ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Г. Надсон.

Лишение свободы

Лишение свободы как наказание, заключается в том, что преступник в более или менее значительной степени ограничивается в свободе располагать собой и своими действиями, особенно в свободе передвижения. Л. свободы является центром современной карательной системы, в которой оно заняло место, прежде принадлежавшее смертной казни и телесным наказаниям. В видах достижения исправительных целей Л. свободы передвижения сопряжено с различными ограничениями, как-то обязательным трудом, обязательным режимом жизни и т. п. Все виды Л. свободы могут быть сведены к трем: надзор, заключение и удаление.

Лобачевский

Лобачевский (Николай Иванович) — великий русский геометр, творец науки, называемой, по его имени, гeoмeтpиeй Лобачевского; род. 22 октября 1793 г., воспитывался в казанской гимназии и университете, по математическому факультету. В 1811 г. Л. получил степень магистра и приступил к преподаванию в казанском унив. небесной механики и теории чисел. В 1816 г. Л. получил кафедру чистой математики. Он был 6 раз кряду избираем в ректоры университета и состоял членом многих ученых обществ и почетным членом университетов московского и казанского. Деятельность Л. была изумительна: он читал лекции и свои и за своих товарищей, посылаемых за границу, присутствовал на всех заседаниях и, в то же время, являлся творцом совершенно новых взглядов на геометрию. В числе аксиом, положенных Евклидом в основание геометрии, существует одна, так называемая 11-я аксиома, сводимая к утверждению, что через одну точку может быть проведена к данной прямой только одна параллельная. Уже с давних пор многим геометрам это положение не представлялось очевидным, и существует огромная литература попыток доказать это положение, основываясь на других аксиомах; но все такие попытки были неудачны, представляя собою сведение 11-й аксиомы на какое-нибудь другое положение, тоже не очевидное. Таким образом оставался нерешенным вопрос первостепенной важности: о степени достоверности геометрии, вытекающий из вопроса о том, достоверна ли 11-я аксиома. Эту трудную задачу, не поддававшуюся усилиям величайших умов, Л. решил окончательно, избрав чрезвычайно оригинальный путь. Л. попытался построить целую систему геометрических положений, исходящих из отрицания справедливости 11-й аксиомы, и при том систему строго логичную, не содержащую никаких внутренних противоречий. Если 11-я аксиома Евклида может быть доказана при помощи других аксиом, то она должна быть их следствием; если она представляет собой их следствие, то система Л., отвергающая ее, должна стать в противоречие с одной из других аксиом; если же такого противоречия не последует, то 11-я аксиома не представляет собой следствия одной из остальных аксиом, не может быть, при помощи их, доказана и является положением, которое следует или принять без доказательств, или свести на положение более очевидное. Против такого рассуждения возражали, говоря, что система Л. потому не встретилась с противоречием, что не была до него доведена, но итальянский геометр Бельтрами показал, что вся система Л. вполне совпадает с системой Евклида, если сравнить геометрию Л. на плоскости с обыкновенной геометрией на особой поверхности, называемой псевдосферой и представляющей вид шампанского бокала; так что если бы геометрия Л. встретила при своем развитии какие-либо несообразности, то и обыкновенная геометрия на псевдосфере была бы нелепа, откуда следует, что геометрия Л. не может быть приведена к абсурду. Таким образом, одна из великих заслуг Л. заключается в данном им доказательстве невозможности доказать 11-ю аксиому посредством других аксиом. Создав свою геометрию, Л. дал толчок к построению геометрических систем, имеющих дело с пространствами, совершенно не похожими на обыкновенное пространство, и этим указал на возможность логического мышления, имеющего объектами вещи, находящиеся вне времени и вне нашего обыкновенного пространства. В этом заключается высокое философское значение работ Л. Долгое время ученые мало обращали внимания на эти работы, и только Гаусс оценил при жизни Л. великое значение провозглашенных им идей; но после трудов Бельтрами, Римана и Гельмгольца эти идеи получили широкое распространение, и возник особый отдел математической литературы, представляющий собой значительное количество мемуаров, посвященных развитию идей Л. Казанское физико-математическое общество издало к юбилею Л., праздновавшемуся в день, когда исполнилось 100 лет со дня рождения великого геометра (сконч. Л. в 1856 г.), собрание переводов на русский язык важнейших основных сочинений по этой новой отрасли математики, под общим заглавием: «Об основании геометрии». Сочинения Л., ставящие его на ряду с гениальнейшими математиками всех времен, суть следующие: «О началах геометрии» ("Казанский Вестн. ", 1829 — 1830); «Geometrie imaginaire» («Crell's Journal fur die reine und angewandte Mathematik», т. 17); « Воображаемая геометрия» («Учен. Записки Казанского Унив.», 1835); «Новые начала геометрии с полной теорией параллельных» («Учен. Записки Казанского Унив.», 1835, 1836, 1837 и 1838); «Применение воображаемой геометрии к некоторым интегралам» («Учен. Записки Казанск. Унив.», 1836); «Geometrische Untersuchungen zur Theorie der Parallellinien» (Б., 1840); «Pangeometrie ou precis de geometrie fondee sur une theorie generale et rigoureuse des paralleles» — в сборнике, изданном по случаю юбилея казанского унив. в 1856 г.

Н. Делоне.

Лобное место

Лобное место — в московском Китай-городе, на Красной площади. Устроенное, по преданию, в начале XVI в., оно впервые упоминается под 1550 г., когда Иоанн IV дал с него народу торжественный обет править на благо государства. Из Годуновского чертежа Москвы видно, что это был помост из кирпича; по описям XVII в. он имел деревянную решетку, а также навес или шатер на столбах. В 1786 г. Л. место вновь отстроено, по прежнему плану, из дикого тесаного камня. Теперь возвышенный круглый помост его окружен каминными перилами; в зап. части — вход с железной решеткой и дверью; 11 ступеней ведут на верхнюю площадку. Наибольшее значение для московского населения Л. место имело в допетровское время. Издревле и доныне крестные ходы останавливаются около него и с его вершины архиерей осеняет народ крестным знаменем. Во время «Входа в Иерусалим» патриарх с духовенством восходил на Л. место, раздавал освященные вербы царю, духовенству и боярам и оттуда ехал на осле, ведомом царем. Поныне около Л. места продаются вербы и устраиваются гулянья. С 1550 г. Л. место нередко называлось в актах «Царевым», как царский трибунал, царская кафедра. До Петра на нем объявлялись народу важнейшие указы государей. Олеарий называет его Theatrum proclamationum. Польские послы 1671 г. сообщают, что здесь государь однажды в год являлся перед народом и, по достижении наследником 16 лет, показывал его народу, что подтверждает и Коллинс. С Л. места объявлялось народу об избрании патриарха, войне, о заключении мира; около него были казнены «крамольники» Иоанном IV и стрельцы Петром I; у его ступеней в 1606 г. лежал обезображенный труп Лжедимитрия I; с него требовали собора и потом объявили свою победу в 1682 г. Никита Пустосвят «с товарищи»; с него же успокаивал возмутившийся народ Алексий Михайлович. Ср. Снегирев, «Л. место в Москве» (в «Чт. Моск. Общ. Ист. и Др. Рос.» за 1861 г., № 1), и Фабрициус, «Кремль в Москве».

В. Р — в.

Ловиц

Ловиц (Товия, 1757 — 1804) — химик. Прибыл в Россию с отцом, Георгом Л., но случайно спасся от его трагической участи. Учился в академической гимназии, затем был аптекарем, в 1790 г. назначен адъюнктом химии спб. акд. наук, в 1798 г. утвержден академиком. Кроме многочисленных статей в «Krell's Annalen», в «Nova Acta Academiae»; в «Трудах Вольно-Экономич. Общества» и «Технологическом Журнале», Л. написал: «Anzeige eines neuen Mittels Wasser auf See reisen vor den Verderben zu bewahren und faules Wasser wieder trinkbar zu machen» (СПб., 1790), «Опыты очищения грубой селитры угольями» (СПб., 1792), «Показание нового способа изготовить уксусную кислоту» (СПб., 1800).

60
{"b":"4761","o":1}