ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Н. Кн.

Лыжи

Лыжи издавна употребляются жителями Севера для ходьбы зимою по глубокому снегу. Л. представляют из себя две доски (из ели, сосны, березы, клена или дуба), около 3 арш. длиною и 31/2, — 4 врш. шириною, с загнутыми спереди, а иногда и сзади, концами, выгнутою по средине поверхностью и выдолбленным снизу, во всю длину, желобом, заставляющим Л. идти по снегу, как по рельсу. Хорошие Л. должны быть легки и гладки, упруги, крепки и удобны для управления. Наиболее употребительны, по легкости и дешевизне, голицы, т. е. ничем не подбитые Л., но значительно удобнее те, который подшиты с нижней стороны кисами — сшитыми между собою шнурками с пазанок (нижней части ног лося), оленя или жеребенка, а также шкурою выдры; такие Л. не скользят против шерсти, а потому чрезвычайно облегчают поднятие на горы. Посредине Л. делается небольшое, оклеенное берестою или тоже шкуркою, возвышение, к которому нога привязывается путами (носочным, а иногда и пяточным ремнями). Ходьба на Л. состоит в переменном передвижении ног вперед, не отделяя Л. от поверхности снега, причем Л. должны скользить параллельно одна другой, в возможно близком расстоянии. При беге, для облегчения, употребляют длинные палки (батожки, койки, посохи, костыри или кухтари) с деревянным кружком на конце (или обручем, прикрепленным ременным переплетом); эта палка служит для отталкивания, а при спуске с горы — для баланса и тормаза, для чего на нее садятся тогда верхом; иногда к переднему концу палки насаживается железный крючек, которым цепляются за деревья при подъеме на гору. В тайге, где нет дорог, Л. представляют единственный способ зимнего сообщения; без них был бы немыслим зимний промысел, тогда как на Л. промышленник может догнать и довести от усталости до изнеможения каждого зверя, проваливающегося в снегу (в несколько измененном виде Л. служат северным поморам для ходьбы, во время промысла, по Шуге — плавающей в море, между ледяными глыбами, густой ледяной каше. Л. могут так же служить для ходьбы по топким болотам и трясинам.). В Норвегии, Финляндии и, отчасти, уже у нас бег на Л. начинает переходить в спорт, причем устраиваются состязания на продолжительность и быстроту бега (30 км. — около 2 ч. 15 м.). В 1895 г. утвержден устав «московского клуба лыжников». В последнее время сознано огромное значение Л. и для военных целей: в австрийской и германской армиях производятся практические учения и маневрирования особых отрядов лыжников, которых сравнивают с легкою кавалериею; такие отряды могут служить опасными партизанами и наносить неприятелю существенный вред зимою, когда, обыкновенно, военные действия приостанавливаются. Равным образом и в России, с 1886 г., во многих частях нашей армии, где сформированы охотничьи команды, введено уже обучение нижних чинов ходьбе на лыжах. От описанных выше Л. отличаются индейские или канадские Л., состоящие из двух овальных деревянных рам, переплетенных сетью из жил или тонких ремней, длиною около 11/2 аршина и шириною 1/2 арш.; передняя часть рамы закруглена и приподнята, а задняя — вытянута в острие. Эти Л. прикрепляются ремнями к ногам и на них ходят по снегу, поднимая и переставляя ноги, как при обыкновенной ходьбе. См. П. Белдыцкий, «Зметка о Л.» («Природа и Охота», 1880, VI); Л. Сабанеев, «Охотничий Календарь» (М., 1892); Э. Рундберг, «О лыжном спорте в Норвегии и Финляндии» («Охотничья Газета», №10, приведена местная библиография, многочисленные рисунки); его же, «О канадийских Л.» (там же, № 49); «Пользование Л. для военных целей» («Охота», 1893, № 1).

С. Б.

Лыко

Лыко — внутренняя (лубяная) часть коры молодых лиственных деревьев, преимущественно липы, хотя в некоторых местностях, по недостатку этой породы, дерут Л. и с вяза, ивы и др. Главнейшее употребление Л. находит при изготовлении лаптей, представляющих обычную обувь крестьянского населения восточной и северной России. Л. дерут весною в лесу, срубая для этого молодые деревья, называемые лутошками; обрубив ветви срубленного деревца, сдирают с него Л., имеющее вид полос около 3 арш, длины. С каждого дерева получается 3 — 4 Л.; на изготовление пары лаптей идет, в среднем, 12 Л.; для приготовления каждой пары, следовательно, должно быть срублено 3 — 4 молодых липки.

В. Д.

Львов

Львов (Алексей Федорович) — композитор и скрипач (1798 — 1870). Его отец, страстный любитель-музыкант и бывший директором придворной певческой капеллы с 1816 по 1835 гг., содействовал его музыкальн. развитию. Л., окончив институт путей сообщ., служил в военных поселениях Аракчеева, позже был флигельадъютантом. В 1833 г., по поручению имп. Николая, Л. сочинил народный гимн, к которому были написаны стихи Жуковского. «Я чувствовал, говорил Л., надобность написать гимн величественный, сильный, чувствительный, для всякого понятный, годный для войска, годный для народа — от ученого до невежды». После смерти отца, Л. был назначен директором придворной певческой капеллы и пробыл в этой должности по 1861 г.; ко времени директорства Л. относится гармонизация и приведение в порядок всего годичного обихода. Л. написал много оригинальных сочинений для церкви: «Иже херувимы», «Вечери Твоея тайные», концерты и пр., всего 48 нумеров. Как скрипач, Л. два раза с успехом концертировал за границей. В начале 40-х гг. Л. написал оперу «Бианка», которая была дана в Дрездене и Петербурге в 1844 г. (в имп. итальянской опере). Вторая опера его: «Ундина» была поставлена в 1847 г. на сцене русской оперы; позднее Л. написаны еще две небольшие оперы — «Русский мужичок» и «Варвара». «Ундина» в 60-х годах была возобновлена на сцене Мариинского театра. Оперы Л. большого успеха не имели. Он написал еще «Stabat Mater», переложил для хора и большого оркестра «Stabat Mater» Перголезе; для скрипки им написаны фантазия с оркестром, концерт и пр. Ему принадлежат статьи «О свободном или несимметричном ритме» (1858), «О пении в России» и др. См. «Записки Л.» (в «Русском Архиве», 1884), «Записки мачехи Л.» (в «Русской Старине», 1880), «Русская Музыкальная Газета» (1895), «Biographie universelle des musiciens» Фетиса.

H. С.

Львов

Львов (Николай Александрович) — писатель и общ. деятель прошлого века (1751 — 1803), из дворян Тверской губ.; служа в измайловском полку, занимался живописью и архитектурой; составил, по поручению императрицы, рисунок Владимирского ордена и планы нескольких церквей; был почетным членом акд. художеств и членом российской академии, с ее основания; принадлежал к литерат. кружку Державина, Хемницера, Капниста, А. С. Хвостова и пр. Его произведения печатались в «Аонидах» (ч. 1: К Дорализе и Музыка, или Семитония), «Друге просвещения» (1804, ч. III, № 9; первая глава «Богатырской поэмы Добрыня»), «Северном Вестнике» (1805, №2: «Ботаническое путешествие на Дудерову гору»)" Перевел Анакреона и издал его, вместе с подлинником и примеч. Евгения Булгариса 1794). Многие стихотворения, письма и заметки Л. не изданы и хранятся у его внука, Леонида Л. (см. «Рукописи Н. А. Л. и Державина» в «СПб. Ведомостях», 1859, №63, и в «Известиях отд. русского яз. и словесности», т. VIII, вып. IV; есть и отд. издание). Другие труды Л.: «Рассуждение о перспективе, облегчающее употребление оной» (с итал., для народных училищ, СПб. 1789); «Русской 1791 г.» (в прозе); «Песнь норвежского витязя Гаральда Храброго» (в стихах, с приложением франц. подлинника, СПб. 1793); «Четыре книги Палладиевой архитектуры» (СПб. 1798 — дороги, мосты, площади, ристалища и храмы); «Русская Пиростатика, или употребление испытанных уже воздушных печей и каминов» (СПб. 1795 — 99); «О пользе и употреблении русского земляного угля» (СПб. 1799; с чертежами); «Собрание русских песен, положенных на музыку Прачем», «Летописец русский», «Летопись подробная». Биография Л. в «Сыне Отечества» (1822, т. 77) и «Москвитянине» (1855, № 6; перепечатка из 1-го) написана его родственником, Ф. П. Львовым. О нем часто упоминается в примечаниях к сочинениям Державина (редакции Я. Грота). См. «Русская Поэзия» (ред. С. Венгерова, вып. IV).

82
{"b":"4761","o":1}