Содержание  
A
A
1
2
3
...
134
135
136
...
162

P.

Морганьи

Морганьи (Giovanni Battista Morgagni, 1682 — 1771) — основатель патологической анатомии. Впервые представил изменения, наблюдаемые при вскрытии на трупах людей, умерших от различных болезней; эти наблюдения позволили распознавать болезни на основании вскрытий и сравнивать прижизненные припадки с посмертными изменениями. Был 59 лет проф. анатомии в Падуе, где у него учились лучшие впоследствии итальянские анатомы. Сочинения: «Adversaria аnаtomica» (Болонья, 1706 — 1719), «De sedibus et causis morborum per anatomen indagatis libri V» (1761; новейшее изд., 1827 — 29, переведена на яз. франц., нем. и англ.), «Opera» (1765).

Мордвинов

Мордвинов (граф Николай Семенович, 1754 — 1845) — знаменитый русский государственный деятель. Рано был отдан отцом на службу во флот и в 1774 г. послан для усовершенствования в морском искусстве в Англию, где пробыл 3 года, познакомился с ее бытом и воспитал в себе симпатии к ее учреждениям. Участвовал во второй турецкой войне, но уже в 1790 г., вследствие размолвки с начальствовавшими в краю лицами, главным образом с Потемкиным, оставил службу. В 1792 г. он занял место председателя черноморского адмиралтейского правления: находясь на этом посту, М. вступил в борьбу с другим известным администратором Hoвороссии, Дерибасом, продолжавшуюся и в следующее царствование. При вступлении на престол Павла М. было пожаловано имение с 1000 душ крестьян (еще ранее, при Екатерине, он получил также значительные населенные имения), но затем он был предан суду и уволен, еще до приговора, в отставку. Вскоре, однако, он был назначен членом адмиралтейской коллегии и произведен в чин адмирала. Воцарение Александра открыло более широкое поприще для деятельности М., обратившего на себя внимание либерализмом своих взглядов; особенно сильное впечатление произвело поданное им, довольно смелое по тогдашним понятиям мнение по делу Кутайсова с казной (так назыв. делу об эмбенских водах). М. привлекался в эту пору к обсуждению важнейших государственных вопросов, поднимавшихся императором Александром и его ближайшими сотрудниками, а с образованием министерств (1802) занял пост министра морских сил, на котором оставался только 3 мес., так как, убедившись в преобладании над государем влияния своего помощника, адмирала Чичагова, отказался от управления министерством и остался лишь членом комитета для улучшения флота. Популярность его в обществе наглядно сказалась в выборе его московским дворянством в 1806 г. предводителем московского ополчения, хотя он не был в то время даже дворянином Московской губернии. Значение Мордвинова в правительственных сферах вновь увеличилось с возвышением Сперанского, с которым его сблизила общность взглядов по многим вопросам и для которого он сделался помощником в составлении плана новой системы финансов. С учреждением государственного совета М. был назначен его членом и председателем департамента государственной экономии, но последовавшая вскоре ссылка Сперанского на время пошатнула и его положение: он вышел в отставку и уехал в Пензу и хотя уже в 1813 г. вернулся в Петербург, но прежнее место занял только в 1816 г. Выйдя через два года вновь в отставку, он два года пробыл за границей, по возвращении же вскоре был назначен председателем департамента гражданских и духовных дел государственного совета; вместе с тем он был членом финансового комитета и комитета министров, и эти же должности сохранял за собой и в царствование императора Николая. В 1834 г. он был возведен в графское достоинство. В 1823 г. он был избран председателем вольно-экономического общества и сохранял это звание до 1840 г. Не пользуясь в течение своей долгой служебной карьеры особым доверием свыше за исключением лишь краткого периода могущества Сперанского, и не успев приобрести непосредственного и сильного влияния на внутреннюю политику, М. принадлежал, однако, к числу наиболее видных деятелей высшей администрации времен Александра I. Одаренный от природы недюжинным умом, получив хорошее образование и обладая литературными дарованиями, он явился одним из наиболее даровитых и энергичных поборников идей политического либерализма в высших сферах. Мнения М., подаваемые им по различным делам в государственный совет, в десятках и сотнях копий расходились по рукам в Петербурге и даже в провинции и доставили ему громкую славу среди современников. Либерализм М. был однако, довольно оригинальным и пестрым явлением и вряд ли даже вполне заслуживал этого имени. Примыкая по своим убеждениям, вынесенным из наблюдений над русской жизнью и знакомства с западной политической и политико-экономической литературой, к сложившемуся в русском обществе кружку приверженцев преобразовательной политики, М. на первый план выдвигал реформы политические, отодвигая решение социальных вопросов в далекое будущее. В этом он до известной степени сходился со Сперанским; но, не говоря уже о том, что в планах последнего социальные преобразования занимали все же не столь отдаленное и скромное место; существенная разница заключалась в том, что у Сперанского предпочтение политических реформ вытекало из некоторой отвлеченности его общих построений, а аналогичная постановка вопроса о преобразованиях у М. опиралась на узкоматериальные интересы небольшого круга лиц высшего сословия. Поклонник английского быта, он ратовал за политическую свободу, но думал утвердить ее в России путем создания богатой аристократии, при помощи раздачи дворянам казенных имений и путем предоставления этой аристократии политических прав. Ученик Адама Смита в политической экономии и последователь Бентама в политике, он видел возможность серьезного улучшения экономического положения России лишь в том случае, если правительство, отказавшись от чисто фискального отношения к платежным силам народа, придет на помощь промышленности путем устройства дешевого кредита и других подобных мер и вместе с тем обеспечит законность управления и личные права каждого гражданина. В тоже время, однако, Мордвинов горячо отстаивал неприкосновенность всякой, даже самой возмутительной мелочи крепостного права, доходя до защиты права продажи крепостных без земли и в одиночку. Единственно возможным путем уничтожения крепостного права ему представлялся выкуп крестьянами личной свободы, но не земли, по определенным в законе ценам, размер которых в его проекте был страшно высок, доходя до 2000 руб. за взрослого работника. В этом смысле он подавал записку императору Александру в 1818 г. Такое соединение в одном лице либерала на английский лад и русского крепостника доставило М. широкую популярность в обществе. В то самое время, как он тормозил движение крестьянского вопроса в высших сферах и тем приобретал расположение широких кругов дворянства, общий оппозиционный тон его программы привлекал к нему симпатии наиболее передовой и сознательной части общества, благодаря господствовавшему среди нее увлечению политическими вопросами. Многие из позднейших декабристов были близки с ним и относились к его деятельности с уважением; Рылеев воспел его в своем стихотворении «Гражданское мужество»; даже наиболее последовательный и энергичный сторонник крестьян, Н. И. Тургенев, расходясь с М. во взглядах на данный вопрос, находился в близких личных отношениях с ним и рассчитывал, что если правительство твердо решится уничтожить крепостное право, то М. не будет мешать этому; в мечтаниях декабристов о составлении временного правительства после переворота наряду с именем Сперанского упоминалось и имя М. События, последовавшие за воцарением Николая I и обратившие М. в одного из судей над декабристами, повлияли на изменение его воззрений, сделав из него сторонника status quo и в политических вопросах, что, однако, не доставило ему заметного влияния в новое царствование. См. Иконников, «Гр. Н. С. Мордвинов» (СПб., 1873); Семевский, «Крестьянский вопрос в России».

В. М — н.

Морж

Морж (Trichechus или Odobaenus) — род ластоногих (Pinnipedia), составляющий особое семейство моржевых (Trichechidae). Bерхниe клыки чрезвычайно развиты, удлинены и направлены вниз; резцы и часть коренных развиты слабо; молочная зубная система: резцов 3/3, клыков 1/1, коренных 4/4; постоянная зубная система; резцов 1/0, клыков 1/1, коренных 5/5, но оба последние верхние и последний нижний коренной во взрослом состоянии рудиментарны или вовсе отсутствуют (причем зубная формула: резцов 1/0, клыков 1/1, коренных 3/4). Очень широкая (благодаря основаниям верхних клыков) морда усажена многочисленными толстыми, жесткими сплющенными щетинами-усами, длиной до 10 см. Наружных ушей нет; глаза малы. Очень толстая кожа покрыта короткими прилегающими желто-бурыми волосами, но с возрастом их становится меньше и у старых кожа почти совершенно голая. Конечности более приспособлены для движения на суше, чем у тюленей, и М. могут ходить, а не ползать, но конечности их менее пригодны для суши, чем у ушастых тюленей или нерпух. Локтевое сочленение свободно, задние ноги могут направляться вперед; все пальцы одеты общей кожей ласта и несут слабо развитые когти; на передних конечностях они малы и плоски, на задних 1 и 5 (принадлежащие наиболее удлиненным пальцам) малы, остальные больше, удлинены, несколько сжаты и заострены; подошвы мозолистые. Хвост зачаточный. Эти громадные неуклюжие животные, населяющие крайний Север, живут преимущественно у берегов и редко предпринимают значительные путешествия; правильных периодических передвижений у них не замечается. М. общительны и по большей части встречаются стадами; мужественно защищают друг друга: вообще моржи в воде представляют опасных противников, так как могут опрокинуть лодку или разбить клыками. Сами они редко нападают на лодки. Гораздо безопаснее охота на них на льдинах или суше, куда они выходят для отдыха, причем стадо выставляет всегда часовых. Обоняние развито у М. хорошо и они чуют человека на значительном расстоянии, почему к ним стараются приблизиться против ветра. Заметив опасность, часовой ревом (который у М. представляет нечто среднее между ревом коровы и грубым лаем) или толчками будит остальных и стадо бросается в море. Пища М. состоит главным образом из пластинчато-жаберных моллюсков, особенно Муа truncata и Saxicava rugosa; утверждают, что кроме того М. едят иногда рыбу, а также падаль. Громадные клыки служат главным образом для выкапывания на дне названных моллюсков, а также для защиты; кроме того, по мнению некоторых (оспариваемому, однако, другими наблюдателями), М. помогают себе клыками взбираться на льдины или скалы. Бьют их с лодок гарпунами с 10 — 12 саж. линя и добивают копьями, топорами и из ружей (причем стараются стрелять во время боя в открытую пасть животного). Бьют их также на суше, стараясь убить прежде всего лежащих ближе к морю и тем отрезать отступление и остальным. Эскимосы и чукчи охотятся на небольших лодках с гарпунами. В дело идут клыки (для различных подделок; ценятся ниже слоновой кости), вес которых 2,5 — 3 — 3,5 кг, иногда 6 — 7 кг; толстая кожа и жир, которого относительно мало. Европейцы едят мясо М. лишь в крайности (более вкусен лишь язык), но для эскимосов и чукчей мясо и жир М. составляют очень важную часть пищи; кроме того, в дело идут у них и кости, и жилы, одним словом, все части М. Кроме человека, враги М. — белый медведь и отчасти касатка. Сильно мучат их различные наружные и внутренние паразиты. В период размножения между самцами происходят жестокие бои, причем они наносят друг другу большие раны; самка рождает между апрелем и июнем 1, редко двух детенышей; она очень любит детеныша: в случае опасности, сталкивает его в воду, сажает себе на спину и с яростью защищает его от врагов. С своей стороны детеныш сильно привязан к матери, не оставляет ее трупа и иногда следует за лодкой, на которой находится убитая мать. М. водятся в Сев. Ледовитом и сев. части Тихого океана; по причине упорной на них охоты, число их быстро убывает, а вместе с тем суживается и область распространения. Всех М. считают за один вид или отделяют в особый вид тихоокеанского. Обыкновенный М. (Tr. rosmarus L.) — молодой у наших промышленников называется «абрамко» — желтобурого цвета, длиной до 4, редко до 5 м и весом до 1000 кг; утверждают, что прежде попадались экземпляры до 6 — 7 м и весом 1500 кг, клыки 60 — 80 см. Водятся у зап. и вост. берегов Гренландии, в Дэвисовом проливе, Гудзоновом зал. редко у берегов Исландии, в европейских водах главный промысел его происходит у Шпицбергена, Новой Земли, в Карском море и зап. части Северносибирского (на В он распространен немного далее устьев Енисея); кроме того, его бьют у Вайгача, Колгуева, иногда он показывается в горле Белого моря, у берегов Финмаркена и даже у Шотландии и острова к С от нее. Другой вид, Tr. obesus, отличается более тонкими и длинными клыками, загнутыми внутрь, и некоторыми особенностями в форме черепа; водится в сев. части Тихого океана: по берегам Берингова пролива, у сев. части Камчатки, у островов Прибыловых, Аляски и к С от Берингова пролива; быстро убывает в числе.

135
{"b":"4762","o":1}