Содержание  
A
A
1
2
3
...
55
56
57
...
162

Меры борьбы. 1) В конце осени делают между грядками ямы, кладут в них лошадиный навоз, и засыпают землей; сюда собираются М. на зимовку и здесь их уничтожают раньше пробуждения их весною. 2) Ходы М. часто заметны на поверхности почвы, благодаря тому, что, она, подобно кроту, выкидывает наружу маленькия кучки земли, причем можно ход проследить до гнезда; это особенно удобно делать летом. 3) Среди многочисленных ходов М. закапывают в землю цветочный горшок (с закупоренным нижним отверстием) налитый до половины водою; края горшка должны быть несколько ниже уровня ходов; по ночам М. падают в горшок из ходов М. и затем их уничтожают. Это средство наиболее полезно в конце весны, когда самцы и самки делают особенно многочисленные ходы.

Ив. Шевырев.

Медея

Медея (Mhdeia) — дочь колхидского царя Эета и Гекаты, внучка Гелиоса. Имя М. тесно связано с одним из древнейших греческих сказаний, об аргонавтах — обломком преданий о сношениях греков с странами Востока в доисторические времена. Чарам М. научилась от матери. Гера и Афродита зажгли в ней страсть к Язону, когда последний, во главе аргонавтов, прибыл в Колхиду за золотым руном. Чудесная мазь М. делает Язона мощным и неопалимым, и он укрощает дышущих огнем быков, вспахивает ими обширное поле; чарами М. усыплен тот змей, которому доверено было царем золотое руно, и Язон овладел сокровищем. Согласно уговору, в награду за услуги, Язон обязан был взять себе М. в жены и уехать в Грецию вместе с нею. Когда Эет пустился в погоню за аргонавтами и уже настигал их, М. изрубила брата своего Ансирта на куски и бросала куски в море; отец стал собирать останки сына, и погоня была замедлена. На Крите пал от руки М. великан Тал. По прибытии в Иолк Язон, при помощи М. отмстил Пелии за его насилия и преступления: М. уговорила дочерей Пелии зарезать отца и сварить в котле, уверяя, что из котла он выйдет живым и юным. По обнаружении цареубийства Язон и М. бежали в Коринф. Когда, после 10 лет супружеской жизни, Язон изменил М. ради Главки или Креузы, дочери коринфского царя, М., в гневе на супруга, умертвила юную невесту Язона и ее отца, причем орудием смерти: послужили платье и венец, отравленные ужасным ядом и принятые невестою в дар. Тут же умертвила М. двух детей своих от Язона, а сама на драконовой колеснице бежала в Афины, к царю Эгею. По одному из вариантов, М., по смерти Креонта, сделалась царицей Коринфа; коринфские женщины, желая свергнуть с себя иго варварки и волшебницы, умертвили 14 детей ее у алтаря Геры Акраи, где М. искала убежища. В Афинах М. родила Эгею сына Меда, но и оттуда была, изгнана, за покушениe отравить царского сына Тезея. Конец жизни М. провела в Колхиде, куда она возвратилась с сыном и где восстановила отца на царство, умертвив похитителя его власти, своего дядю Нерсеса; по другому сказанию, власть над Колхидой она предоставила сыну Меду, по имени которого названа была Медией (Мидией) завоеванная им страна. Черты кудесницы, изначала присущие образу М., возобладали над прочими ее свойствами в позднейших произведениях поэтов. У поэта александрийской школы, Аполлония Родосского (ок. 280 — 200 до P. Хр.), М. — общий тип кудесницы и чародейки, как изображает ее и Овидий в «Метаморфозах»: она низводит луну на землю, собирает и разгоняет тучи, потрясает леса и горы, смиряет змей и т. п. Древнейшее упоминание о М. содержится в «Феогонии» Гезиода; героиней драмы впервые сделал М. Неофрон. Еврипиду принаддежит честь разработки характера, в основных чертах своих созданного его предшественником; ни последующая древность греческая и римская (Сенека), ни новые драматурги (Корнель, Легуве) не прибавиди ничего существенного не только к характеру героини, но даже к построению драмы. Сказание о М. сохранилось, кроме Еврипида, у Диодора, Аполлодора, Гигина и Павсания. Имена городов Иолка, Коринфа, Афин, удерживаясь в сказании о М. до позднейших форм его, дают некоторое понятие о том, где возникло сказание и где получало дальнейшее развитие; но проникнуть в первоначальные мотивы сказания или в его основу едва ли возможно. Мифологи склонны сводить все сказание о Язоне и М. к солнечно-лунному мифу (Преллер, М. Мюллер, Рошер) или в образе М. видеть молнию, а в Язоне — солнечного героя, торжествующего над чудовищными силами грозы (Шварц, Дешарм). Кёлер сопоставляет множество европейских сказок и индийскую сказку о царевиче Срингабуджа, все с содержанием близким к тому, что рассказывается о М. («Orient u. Occident», II, 113 сл.). Проф. Воеводский ищет в сказании о М. следов людоедства («Каннибализм в греч. мифах», 328 сл.). Ср. Patin, «Etudes sur les tragiques grecs. Euripide» (I, 116 — 196); L. Schiller, «М. im Drama alter u neuer Zeit» (Инсб., 1864) Ф. Мищенко.

Медина

Медина (Medina, арабск. Medinat Rasul Allah или Medinat el Nabi, т. е. город посланника Божия, город пророка) — второй священный город магометан, у жителей которого пророк, не признанный жителями Мекки, нашел благоприятный прием; в М. он умер и похоронен. От 20 до 40 тыс. жителей. М. находится в 400 км. к С от Мекки и в 200 км. к В от гавани Янбо на Красном море, на границе большой аравийской пустыни, среди плодородной, хорошо орошенной равнины. Окружен стенами, имеет цитадель, считается первою крепостью Хеджаса. Знамениты мечети, прежде называвшиеса «Пять мечетей»; из них некоторые пришли в упадок. Главная мечеть — Эль-Гарам, т. е. Святыня — воздвигнута на месте дома, в котором умер Магомет; выстроена по образцу мечети в Мекке, но меньших размеров. В ней находится беломраморная гробница Магомета, а также и гробницы Абу-Бекра и Омара. Мечеть в своем настоящем виде существует с XV ст. Устроенный в XVI стол. подземный канал проводит в М. воду из лежащей в 3 — 4 км. дер. Коба. Незначительная торговля, главным образом с гаванью Янбо. Большое передвижение богомольцев; богатые подаяния стекаются со всего магометанского мира. Наравне с Меккой, М. недоступна для немагометан; однако, некоторые европейцы в магометанской одежде проникли в этот священный город и описали его — напр. Буртон (1852) и Буркгардт (1811).

Медицинская география

Медицинская география и статистика — Разнообразные проявления жизни и смерти, здоровья и болезни, видоизменяемые происхождением людей, их этнографическим характером, бытовыми условиями, уровнем культуры составляют специальный предмет М. географии. Она обнимает собою не только полную метеорологию, физическую и политическую географию данной местности, но и статистичесие законы народонаселения, сравнительную патологию племен, географическое распределение и странствование болезней. Известно, что некоторые болезни, зародившись в какойлибо местности, скоро распространяются за предеды своей родины и могут поражать самые отдаленные страны, если находят в них благоприятные условия ддя своего развития. В настоящее время типичнейшим страданием в этом отношении считается холера, отечество которой находится в Бенгалии. Прежде к числу таких болезней относилась чума, оспа и др., распространению которых положены пределы различными санитарными мероприятиями. Другие же болезни, как, напр., желтая лихорадка, лишены способности распространяться, несмотря на частые случаи заноса, далее известных стран. Только М. география, пользуясь современными научными исследованиями и опираясь на точные наблюдения, может указать на причинную связь различных болезней с теми или другими местными условиями. Неправильно ограничивать круг М. географии одним лишь изучением связи между болезненностью и смертностью населения с условиями данной местности, так как только медицине доступно изучение различных важных отделов М. климатологии, антропологии, вопросов об акклиматизации, имеющих столь важное значение в настоящее время массовых переселений, вопросов об особенностях физического развития тех или других народов, законов их роста, наступления половой зрелости и т. д. Изучение же законов, по которым болезни распределяются и распространяются по поверхности земного шара, составляет предмет географической патологии, причем последняя изучается с двух сторон: или болезни являются объектом, а местность, где они наблюдаются, присущими им особенностями — так наз. географическая носология . Так, напр., говорят о пендинской язве, о гвинейском черве, о бери-бери, о географическом распределении лихорадок, чумы и т. п. С другой стороны, говоря о местности, как объекте, указывают на господствующие в ней болезни, как о присущих ей особенностях, что составляет М. географию в тесном смысле этого слова. Так, напр., говорят о болезнях тропических стран, о болезненности того или другого уезда, губернии, той или другой страны и т. д. Местность, в пределах которой наблюдается какая-либо болезнь, называется областью распространения болезни, причем определяются не только границы последней по отношению к долготе и широте, но и по отношению к высоте над уровнем моря. Подобно географии физической и политической, М. география нуждается в статистике, которая состоит только в применении чисел к отысканию и сравнению фактов и получении обоснованных выводов. Изучение как нормальных, так и ненормальных физических процессов в общественных группах составляет предмет М. или, точнее говоря, санитарной статистики. На практике выработалось определение, что в круг ее входит только изучение массовых физических уклонений от нормы. Это определение, особенно горячо поддерживаемое немецкими авторами, обусловливается, вероятно, только тем, что санитарное состояние общества, отдельных частей, целых народов и стран трудно поддается определению путем оценки положительных признаков, за отсутствием необходимого материала. Только относительно некоторых отдельных возрастных групп существуют достаточно для общих выводов наблюдений. Так, например, во многих странах тщательно изучается физическое состояние детей школьного возраста (между прочим, в СПб. и Москве исследуются все поступающие в городские школы дети). Наконец, почти во всех европейских государствах ежегодно исследуются многие сотни тысяч конскриптов, что позволило собрать весьма ценные сведения о санитарном состоянии мужской части населения 20-летнего возраста. Но так как подобных положительных признаков очень немного, то приходится пользоваться отрицательными признаками, заболеваемостью и смертностью, статистика которых имеет главнейшей своей задачей математическое выражение частоты заболеваний, их продолжительности, силы, опасностей, ими представляемых, как общими своими свойствами, так и в связи с различными переменными условиями. Но подобно тому, как патология человека немыслима без знания физиологии его, так и изучение болезненности целых обществ немыслимо без знания его нормальной жизни. Смотря на человеческое общество, как на целый организм, строение и отправления которого подчиняются определенным, хотя не всегда нам близко знакомым законам, — и изучение его с точки зрения общественной гигиены должно идти таким же путем, как идет изучение всякого организма: необходимо ознакомиться с анатомией, физиологией и патологией человеческого общества, взятого в совокупности. Под анатомией общественного тела подразумевается состав населения во всех самых разнообразных отношениях. Физиология его, которую Кетле назвал общественной физикой, исследует нормальные физические (рост, вес, размеры тела) и нравственные свойства; патология — исследует уклонения жизненных процессов от нормы. Таким образом, М. статистика представляет учение о патологических явлениях среднего человеческого организма, совершающихся под влиянием как физических сил природы, так и условий создаваемых самим человеком. Вот почему санитарная статистика занимается не только исследованием болезненности, причин и условий ее, но также демографией, изучает рождаемость, смертность, браки, прирост населения, возрастной состав его и вообще находится в тесной связи с изучением различных бытовых условий жизни населения. В виду однородности своих задач, М. география немыслима без М. статистики, так как, с точки зрения первой, условия, делающие страну здоровой или неблагополучной для ее населения, вопросы об эндемических, т. е. присущих данной местности, болезнях, представляются проблемами, доказываемыми только статистическим путем. М. география и статистика, помимо научного интереса, имеют чисто практическое значение для администратора, гигиениста и врача. Так, напр., знакомство со способами распространения болезней решает вопрос о необходимости или бесполезности карантинов. Отправляя войска в какую-либо новую местность, необходимо знать характер господствующей в ней болезненности для своевременного принятия соответственных мероприятий. Так, напр., незнакомство с М. географией Мадагаскара стоило в прошлом году громадных потерь для французской армии. Наконец, на практике ежедневно приходится решать вопрос о местожительстве для больного, одержимого тем или другим страданием: золотухой, бугорчаткой, ревматизмом, что требует обстоятельного знания климатических и патологических условий страны. Точно также, только благодаря М. статистике, удалось доказать всю пользу оспопрививания, необходимость сокращения рабочего дня, связь между неурожаями и смертностью населения, влияние профессий на заболеваемость и смертность и т. п. Несмотря на громадное накопление самого разнообразного материала, М. география и статистика до сих пор представляются науками мало разработанными. Это обусловливается, с одной стороны, недостаточным знакомством со многими малоисследованными местностями, особенно в медицинском отношении, с другой — в крайней трудности получения точного материала, удовлетворяющего всем требованиям статистики заболеваемости, тем более, что государство и наука предъявляют к имеющемуся материалу довольно разнородные требования. Так, напр., нет возможности получить точные сведены об общем числе заболевших, так как не все они обращаются за врачебною помощью, а из обратившихся к врачам далеко не все регистрируются. Вследствие этого, для научных целей приходится почти постоянно довольствоваться данными, имеющими относительную ценность, как, напр., цифрами движения больных в различных лечебных заведениях. Но подобными данными нужно пользоваться с крайней осторожностью и выводы из них только до некоторой степени могут характеризовать действительное санитарное состояние всего населения. Почти тоже самое можно сказать о цифрах распространения заразных и повальных болезней, о заболеваемости некоторых профессиональных групп населения, которые хотя и дают более детальные данные, но все же крайне недостаточные. Даже по отношению к смертности, общие данные о которой хорошо изучены, не удалось достигнуть надлежащего развития знакомству с причинами ее в связи с различными переменными влияниями. Помимо того, смерть, как следствие болезни, является только у некоторой части заболевших. Многие болезни чрезвычайно распространены, но редко влекут за собою смертельный исход. Таким образом они играют существенную роль в общей заболеваемости населения, подрывают его рабочую способность, причиняют много физических страданий, но почти ничем не выражаются в статистике смертности (перемежающаяся лихорадка, сифилис). Другие болезни, напротив, почти всегда кончаются смертельно (столбняк, чума и др.). Вот почему и не сушествует параллелизма между заболеваемостыо и смертностью и по данным последней нельзя судить о степени распространения первой. Для отдельных частей населения имеются чрезвычайно важные указания, как, напр., для членов различных обществ страхования жизни, членов рабочих вспомогательных касс, касс взаимной помощи при заболеваниях. Точно также высокую ценность представляют данные о болезнях в войсках, а также материалы различных страховых обществ. Так, например, Нейсону, по материалу Friendly Societies (касс вспомоществования заболевшим) в Англии, многочисленных английских и шотландских союзов взаимной помощи, удалось довольно подробно ознакомиться с болезненностью рабочих. Такие же превосходные работы принадлежат Гейму, по материалу лейпцигского страхового общества «Взаимность», и др. Из многочисленных таблиц, составленных этими и другими учеными, видно, что средняя продолжительность болезненности увеличивается с возрастом. Так, напр., больной в возрасте 21 — 25 лет ежегодно болеет около 4 недедь; в возрасте 51 — 55 лет каждый болеет около 81/2 недель, а в возрасте 71 — 75 лет около 321/2 недель. Эта зависимость средней продолжительности болезненных дней от возраста одинаково выражена как при страданиях, окончившихся выздоровлением, так и при смертельном их исходе. В связи с возрастом возрастает и частота заболеваемости. Процент долго протекающих хронических болезней, равно как болезней, не вынуждающих больных к пребыванию в постели, подымается весьма быстро и сильно от младших к старшим возрастным группам. Особенный интерес и громадную важность, в видах профессиональной гигиены, представляет статистика влияния профессий на состояние здоровья, причем оказывается, что каждой из них присуща своя заболеваемость и смертность. Ломбард разобрал 8488 случаев смерти мужчин, перешедших 16-летний возраст, за время 1796 — 1830 гг., в Женеве. Средний возраст умерших равнялся 55 годам. Все профессии он распределил на свободные, либеральные (состоятельные), промышленные и ремесленные. Он утверждает, что, при прочих равных условиях, бедность сокращает продолжительность жизни на 7,5 года. Пассивный, сидячий образ жизни также ранее влечет за собою смерть. Нейсон, с поразительной убедительностью, доказал, что рабочие, занимающиеся упорным и тяжелым трудом, но живущие при благоприятных условиях (мелкие ремесленники и фабриканты), отличаются меньшею смертностью и большею продолжительностью жизни, чем все население Англии вообще. Вообще, при профессиях влияние оказывает образ жизни, а не род занятий. Земледельческие классы населения, как то: фермеры, скотоводы, садовники, полевые рабочие, лесопромышленники отличаются самой высокой вероятною продолжительностью жизни. Из сословий, получивших высшее образование, всего дольше живут духовные; всего ранее умирают врачи. Далее, благоприятные шансы жизни представляют ученые, юристы, высшие чиновники, гражданские инженеры, преподаватели в университетах и гимназиях. Конечно, при оценке влияний рода занятий на заболеваемость и среднюю продолжительность жизни, нужно иметь в виду различные внешние условия жизни, как, например, средства к жизни, размеры вознаграждения, питание, жилища, образование и т. п. Женщины, особенно ведущие сидячий образ жизни, заболевают чаще мужчин. Легкая работа в закрытом, плохо вентилируемом помещении связана с гораздо большею смертностью, чем тяжелый труд на открытом воздухе, так как занятия первого рода часто связываются с болезнями органов дыхания, с работою в пыли, при высокой температуре, с сидячим или стоячим положением. У лиц, живущих умственным трудом, чрезвычайно часты первные заболевания. Точно также М. статистике до некоторой степени удалось проследить связь заболеваемости и смертности с социальными условиями: богатством, бедностыо . Приведенными примерами статистики профессии по отношению к заболеваемости и смертности определяется все практическое значение М. статистики. Статистические исследования, определяя связь отдельных фактов с известными явлениями, указывают, куда и как направить специальные исследования. Что касается М. географии и важнейшего отдела ее, географической патологии, то об отдельных болезнях говорится при описании их. Объяснение указываемых ею фактов находится в тесной связи с успехами других наук. Так., напр., многие наблюдения, взятые из различных эпидемий холеры, казались случайными, необъяснимыми, пока бактериологическое изучение свойств холерных микробов не дало вполне удовлетворительного решения этим загадкам. Только благодаря М. географии удалось определить связь между зобом, кретинизмом и высотой местности. Таким образом и М. география констатированием отдельных явлений также дает исследователям указания путей дальнейших работ относительно причин самых разнообразных страданий.

56
{"b":"4762","o":1}