ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В Xlll — XV вв. параллельно с монастырскими scriptorium'aми образуются светские братства переписчиков, соперничавшие в работе с клириками. В XV в. европейских ученых охватило лихорадочное стремление отыскивать и приобретать старинные рукописи: Медичи, благодаря обширным коммерческим оборотам со всем миром, собрали во Флоренции неисчислимые литературные сокровища. Сицилиец Ауриспа, апостолический секретарь, за время своих путешествий собрал 230 рукописей и в одном из писем рассказывает, что ему без труда доставались рукописи светских писателей, но греки очень неохотно расставались со списками духовных сочинений. То была эпоха увлечения книжною мудростью, когда Панормита распродал свои земли, чтобы приобрести Тита Ливия; когда флорентинец Николи разорялся, чтобы составить собрание из 800 томов рукописей, которые по его смерти должны были послужить основанием для образования общественной библиотеки; когда Косьма Медичи улаживал политическия недоразумения с Альфонсом арагонским, королем неаполитанским, уступая ему желанную рукопись; когда Гварино Веронский, проф. в Ферраре, вследствие утраты ящика с рукописями, вывезенными им из Константинополя, поседел в одну ночь. Куяций, Питу, де-Ту, Скалигеры и Коттоны были неутомимыми разыскателями древних манускриптов; эти последние порою находились там, где их менее всего можно было ожидать найти. Так, Поджио открыл Institutiones Квинтилиана в источенном червями ящике, под развалинами надворной постройки Сен-Галленского монастыря. Вообще в этом отношении Поджио Брачиолини везло: благодаря ему открыты несколько книг Argonautica Валерия Флакка, философская поэма Лукреция, многие речи Цицерона, сочинение Колумеллы о земледелии и т. д. Самый драгоценный из списков Тацитовых аннал был открыт в одном из вестфальских монастырей; подлинный Юстинианов кодекс попал в руки пизанцев по взятии приступом одного из калабрийских городков, а впоследствии, в виде победного трофея, перешел к флорентийцам. Множество манускриптов, заключавших драгоценнейшие памятники древних литератур, подверглись в средние века своеобразному уничтожению: написанное на пергаменте выцарапывалось и стиралось, а на отчищенном таким образом дорогом материале писались заново какие-нибудь средневековые жития . Многие М., о существовании которых было известно в начале новых веков, ныне исчезли бесследно. Порою бывало и так, что писатели, не особенно щекотливые, выдавали разысканные ими древние рукописи за собственные труды, и наоборот. Многие каллиграфы приобрели европейскую славу, и даже после изобретения книгопечатания М. удержали значение художественных произведений. Один из искуснейших каллиграфов новейшего времени был Николай Жарри, родившийся в Париже в 1620 г. и умерший ок. 1674 г. Из его трудов славится особенно Guirlande de Julie — сборник стихотворений, сочиненных лучшими поэтами той эпохи и поднесенный герцогом де Монтозье его невесте, Юлии д'Анженн. Этот сборник, в 30 листов, снабжен заглавным листом, на котором нарисована гирвянда цветов знаменитым художником Робером, а на каждом последующем листке повторен один из цветков, входящих в состав всей гирлянды. Драгоценность работ Жарри породила целый ряд подлогов; за его работы выдавались произведения его учеников и других каллиграфов. До конца XVIII в. находились трудолюбивые монахи, которые посвящали свои досуги переписки рукописей. Так, в публичной руанской библиотеке хранится молитвенник — истинное чудо терпения и каллиграфического искусства, на которое какой-то бенедиктинец XVIII в. употребил 80 лет жизни. Письмена, вошедшие в Европе в общий обиход со времени вторжения варваров, имели в своей основе обычное начертание букв римлянами. Грамоты и дипломы, предшествующие XIII веку, писаны пятью разного характера почерками: капителью, уставом, строчными, курсивными буквами и полууставом. В XIII в. начинается в письменности преобладание готики, которая проявляется в формах шрифта, состоящего из прописных, или строчных, или курсивных готических букв, или всех их смешанных вместе. Весьма характерною особенностью в М. является употребление произвольных аббревиаций или титл, которые в некоторые эпохи становятся особенно многочисленными и с трудом интерпретируются. Эти аббревиации, в связи с расстановкою знаков препинания и характером письма, служат главным основанием для определения древности рукописей. Очень часто М. отличались разными курьезными особенностями. Так, в руанской библиотеке показывается Часослов Генриха III, который не напечатан и не написан: на каждом листке буквы прорезаны насквозь и подложены темною бумагою. Плиний упоминает о списки Илиады, умещавшемся в орехе. В Оксфорде, в коллегии Saint John, хранится рисунок головы Карла 1, составленный из писанных букв, которые и на близком расстоянии производят такой эффект, будто рисунок выгравирован бюреном. Черты лица обезглавленного короля и фреза вокруг шеи составлены из псалмов, символа веры и молитвы Господней. В британском музее хранится портрет королевы Анны, тоже из писанных букв, излагающих вкратце содержание большого фолианта. В императорской венской библиотеке показывается листок (58х44 сант.), на одной стороне которого на нескольких языках умещено пять книг Ветхого Завета. В России образцы древнейшего письма (кириллицею), соответствующие капитальному или унциальному западноевропейскому письму, встречаются лишь на нумизмах и каменных эпиграфах (гробница Ярослава I, тмутараканский камень, монеты эпохи Владимира святого и т. д.). Пергаменные рукописи XI — XIV вв. написаны почти исключительно уставным почерком, с титлами над именами Бога, Христа, Богородицы и святых. Наряду с уставом в юридических актах, грамотах и договорах рано развивается полуустав, употребляемый с XIV по XVII вв. и соответствующий западноевропейскому курсиву, с массою надстрочных знаков. С XV в. в русских рукописях развивается скоропись. В России, как и на Западе, главным хранилищем рукописей явились монастыри. Лишь с ХVIII в. начинаются попытки более или менее систематического изучения старинных рукописей (труды Шлецера, историографа Миллера, Татищева, Щербатова, гр. Мусина — Пушкина, Новикова и т. д.). Ближайшее изучение монастырских рукописных собраний относится к XIX уже веку (труды Калайдовича, Погодина, Строева, Ундольского, Востокова, Срезневского, Пыпина и т. д.). Что касается актов правительственных, то, независимо от архивов разных ведомств (где хранятся преимущественно документы за XIX в., но попадаются и более ранние), М. более древних эпох главным образом сосредоточиваются в московском главном архиве мин. иностр. дел и архиве мин. юстиции. За ближайшее к нам время, благодаря археологическому институту и деятельности местных архивных комиссий, замечается особенно энергичная разработка громадного рукописного материала, рассеянного в центральных и местных архивах. Ср. статью Палеография русская. Литература о М. весьма обширна (см. Палеография). В «Bibliotheca bibliothecarum manuscriptorum» (П., 1739) Монфокона собраны 40-летние изыскания автора о важнейших М., рассеянных по всем европейским библиотекам. См. еще «Dissertation historique sur l'invention des lettres ou caracteres d'ecriture, sur les instruments dont les anciens se sont servis pour ecrire et sur les matieres qu'ils ont employees» (П., 1771); A. Pfriffer, «Ueber die Handschriften im Allgemeinen» (Эрланг., 1810); Ebert, «Handschriftenkunde» (Лпц., 1825 — 27); Kirchhof, «Die Handschriftenhandler des Mittelalters» (Лцп., 1853); L. Delisle, «Le cabinet des manuscrits de la Bibl. nationale» (1868 — 74); каталоги рукописных собраний, опубликованные почти всеми крупными европейскими публичными бибилиотеками и музеями; Lalanne, «Curiosites litteraires et. bibliographiques»; Disraeli, «Curisities of litterature».

В. Ш.

Мануфактура

Мануфактура (от manus — рука и facere — делать, буквально рукоделие). — В общежитии под этим названием разумеется всякое промышленное предприятие фабричного характера (по преимуществу в области обработки волокнистых веществ); но в экономической науке, по примеру Маркса, под М. понимают особую форму крупного промышленного производства, представляющую переход от ремесла к фабрике в собственном смысле слова, т. е. к крупному машинному производству. Экономическая почва, на которой возникает М., создается подчинением разрозненных и слабых ремесленников купеческому капиталу, который по большей части сперва выступает в лице скупщиков, а не предпринимателей; часто также купеческий капитал сам насаждает среди сельского или городского населения кустарную промышленность, а затем превращает кустарей в мануфактурных работах, работающих на одного предпринимателя машин. Главной и характерной чертой мануфактурного производства остается, во всяком случае, соединенная в одном предприятии группа рабочих — «совокупный рабочий» (Gesammtarbeiter), по выражению Маркса, — в которой отдельные «частичные работники» играют роль колес. С М. связано то отупляющее разделение труда, которое так ярко охарактеризовано было еще Адамом Фергюссоном, учителем А. Смита. В М. образуется настоящая «иepapxия рабочих сил», которой соответствует «лестница заработных плат». Это уже стройное производственное целое, в котором соотношение частей может быть весьма точно рассчитано на основании опыта. Оно создает в промышленности категорию необученных рабочих (unskilled labourer), вследствие чего понижаются издержки производства рабочей силы и возрастает относительная прибавочная ценность. Положение рабочих при мануфактурном производстве в общем хуже, чем при развитом машинном, хотя самый переход к новым условиям машинного производства не подготовленного к ним рабочего населения отражается на последнем весьма болезненно. Существует мнение, что так наз. железный закон заработной платы выведен именно на основании наблюдений, характеризующих мануфактурный период (см. Bernstein, «Zur Frage des ehernen Lohngesetzes», в «Neue Zeit» IX). От слова М. Маркс образует понятие мануфактурного разделения труда, противополагаемого им общественному разделению труда. О значении М. см. Маркс, «Капитал», Т. I,. глава: «Разделeниe труда и М.», где указана и литература; его же, «Misere de la philosophie»; N. Nowikow, «Ueber die Principien der Arbeitsteilung bei Adam Smith und Karl Marx» (Берн, 1893). Новейший лучший исследователь форм промышленности, Бюхер («Entstehung der Volkswirlschaft», Тюбинген, 1893 г., и ст. «Gewerbe» в «Handworterbuch der Staatswissenschaften»), под М. разумеет домашнюю систему крупной промышленности (Verlagssystem, по его терминологии); но это не оправдывается ни историей промышленности в классической стране капитализма, Англии, ни тамошним словоупотреблением.

31
{"b":"4762","o":1}