ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Д. А.

Состав воды в М.-реке имеет особенное значение, с точки зрения общественной гигиены, потому что часть жителей как города Москвы, так и расположенных вдоль берегов реки деревень, пользовались москворецкой водой не только для различных хозяйственных потребностей, но и для питья, и неоднократно поднимался даже вопрос об устройстве центрального водоснабжения столицы при помощи москворецкой воды. В 1850-х гг. этот план был даже осуществлен инженером Максимовым, но неудачно, так как вода набиралась из реки в пределах самого города и, не будучи подвергнута фильтрации, оказалась совершенно негодной для питья, а во время половодья засоряла насосы. Тем не менее и после этого к мысли о необходимости прибегнуть для водоснабжения гор. Москвы к воде Москвы-реки возвращались многие специалисты (Верстратен, Линдлей и др.), а в настоящее время этот вопрос снова выступает на первый план, так как несмотря на улучшение Мытищинского водопровода в начале 90-х годов, мытищинской воды далеко не хватает для эксплуатации строящейся канализации, даже в том случае, если последняя ограничится центральными частями города. Вопрос о воде М.-реки может быть решен только на основании систематических исследований речной воды в различных местах и в различные времена года, в связи с испытанием влияния на эту воду различных фильтров, в особенности во время весенних половодий, и с изучением степени и причин ее загрязнения в различных местах. Первое, насколько нам известно, химическое исследование москворецкой воды было произведено Германом в 1835 г.; затем вода эта была исследована как выше города (1 проба), так и в пределах города (2 пробы) в 1877 г. Сабанеевым и Волконским; но наиболее ценными для выяснения выше упомянутого вопроса представляются произведенные в конце 80-гг. химич. и бактериологич. исследования д-ра Коцына, который брал пробы воды: 1) у с. Лохина (в. 40 выше города по течению реки), 2) в д. Шелепихе, перед вступлением реки в городскую черту, 3) против Данилова монастыря, где река оставляет город, 4) в д. Чагине, верст 20 ниже города по течению реки и 5) в различных местах в черте города. Эти исследования, прежде всего, показали, что в москворецкой воде можно констатировать довольно правильные, периодические по месяцам и сезонам, колебания ее состава, связанные отчасти с весенним половодьем, отчасти с замерзанием воды зимой и с превращением реки, в течение нескольких месяцев, из открытого водовместилища в закрытое, и заключающиеся, кратко, в следующем: зимой наблюдается, по сравнению с летними и осенними месяцами, уменьшенное количество свободного кислорода и взвешенных частиц, и, наоборот, увеличенное содержание плотного остатка вообще, и известковых и магнезиальных соединений в частности, а равно и аммиака, и угольной кислоты (гл. обр. свободной). Весной, со вскрытием реки, в воде сильно увеличивается количество взвешенных частиц, легко окисляющихся органических веществ и микроорганизмов; но вместе с тем сильно уменьшается количество растворенных веществ вообще (плотный остаток) и известковых и магнезиальных солей в частности; угольная же кислота в это время совсем исчезает из воды. Тот же характер состава речной воды наблюдается и во время сильных дождей в верховьях реки. Загрязняется вода в этих местах только во время весеннего половодья и при сильных дождях; но некоторые, произведенные в этом направлении опыты показали, что и во время разлива реки вода может быть в достаточной мере очищена хорошо устроенными фильтрами. Даже немногим выше города, в Шелепихе, речная вода сохраняет еще в значительной степени свою первоначальную чистоту, — существенно увеличенным оказывается только содержание органических веществ и, главным образом, количество микроорганизмов. Сильно загрязняется М.-река во время прохождения ее через город, под влиянием уличных водостоков, фабричных спусков и всего того, что попадает в воду с берегов, барж и пр. Загрязнение это выражается, кроме изменений в физических качествах воды, уменьшением свободного кислорода и увеличением количества взвешенных частиц, хлора, аммиака, органических веществ и микроорганизмов. И не скоро избавляется М.-река от нечистот: исследования речной воды, произведенные на расстоянии 20 верст ниже города, по течению реки, показали, что в этом месте она несет на себе еще значительные следы бывшего загрязнения, в виде увеличенного количества взвешенных частиц, хлора, аммиака, органических веществ и микроорганизмов. Ср. М. Б. Коцын, «Опыт систематических наблюдений над колебанием химического и бактериологического состава воды М.-реки за 1887 — 88 гг.» («Сборник работ гигиенической лаборатории моск. университета»); «Известия Моск. Городской Думы» за 1878, 1879, 1881, 1882, 1881 и 1887 гг. (ст. Астракова, Петунникова и др.).

Ф. Эрисман.

Москва

Москва — первопрестольная столица России.

Первое летописное слово о М. относится к 1147 г., когда суздальский князь Юрий Долгорукий в этой своей вотчинной усадьбе давал сильный обед-пир своему союзнику и другу северскому князю Святославу Ольговичу («Приди ко мне брате в М.»). Однако, начало поселения на этом месте относится к более далеким временам и засвидетельствовано находками курганных вещей в самом Кремле и арабских монет половины IX в. вблизи Кремля, на месте храма Спасителя. Древнейшее поселение должно было возникнуть здесь еще в те времена, когда впервые начались торговые и промысловые сношения между севером и югом русской равнины. Моск. место лежало на перепутье от балтийской Двины и Немана, а также от верхнего Днепра к болгарской Волге и к Дону. Прямая дорога от Балтийского запада к Волге направлялась долинами рек М. и Клязьмы — и вот здесь, на перевале из М.-реки в Клязьму, по рекам Восходне и Яузе, и основалось поселение первоначальной М. По-видимому, в первое время М. хотела основаться у р. Восходни, где рассеяны многочисленные памятники древнего жительства — курганы. Когда в суздальской области Андрей Боголюбский основал княжество Владимирское, то моск. княжеская усадьба тотчас же построилась городом (в 1156 г.), т.е. была обнесена крепкими деревянными стенами и населена отрядом княжеской дружины, несомненно с целями защиты Владимирского княжества от западных соседей. М., таким образом, явилась передовым пригородом Владимира, этой новой столицы Суздальской земли. Видимо, что небольшой городок М. и в то время уже богател и приобретал значение в междукняжеских отношениях, так что с небольшим через 50 лет после его постройки явилась со стороны князей попытка основаться в нем особым княжеством. В 1213 г. в нем засел было на княжение брат вел. кн. Юрия Всеволодовича, Владимир, но был вскоре выпровожен на княжение в южный Переяславль. В татарское Батыево нашествие 1238 г. М. разграблена и сожжена, причем упомянуты «церкви, монастыри, села». В городе в то время находился малолетний сын вел. кн. Юрия Всеволодовича, Владимир, с воеводою — а это служит указанием, что в М. тогда существовал особый княжеский стол. По смерти вел. кн. Ярослава Всеволодовича (1246 г.), по его разделу городов Суздальского княжества между сыновьями, М. досталась его сыну Михаилу, прозванием Храброму. В 1249 г. он был убит в битве с Литвою на р. Поротве, т.е. на границе своего Моск. княжества. Кому после него досталась М. — неизвестно. По всему вероятию, она оставалась во владении вел. князя и с великим княжением в 1252 г. перешла к Александру Невскому. Последний перед своей кончиною посадил княжить в М. своего младшего сына, двухлетнего Даниила Александровича, который в начале состоял под опекою тверского князя Ярослава Ярославича. По смерти Ярослава в 1271 г., десятилетний моск. князь Даниил стал княжить самостоятельно и независимо ни от какой опеки. Отсюда и началось вотчинное княжение Московское. Даниил мирно прокняжил в М. 33 года. Он умер в 1303 г., оставив после себя пятерых сыновей, из которых старшим был знаменитый Юрий, а четвертым — еще более знаменитый Иван Калита. Моск. вотчина в последний год жизни Даниила значительно увеличилась присоединением к ней Переяславля, по духовному завещанию переяславского князя-вотчинника, племянника Даниила, Ивана Дмитриевича. Из-за этой вотчины и прежде были большие споры между князьями, а теперь остался очень недовольным тверской князь Михаил, старавшийся захватить Переяславль к своему княжеству. Отсюда и начинается раздор между Тверью и М.; не по вине М., но по насилию Твери. Переяславцы тянули к М.; когда умер Даниил, они схватились за его сына Юрия и не выпустили его даже на похороны отца. Новгородцы, недовольные Тверью, также выставили против ее надежного борца, моск. Юрия Данииловича, самого энергичного и деятельного из всех тогдашних низовых князей. Михаил тверской был позван в Орду на суд и там выдан головою моск. Юрию и казнен. Юрий получил ярлык на великое княжение и тем самым возвеличил свой небольшой город до значения великокняжеской столицы, проложив путь на великое княжение своему брату Ивану Калите. По смерти Юрия, великое княжение было отдано сыну тверского князя, Александру Михайловичу. Избиение в Твери татар, с их воеводою Щелканом, сделало Тверь, в глазах Орды, дерзким бунтовщиком, которого следовало наказать потатарски. На всю Русь надвигалась страшная гроза; хан высылал 50 тысяч войска. Опасаясь за себя, как и за всю землю, московский Иван поспешил в Орду и наклонил неизбежный удар исключительно только на Тверское княжество. Великокняжеский стол был отдан московскому Ивану. За благочестие этого князя полюбил его и митрополит Петр и поселился, под его охраною, в М. Это было важнейшее приобретение для небольшого города М. С этого времени Москва стала престольным городом духовной власти, средоточием церковных религиозных нужд для всего народа. Она привлекла к себе боярские дружины, а потом гостей сурожан (сурожский и кадинский итальянский торг) и суконников (зап.-европейский торг), поселение которых в городе было столько же важно для его развития, как и поселение боярских дружин. С того времени (с половины XIV стол.) М. становится средоточием всенародного торга. Еще с конца XIII ст., когда южным приморским торгом овладели генуэзцы и основали большой торг в устье Дона (в Тане), направление торговых путей в русской равнине совсем изменилось. Древний Корсун совсем упал, а за ним и Киев. Движение торга переместилось с Днепра на Дон, куда от торгового новгородского севера путь шел через М. Вот почему в М. на жительстве появились и итальянцы, в лице, напр., колокольного мастера, родом римлянина, а затем и гостей сурожан, основавших в городе свой сурожский торговый ряд. Спустя 50 лет от утверждения за М. великого княжения, М., при помощи всего потянувшего к ней земства, на Куликовом поле дает могущественный отпор татарскому владычеству и тем приобретает еще больше значения и силы в народных умах. Проходит еще 50 лет — и имя М. разносится с большим почетом и на западе Европы, в особенности у вост. христиан, увидевших в ней непоколебимую защитницу православия и после падения второго Рима заговоривших о ней как о могущественном третьем Риме, способном крепко охранять вост. христианство. Проходят новые 50 лет — и Москва является уже величавым, блистательным государством, причем очень грозные некогда татарские цепи спадают сами собою; падают независимые области — Тверь, Вятка; падает и Великий Новгород. Именем М. стала прозываться и вся русская земля, пришедшая с этим именем и на европейское политическое торжище. Вот почему и в народном сознании М. приобрела значение родной матери: М. всем городам мать, говорит поговорка.

144
{"b":"4762","o":1}