ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А. О. С.

История. Летописи, упоминая о многих селениях и городах, соседних с М., не говорят о нем до XIII в. Около 1267 г. галицкий кн. Лев Данилович построил на месте нынешнего города замок, назвав его Могилевом, по принятому объяснению — от множества могил, окружавших его. Управляемый старостами, М. находился сначала во владении литовских князей, а потом польских королей. В актах имя М. начинает встречаться только с 1320 г., когда он был в зависимости от витебских князей. С 1526 г. могилевский замок стал называться городом. В течение XVI в. М. много страдал от нападений русских (1515, 1519, 1535, 1564 и 1580 гг.) и малороссийских казаков (с 1588 по 1596 г.). В 1632 г. православной части населения удалось учредить в М. православную eпapxию, независимую от униатской полоцкой. Под влиянием и в связи с религиозными волнениями жители в 1640 г. возмутились против магистрата, но бунт окончился казнью главных виновников. К концу XVII в. униаты и католики имели в М. значительный перевес над православными. В 1648 г. город заняли казаки, предводительствуемые атаманом Гладким; в 1654 г. жители М. добровольно сдались Алексею Михайловичу, но когда они заметили, что военное счастье переходит на сторону Польши, они перебили русский гарнизон и передались (1661) польскому королю. В 1706 г. в М. более месяца прожил Карл XII и взял в виде контрибуции около 10 пудов церковного серебра, из которого чеканил деньги. В 1707 г. под стенами М. происходило жаркое сражение между русскими и шведами. В следующем году, не желая, чтобы М. оставался опорным пунктом для шведов, Петр I приказал его сжечь. Возвращенный в 1772 г. России, М. с 1778 г. — главный город наместничества того же имени; в 1796 г. вошел в состав Витебской губ.; в 1802 г. — губ. город Могилевской губ. В 1812 г. М. занял маршал Даву, с 70000 корпусом. Еще с XIV в. М. был известен, как торговый город; торговля велась преимущественно с русскими городами, Киевом, Кенигсбергом, Данцигом, Лейпцигом и Ригой. В нем уже тогда жили разные ремесленники (более всего слесарей), изделия которых составляли одну из торговых статей города. Ср. «Хронику г. Могилева» Трубницкого. перев. Гортынским, в «Чтен. Моск. Общ. Ист. и Др.» (1887 г., № 3); «Памятная книжка виленского генерал-губернаторства на 1868 г.».

В. Р — ов.

Могилы

Могилы. — С какого времени человек стал заботиться о своих мертвых, сказать трудно. Некоторые археологи полагают, что он не прилагал еще таких забот в течение древнейшего каменного, так назыв. палеолитического века. Мнение это основывается на том, что до сих пор, в Европе по крайней мере, не было найдено М. несомненно относящихся к этой отдаленной эпохе. Находили, правда, человеческие костяки в пещерах (напр. в франц. пещерах Cro-Magnon), в слоях, заключающих в себе остатки палеолитической культуры; но присутствие их там объясняется вероятнее погребением их уже в более позднюю, неолитическую эпоху, когда обычай погребения в пещерах был очень распространен и при этом могли пользоваться и пещерами, служившими для обитания в предшествовавшую эпоху. В древнейшую эпоху своей культурной жизни человек, может быть, уходил от умерших, переселялся на другое место, как это делали еще недавно некоторые дикари в Америке, Сибири и т. д. Отсутствие погребения, в настоящем смысле этого слова, характеризует и некоторые народы, стояние на несколько высшей стадии культуры. Так, у монголов мертвых просто выносят в степь и оставляют там на съедение зверям (особенно собакам) и птицам, причем считается хорошим признаком, если труп будет скоро съеден, тогда как долгое сохранение его вызывает толки, что умерший был большой грешник, и потому его не хотят даже пожирать животные. Живущие в Индии и Персии парси (огнепоклонники) также не хоронят своих покойников, а имеют круглые каменные ограды или башни (без крыши), в которые опускают трупы, предоставляя их на съедение грифам, коршунам и другим хищным птицам. В заботах об умершем выражаются два чувства: с одной стороны — любовь и сознание своего долга к покойному, с другой — боязнь его, опасение вызвать с его стороны недовольство, неприязнь, месть. Страхом перед умершими объясняются многие похоронные обычаи, напр. крепкое завязывание покойника в кожу или одеяло, иногда даже перед последним издыханием (как это было в обычае у некоторых племен американских индейцев и др.); возможно скорое погребение его или бегство из данного места и оставление умершего в его шалаше; вынесение умершего не через дверь, а через нарочно прорезанное отверстие, которое потом заделывается (обычай, существующий как у америк. индейцев, так и у многих наших северных инородцев и вызываемый опасением, как бы умерший не вернулся обратно); избежание встречи с покойником, запирание ворот по выносе тела, очищение после похорон огнем или водой; погребение с умершим принадлежавших ему или любимых им вещей, также жен или предметов, способных обеспечить его существование или необходимых ему для воображаемого переезда на тот свет; умилостивительные жертвоприношения, поминки, выставление пищи в доме в известные дни и т. п.; наконец, самое погребение (похороны, xopонениe, прятание) подальше, в пещере, лесу, в глубокой яме, под большой насыпью и т. д. У иных народов, впрочем, умерших хоронят поблизости, даже под самым жильем, что в особенности применяется к умершим детям. Позже, с развитием религиозных воззрений, вводятся иные обычаи, например помещение умершего в лодку и пускание последней в море, или сожжение трупа на костре, или, напротив, заботливое сохранение трупа, посредством его высушивания, мумифицирования, бальзамирования. В случае трупосожжения, оставшийся пепел, обгорелые кости и вещи обыкновенно собираются в сосуд (урну) или просто в кучу и предаются также погребению. У некоторых народов существует двойное погребение: первое — временное, покуда не разложатся и не истлеют все мягкие части трупа, после чего кости вынимают, очищают, иногда окрашивают в красный цвет и погребают уже окончательно. У других народов, если одноплеменник погиб на чужбине, дома устраивается мнимое погребение: делается могила и в нее кладутся вещи, принадлежавшие умершему. Вообще говоря, могила устраивается наподобие жилища, нынешнего или некогда бывшего в употреблении. Такой характер имеют, напр., погребальные пещеры (соответствующие жилым пещерам), катакомбы и мегалитические гробницы или дольмены (как бы искусственные пещеры), М. в земле (соответствующие землянкам, особенно М. магометан, у которых из ямы делается ниша в сторону, где и полагается умерший), М. под насыпью (напоминающей чум, юрту, шатер), М. над поверхностью земли, на помостах или в особых хижинах (как у некоторых сибирских инородцев) и т. д. Гроб — из досок, выдолбленного ствола (колоды), камня (саркофаг), глины и т. д. — вошел в употребление уже на более высоких стадиях культуры; у большинства народов труп обкладывается только несколькими досками, или над ним устраивается род шалаша (из стволов, брусьев), или он просто засыпается землей (иногда известного рода — напр., красной глиной), или заливается известкой и т. п. Исследование М. представляет вообще значительный интерес — в этнографическом, археологическом, антропологическом отношениях. С одной стороны, в М. находят остатки самих умерших, их кости, черепа, иногда остатки волос, а в некоторых случаях целые мумифицированные трупы, которые могут дать некоторое понятие о типе погребенных, следовательно о типе многих древних и исчезнувших уже народов; с другой стороны обстановка М., находимые в них вещи — орудие, оружие, украшение, посуда, кости животных и т. д. — знакомят нас, до известной степени, с бытом народа, его промышленностью, искусством, торговыми и иными сношениями, отчасти верованиями и т. д. Благодаря лишь раскопкам и изучению содержания М. удалось получить более полное понятие о быте и отчасти истории древних египтян, о культуре древних перуанцев, отчасти также классических народов, скифов, древних германцев и славян, многих финских и тюркских народов. Изучение М. затрудняется, с одной стороны, уничтожением многих М. (от времени, от распахивания и расхищения их человеком; М., в которых находились ценные вещи, напр. золотые, очень часто оказываются расхищенными, иногда, по-видимому, еще в древние времена), с другой — трудностью определить эпоху погребения и принадлежность их тому или другому народу. Для эпох более поздних и для стран, находившихся в торговых сношениях с культурными, определению времени значительно способствуют монеты, находимые иногда в М.; но для более ранних эпох мы не имеем таких показателей и должны руководствоваться только характером и стилем полагавшихся с умершими изделий, что часто не дает возможности точно определить эпоху. В некоторых М. — напр. Египта, Малой Азии, Греции, Крыма, Новороссии — были найдены весьма ценные предметы древнего искусства, во многих других — интересные образцы древнего вооружения, украшений, керамики, разные религиозные символы и амулеты, фрагменты тканей и т. п. В Зап. Европе древнейшие М. были найдены в пещерах и дольменах; они относятся к неолитической эпохе и началу бронзового века. Затем идут М. в земле, без насыпи и под насыпью, относящиеся к бронзовому и железному векам. М. под насыпью известны на Западе под названием tumuli (ед. ч. tumulus), в Англии barrows, в Соед. Шт. Амер. mounds, в Германии — Hugelgraber. Изучение их в Европе дало много ценных данных для познания быта и культуры начала средних веков, древних германцев, бриттов и т. д. В России, кроме немногих дольменов (на Кавказе и в Крыму), погребальных пещер (там же), катакомб (в Крыму), древние М. можно отнести к двум главным типам — могильники и курганы. Могильники — это кладбища, в которых отдельные М. слабо обозначены, насыпи их часто слились в одну сплошную возвышенность, а иногда и не обозначены вовсе явственными наружными признаками, так что М. этого рода открываются лишь случайно (при пахании, напр., земли). Вообще говоря, могильники древнее курганов, хотя это и нельзя утверждать относительно всех последних. В средней, восточной и западной Poccии могильники характеризуют эпоху примерно VI — Х вв. и заключают в себе остатки различных финских, литовских и славянских народностей, большей частью со следами погребения, но иногда и трупосожжения (могильники люцинский, ашераденский в зап. России, лядинский, курманский — в средней, ананьинский, котловский — в восточной России, М. Польши с урнами и др.). Курганы средней и зап. России представляют собой насыпи, более или менее высокие (но редко значительные), под которыми полагался умерший. Чаще всего встречается одиночное погребение, но иногда находят несколько костяков под одной насыпью и на одном уровне. В разных местностях курганы называются различно: курганы, могилы, сопки, мары, панки и т. д. Народ приписывает их обыкновенно литовцам, шведам, французам и т. д., но, несомненно, что это М. гораздо более древние, и заключают в себе остатки славян, финских и тюркских народностей IX — XIII вв., а на Востоке — и более поздних эпох (вообще обычай насыпать курганы стал исчезать с распространением христианства). В южной России были находимы курганы даже каменного века (костяки в скорченном положении, с каменными при них орудиями) и начала бронзового (каменные и бронзовые орудия, черепа и костяки иногда окрашены красной охрой). Особенно замечательны курганы скифскиe, иногда громадных размеров, с большими могилами на значительной глубине и со многими погребениями (иногда как бы какого-то царя или князя, с царицей, рабами, конями, массой золотых украшений, оружием, металлическими сосудами, глиняными амфорами и т. д.); раскопки этих курганов дали ряд ценных художественных изделий греческой работы IV — III вв. до Р. Хр. Там же встречаются М. и более поздних времен, славянской и тюркской эпохи, с иного рода оружием и посудой, с серебряными украшениями, иногда с монетами, конем и т. д. Ряды курганов характеризуют вообще южноpyccкие степи, особенно Новой России, а также прикавказские, приуральские, западносибирские; но они встречаются и во многих других местностях России, преимущественно вдоль рек, служивших путями расселения и торговли. Сообразно различным областям и эпохам и принимая во внимание обстановку погребений и характер вещей в М., можно различать многие группы курганов: каменного века, бронзового, скифские, скифосарматской эпохи (?), славянские (древлян, северян, кривичей и т. д.), литовские, мерянские, московские и мн. др. В Сибири (напр. в Минусинском крае) встречаются М., обставленные кругом высокими камнями (так наз. «маяки») и часто заключающие в себе медные орудия и оружие, кельты, кинжалы, ножи и т. д. Массой бронзовых изделий особого типа характеризуются также могильники Кавказа, Осетии, Чечни, Закавказья, исследованные преимущественно в течение последних пятнадцати лет. Сведения о русских курганах и вообще о результатах исследований древних М. в России разбросаны в «Отчетах» и др. изданиях Имп. археол. комиссии, в «Трудах» русск. археол. съездов, в изданиях московского, петербургского, одесского, казанского, киевского и других археологических обществ, также в разных финляндских, прибалтийских, польских и сибирских изданиях.

116
{"b":"4762","o":1}