Содержание  
A
A
1
2
3
...
151
152
153
...
162

Муром

Муром — уездн. гор. Владимирской губ., на высоком левом берегу реки Оки, при Муромской жел. дороге. К 1 янв. 1896 г. жит. было 15 679 (8292 мжч. и 7387 жнщ.). Дворян 232, духовного сословия 279, почетных граждан и купцов 2134, мещан 9376, крестьян 3235, проч. сословий 423. Православных 15 572, раскольников 35, католиков 38, протестантов 9, проч. исповеданий 25. Монастырей 3: 2 — мужских (Благовещенский и Спасский) и женский — Троицкий. Церквей 18; в Рождественском соборе почивают мощи кн. Петра и супруги его кн. Февронии. Казанская церковь построена при Иоанне Грозном, церковь Козмы и Дамиана — в половине XIV в. Реальное учил., женская гимн., духовное учил., городское 3-классное учил., начальное учил. имени Леонида Гладкова, 2 мужских и 2 женских приходских учил., земское начальное учил., церковно-приходская школа, частное начальное учил. Детский приют (для подкидышей) имени Ермакова, городская богадельня, общество вспомоществования учащимся реального и духовного учил. Отделение государственного банка, городской общественный банк. Земская больница на 37 кроватей; при ней 2 врача, акушерка-фельдшерица, 2 фельдшера и 2 ученика. Содержание больницы обходится земству около 14 тыс. руб. Больница на 7 кроватей при мануфактуре льняных изделий. 2 аптеки, 2 типографии, 2 фотографии, 1 общественная городская библиотека, 1 книжная лавка. Всех городских доходов поступило в 1895 г. 59 475 р.; израсходовано 58 530 р., в т. ч. на город. управление 4925 р., на учебные завед. 9915 р., на благотворительные учреждения 5369 р., на врачебную часть 872 р. Садоводство и огородничество издавна развиты. В садах больше всего разводятся яблони, в огородах сеют главным образом капусту. Под садами и огородами более 100 дес. Фабр. и заводов (1895): 2 мыловаренных (прозвод. на 12 600 р.), 4 кожевенных (42 400 р.), 2 зав. сальных свечей (2400 руб.), 2 щетинных (1900 р.), 3 полотняных (211 350 р.), 1 пиво-медоваренный (3580 р.), 1 сенопрессовальный (8000 р.), 2 мукомольни (289 600 р.), 1 меднолатунный (3230 р.), 1 чугунолитейный зав. (25 450 р.), 2 гончарных (1300 р.), 2 спичечных (4370 руб.), 3 кирпичных (8645 р.); кроме того несколько небольших мастерских. Конный завод (жеребца 2, маток 13). В 1892 г. привезено по железной дороги товару 1271 тыс. пд., отправлено 70 тыс. пд. Главный предмет привоза — хлеб, 1158 тыс. пд. Прибыло по р. Оке товару 2486 тыс. пд., из них хлеба — 198 тыс. пд., пшена — 84 тыс. пд., нефти — 143 тыс. пд., семени льняного 123 тыс. пд., чугуна — 244 тыс. пд. и т.п. Отправлено 517000 пд., из них l71000 пд. лесных материалов. В М. бывает ярмарка, с 23 июня в течение 10 дней. В 1894 г. на нее привезено разного товара на 218000 р., продано на 127000 р. От М. по р. Оке вверх и вниз ходят пароходы. В М. находятся конторы транспортные, комиссионные, хлебные и т. д.

История. Имя города М. встречается на первых страницах нашей летописи. М., существовавший еще до Рюрика, долго был центром отдельного княжества, но, не принимая решающего участия в общих делах русской земли, большею частью был в зависимости от разных уделов, пока не вошел в состав вел. кн. Московского. М. не раз подвергался разорению. В 1088 г. на него напали и даже владели несколько лет камские болгары, пограбившие окрестности города и в 1189 г.; в 1096 г. под городом была жестокая битва Олега Святославича с Изяславом; в 1239 г. Батый сжег и истребил М.; только небольшая часть жителей успела спастись в лесах. Во время борьбы Андрея Городецкого с братом Дмитрием М., едва отстроившийся, опять был опустошен (1281). В 1288 г. татары снова выжгли его. Позже войны московских князей с казанскими татарами много содействовали упадку прежнего благосостояния города. После 1552 г. М., выславший к Иоанну IV «много войска» для борьбы с Казанью, обращен был в воеводство. Собственно город М. в древности составляла крепость (кремль или детинец), которая, как видно из описи Бартенева (1637), была дубовая и имела вид неправильного четырехугольника, с проезжими и глухими башнями, заключая 559 саж. в окружности. Крепость и башни в половине XVIII в. за ветхостью разобраны. Второй частью города был посад, делившийся на концы и улицы; затем шли слободы ремесленников, из которых в XVII в. славилась большая слобода государевых мережников, разоренная Лисовским. Древний М. имел по Оке прямое сообщение с промышленной заволжской Болгарией, а через нее — с Востоком, благодаря чему был в Х и XI веке богатым торговым пунктом. Кроме болгар в М. съезжались торговые гости из Киева, Чернигова, Смоленска, Рязани, Крыма. В 1681 г. в М. считалось 344 посадских двора, с которых собиралось 447 р. 16 алт. 4 денги на жалованье московским стрельцам. С XII по XIV в. М. был епархиальным городом, а в начале XIV в. еп. Василий св. перенес enapxию в Рязань. В 1708 г. М. приписан к Московской губ., а через 11 лет — к Владимирской провинции той же губернии; в 1778 г. М. — уездный город Владимирского наместничества, в 1796 г. — Владимирской губ.

Муромцсв Сергей Андреевич

Муромцсв (Сергей Андреевич) — известный юрист, род. 23 сентября 1850 г. в СПб., в старинной дворянской семье; учился в 3-й московской гимназии и московском унив., слушал в Геттингене Иеринга. После защиты магистерской диссертации («О консерватизме в римской юриспруденции», М., 1875) был избран доцентом римского права в качестве преемника Н.И. Крылова. После получения докторской степени в 1877 г. (за диссертацию «Очерки общей теории гражданского права», М., 1876) был избран экстраординарным, а затем ординарным профессором по той же кафедре. В 1879 г. он принял на себя редактирование «Юрид. Вестника», которое и продолжал до прекращения журнала в 1892 г.; с 1880 г. состоит председателем моск. юридического общества. В 1880 — 81 г. занимал пост проректора московского унив. Принимал деятельное участие в городских и земских делах в качестве гласного московского и тульского земских собраний и московской городской думы. В 1884 г., по независящим обстоятельствам, принужден был оставить кафедру и вступил в присяжные поверенные округа московской судебной палаты. 9-летняя профессорская деятельность М. была в высшей степени плодотворна как в учено-литературном, так и в учебном отношении: М. заявил себя оригинальным мыслителем и блестящим лектором и занял одно из первых мест на факультете рядом с А.И. Чупровым и М.М. Ковалевским. Верно оценив значение кризиса в старом направлении германской юридической мысли, знаменовавшего близкое падение этого направления, поняв важность разработки науки в новом духе, указанном трудами Иеринга, Муромцев вступил на путь самостоятельного творчества в области установления основных задач и методов изучения гражданского правоведения, опираясь, с одной стороны, на труды Иеринга, с другой — на английские философские и социологические работы. Сильный логический ум, широкое философское и историческое образование помогли М. достигнуть на этом пути, двадцать лет тому назад, таких научных результатов, которые только теперь начинают находить все большее признание в Германии. Восстановив в своей магист. диссертации истинный смысл творчества римских юристов, определив в докторской диссертации задачи как «историко-философского» или «объективно-научного», так и догматического изучения гражданского права в его соотношении с римским правом, установив «Определение и основное разделение права» (заглавие книги, появившейся в 1879 г. в Москве), М. принялся за последовательную разработку истории римского и догмы современного права на новых, выработанных им самим основаниях. Плодом ее явились «Гражданское право древнего Рима» (М., 1883) и «Рецепция римского права на Западе» (М., 1885). Первый из этих трудов, «вводя, как немногие, в процесс римского юридического развития» (отзыв пражского профессора Эсмарха), представляет собой первую попытку изобразить рост римского гражданского права во всей его полноте, в связи с внутренними факторами его и приемами творчества римских юристов. Лишь несколько лет спустя за подобную работу принялись некоторые ученые-юристы в Англии, Франции и Германии, приходя к аналогичным результатам. Полемика, вызванная этим трудом, побудила М. написать тонкий методологический этюд «Что такое догма права?», переведенный на немецкий язык проф. Эсмархом. В «Рецепции римского права» М., проследив развитие римского права на Западе, вновь формулирует истинные задачи изучения современного гражданского права. Этими трудами М. заложил прочное основание для развития в России науки гражданского правоведения в духе новых философских течений времени и в связи с другими отраслями обществоведения. В Германии также отмечены оригинальные стороны работы М.: выдающееся значение его книги «Учение нем. юристов об образовании права» (2 изд. второй части «Очерков общей теории гражданского права», М., 1886) признано проф. Бергбомом, а профессора Колер и Регельсберг цитируют М., развивая некоторые его мысли. Преподавательская деятельность М. оставила в его учениках глубокие следы: он развивал для них стройную, последовательную и врезавшуюся в память схему общих юридических идей и принципов и примерами творчества римских юристов воспитывал в них чувство законности и живое сознание истинных задач правосудия. Удаление М. с кафедры — до сих пор невознагражденная и трудно вознаградимая потеря моск. юридического факультета. По своим научно-философским воззрениям М. является выразителем лучших сторон англо-франц. позитивизма и в особенности проводником его методов точного научного исследования. Близкий по своим взглядам на природу права к Иерингу, М. свободен от односторонности и увлечений как этого юриста, так и многих его последователей. Как юрист-политик М. неоднократно выступал в печати и юридическом обществе сильным и убежденным защитником тесной связи права и жизни, проводя мысль о долге юриста быть носителем лучших культурных идеалов времени и, рядом с законодателем, творческим деятелем в отправлении правосудия. Залог этой деятельности М. видит в более свободном, чем допускала до сих пор теория, положении судьи по отношению к закону и в непосредственном общении его с представителями общества в виде присяжных, присутствие которых, по мнению М., столь же плодотворно на суде гражданском, как и на суде уголовном. Идеи М. в этом направлении, изложенные, кроме указанных трудов, в специальных статьях: «Суд и закон в гражданском праве» («Юрид. Вестн.», 1880. № 11), «Творческая сила юриспруденции» (ib., 1887, № 9) и «Право и справедливость» («Сборн. Правоведения», II), имеют защитников и в Германии, в лице Бюлова, Колера и др. юристов, и входят все более и более в общее сознание. Не оконченными остаются оригинально задуманные «Социологические очерки» М. («Русская Мысль», 1889).

152
{"b":"4762","o":1}