еврипонтидов. Поэт Симонид называет его сыном 4-го царя из этого дома, Притана, и братом царя Евнома. Более распространенное, по словам Плутарха, предание считало его сыном Евнома; по другим источникам он является дядей Евнома или его внуком. Из разнообразных хронологических дат наибольшим авторитетом, по-видимому, пользовалась в древности дата Ктесия, принятая также александрийскими хронографами Эратосфеном и Аполлодором; по их расчету начало деятельности Л. относилось к 884 г. до Р. Хр. По Геродоту, Л. издал законы, заимствованные с о-ва Крита, как только по смерти своего старшего брата сделался, за малолетством его сына Лабота, правителем государства. По рассказам Плутарха. Л., преследуемый матерью малолетнего царя Харилая, решил, до достижения Харилаем совершеннолетия, покинуть родину и отправился путешествовать, прежде всего в Крит, где он изучил государств. устройство, перенесенное им в Спарту. Из Ионии Л. впервые вывез в Пелопоннес песни Гомера (а по другим даже виделся — с Гомером). Вернувшись в Спарту, где тем временем раздоры и неурядица еще усилились, и видя, что оба царя и народ тяготятся таким положением дел, Л. задумал изменить государственное устройство. Для этого он предварительно получил согласие дельфийского прорицалища, затем заручился содействием влиятельнейших граждан и в сопровождении их внезапно явился на площадь. Царь Харилай принял его сторону, и таким образом он получил возможность провести свои законы. Желая, затем, чтобы данное им государственное устройство оставалось на веки неизменным, Л. отправился в Дельфы, клятвой обязав царей, геронтов и народ не изменять данных законов, пока он не вернется. Получив в Дельфах прорицание, что его законы вполне удачны и что государство будет пользоваться высшей славой, пока будет оставаться им верным, он препроводил этот ответ бога в Спарту, а сам, чтобы не освобождать сограждан от данной им клятвы, уморил себя голодом. Древние, особенно сами спартанцы, склонны были относить к Л. все предписания, касавшиеся общественной и частной жизни Спарты. Из предшествовавшего государственного строя Л. сохранил только власть двух царей. Он установил совет из 30 (вместе с двумя царями) старейшин (gerousia), обсуждавшим и решавшим все дела; ежемесячное народное собрание (apella) из всех граждан не моложе 30-ти лет, имевшее право только принимать или отвергать решения герусии, а также избиравшее геронтов и других должностных лиц. Даже учреждение коллегии из 5 эфоров, имевших высший надзор над ходом государственных дел и с V в. пользовавшихся в Спарте наибольшим влиянием, спартанцы, по словам Геродота, возводили к Л., тогда как остальные авторы относили его к более позднему времени. По общему мнению древних, Л. ввел в общественную жизнь спартиатов военную организацию, обязательное участие в дружествах, являвшихся подразделениями войска, обед за общим столом (jiditia) и суровую дисциплину в воспитании юношества. Ему же приписывались различные меры против роскоши, в том числе запрещение золотой и серебряной монеты, которое, однако, не могло иметь места в IX в., так как серебряная вводится в употребление в Греции только в VIII в., а золотая — еще позднее. Еще менее основательно мнение древних, будто Л. разделил всю Лаконику на 39000 равных участков: 9000 для спартиатов и 30000 для периойков. Спартанцам тогда не принадлежала еще значительная часть Лаконики, не говоря уже о Мессении; их область не могла вместить в то время такого количества участков. Мера эта, очевидно, была приписана Л. лишь тогда, когда в III в. цари Агис IV и Клеомен III задумали произвести подобный раздел. Л., по словам Плутарха, запретил спартанцам иметь писанные законы: его законы были формулированы в виде кратких изречений, ретр (rhtrai), и заучивались наизусть. Одну из таких ретр сохранил нам Плутарх. Весьма вероятно, что государственное устройство Спарты, сводимое к одному Л., на самом деле образовалось путем постепенного видоизменения патриархального строя. Ликург-законодатель является для нас не историческим лицом, а абстракцией, воображаемым устроителем спартанской жизни. Это понимал, может быть, еще Гелланик, старший современник Фукидида, который, говоря о спартанском государственном устройстве, совсем не упоминает о Л.; не упоминает о нем и Фукидид. Обыкновенно полагают, что Л., хотя и пользовавшийся божескими почестями — все же наполовину историческое лицо, деяния которого в предании народном были разукрашены вымыслом, вследствие чего он мало-помалу обратился в божество. Вероятнее, однако, что Л. — забытое, очень древнее божество, которое первоначально почиталось как охранитель права и законности в государственной и общественной жизни. Когда в других греческих государствах появились знаменитые законодатели, то и в Спарте бог-охранитель законов окончательно был низведен в человека-законодателя. Что Л. был первоначально богом, это подтверждается тем, что героев (т. е. забытых богов) и божеств с этим же и сродными по корню именами встречается немало и в окрестных с Лаконикой странах — напр. Л., сын Алея, мифический царь аркадян; Л., сын Ферета, мифич. царь Немеи; Ликаон, сын Пеласга, царь Аркадии, отец эпонимов целого ряда городов Аркадии. Л., царь фракийских эдонян, ярый противник Диониса и его исступленных спутниц, Мэнад, по всей вероятности также однороден с древним лаконским и аркадским божеством (тожественным, может быть, с Наном), которое позднее было вытеснено Зевсом и Аполлоном. Таким образом может быть разъяснена и связь между законами Л. и дельфийским святилищем: Аполлон в Дельфах занял прежнее место Зевса Ликория (LucwreioV), властвовавшего над Парнассом (носившим тоже название Lucwreion), соседним с древней родиной спартанцев, Доридой, также как над горой Lucaion, в соседстве с их новой родиной. Ср. Gilbert, «Sludien zur Altspartanischen Geschichte» (1872); Gelzer, в «Rhein. Museum f. Philol.» (за 1873); Rohde, в «Rhein. Mus.» (за 1881); H. Stein, «Kritik der Ueberlieferung uber Lykurg» (1884); Wilamowitz-Mollendorff, «Philol. Untersuchungen» (VII, 1884): Winicker, «Stand der lykurg. Frage» (1884); Bazin, «De Lycurgo» (1885); E. Meyer, в «Rhein. Mus.» (1886 — 87); Busson, «Lycurgos and die grosse Rhetra» (1887).

P. Лепер.

Лилипуты

Лилипуты — название карликов, заимствованное из «Путешествий Гулливера» Свифта, где описываются крошечные, с палец ростом жители сказочной страны.

Лилии

Лилии (Lilium) — род растений из сем. лилейных. Многолетние травы, снабженные луковицами, состоящими из мясистых низовых листьев, расположенных черепичато, бело-розоватого или желтоватого цвета. Стебель, составляющий непосредственное продолжение донца луковицы, по большей части облиственный, простой или вверху маловетвистый. Листья, расположенные спиралью или изредка кружками, почти всегда сидячие, только у двух видов снабжены хорошо развитыми черешками и большими яйцевидными, с основания сердцевидными пластинками. В углу последнего низового листка образуется почка, которая, постепенно разростаясь, превращается в молодую луковицу, назначенную к цветению будущим годом. После посева из семени Л. уже в первый год образуется маленькая луковичка, которая усиливается и разростается в течение целого ряда лет, напр. 3, 4, 6 и даже 7 лет, не принося цветоносного стебля, и, только получив окончательные размеры, пускает воздушный стебель, приносящий цветы; с этих пор она уже ежегодно пускает все более и более сильные стебли. Такая эволюция растения имеет, очевидно, большое значение для садоводства. У некоторых Л., напр. L. bulbiferum, L. lancifolium, в углах листьев на воздушном стебле образуются мелкие луковички, состоящие из нескольких чешуйчатых мясистых листочков; они пускают корешки и, отваливаясь, укореняются в почве и дают начало новым растениям. Крупный околоцветник Л. состоит из 6 совершенно свободных листочков, сближенных между собой воронкой или почти колокольчиком; верхушки их более или менее отогнуты, а при основании они снабжены щелями, устланными железистой тканью, выделяющей сладкий сок, привлекающий насекомых, способствующих опылению растения. Пыльники прикрепляются со спинок к самой оконечности длинных нитей, а потому они при малейшем движении качаются, что помогает выступанию цветня из боковых, слегка внутренно обращенных продольных щелей, которыми эти пыльники раскрываются. Завязь переходит в длинный столбик, заканчивающийся толстым рыльцем, более или менее ясно 3-лопастным. Семяпочек в завязи, а затем и семян в коробчатом плоде много. Семена плоские, одетые бумажистой или пленчатой кожурой бледного или коричневатого цвета. К этому роду относится до 15 видов, распространенных преимущественно в Европе, а главное в Азии. В Сев. Америке не больше 6. У нас насчитывается до 8 видов, из которых в Европейской России, почти до широты Казани, а в Сибири до самой Камчатки, распространена желтая сарана, называемая в садоводстве царскими кудрями (L. Martagon L.). Облиственный, довольно высокий стебель ее несет несколько крупных, поникших цветов мутно-розового цвета, без аромата и с сильно отвороченными покроволистиками. Луковица ее употребляется в пищу, а в садах она давно разводится и засевается сама собой, держась в рощах. Кроме этой, в Европейской России нет ни одной. На Кавказе произрастает обыкновенная белая Л. (L. candidum L.) и великолепные L. monadelphum и L. Sovitianum, с ароматными золотисто-желтыми цветами. Там же L. pyrenaicum. В Сибири очень обильно на суходольных лугах произростает L. tenuifolium Fisch.; во время цветения поля от нее уже издали краснеют; также L. specеabile Link. (сарана лесная, большая), наконец, в вост. Сибири L. pulchellum Fisch. Луковицы всех этих Л. могут употребляться и отчасти употребляются в пищу. В садовой культуре имеется до 30 видов и множество разновидностей. Большинство из них удается возделывать на открытом воздухе в средней Европе, а отчасти и у нас. Некоторые, однако же, способные в средней Германии, напр. в Саксонии, выдерживать зиму, должны у нас подвергаться на зиму тщательному прикрытию, такова, напр., прелестная японская Л., L. lаncifolium, которая и в Германии требует нередко прикрытия на зиму. Эта Л. с бело-розовыми ароматными цветами, испещренными карминовыми пятнышками, лучше всего удается у нас в горшках или ящиках. То же должно сказать о золотоцветной Л. (L. auratum), которую иные считают красивейшей из Л. Обе из Японии и Кореи. Еще более чувствительна гигантская Л. (L. giganteum) из Непала, стебли которой, покрытые широкими черешчатыми листьями, бывают иногда в 3 м. вышины, а ароматные, почти колокольчатые цветы длиной от 16 до 18 см., белого с зеленым отливом снаружи, фиолетового внутри. Луковицы ее бывают величиной почти с человеческую голову. Обыкновенная белая Л. тоже требует, напр. в Петербурге и Москве, зимнего покрова. Вполне выдерживают нашу зиму вышеназванные сибирские, а затем тигровая (L. tigrinum), L. bubiferum и пр., но не кавказские, которые довольно нежны. Л. требуют вообще легкой, слегка песчанистой земли. Размножение семенами употребляется редко и преимущественно для вывода новых сортов. Всего удобнее разводить Л. детками, т. е. луковичками, образующимися внутри старой луковицы. Можно также разводить делением. Для этого достаточно отрезать по одному из тех мясистых чешуйчатых листьев, что образуют самую луковицу; причем нужно наблюдать, чтобы при каждой чешуе оставался кусочек луковичного донца; производят такую операцию по отцветении, когда стебель начинает желтеть. Отрезанную чешую садят в землю, в поддонок и держат в легкой сырости, чешуя надувает почки; т. е. маленькие луковички, которые и служат для размножения.

42
{"b":"4761","o":1}