ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В последние 30 лет М. все менее и менее довольствуется средними величинами и вообще эмпирическими исследованиями, и все более старается проникнуть в сущность явлений, применяя к ним законы физики (особенно учения о теплоте) и механики. Так, все современное учение об изменениях температуры в восходящих и нисходящих движениях воздуха основано на применении законов термодинамики, причем оказалось, что, несмотря на чрезвычайную сложность явлений, в некоторых случаях получаются результаты, очень сходные с теоретическими. Особенно велики в этом вопросе заслуги Ганна. Все современное учение о движении воздуха основано на применении учении механики, причем метеорологам пришлось самостоятельно разработать законы механики в применении к условиям земного шара. Всего более в этой области сделал Феррель. Точно также и в вопросах о лучеиспускании солнца, земли и воздуха, особенно в первом, сделано в последние годы очень много, и если наиболее важные работы сделаны физиками и астрофизиками (упомянем особенно о Ланглее), то эти ученые были знакомы с современными требованиями М., весьма ясно выраженными и многими метеорологами, а последние, помимо того, старались возможно быстро воспользоваться достигнутыми результатами, вырабатывая при этом простые способы наблюдения, доступные большому кругу лиц, так что теперь актинометрия все более становится необходимой частью М. Выше было упомянуто о том, что метеорология до сих пор изучала главным образом нижние слои воздуха оттого, что явления здесь легче доступны для изучения, и притом имеют большую важность для практической жизни. Но метеорологи уже давно стремятся исследовать слои воздуха, отдаленные от массы земной поверхности. На высоких отдаленных горах воздух соприкасается с весьма малой частью земной поверхности и притом он находится обыкновенно в таком быстром движении, что цель до некоторой степени достигается устройством горных метеорологических обсерваторий. Они существуют в нескольких странах Европы и Америки (впереди других стран в этом деле стоит Франция) и несомненно оказали и еще окажут большие услуги М. Вскоре по изобретении воздушных шаров ученые задались целью посредством их исследовать слои воздуха, очень удаленные от земной поверхности и очень разряженные, и уже в начале XIX столетия Гей-Люссак предпринимал полеты с научной целью. Но долгое время недостатки техники воздухоплавания и недостаточная чувствительность метеорологических инструментов мешали успехам дела, и лишь с 1893 г., почти одновременно во Франции и Германии, были пущены на огромную высоту (до 18000 м) шары без людей, с самопишущими инструментами. В России это дело также сделало большие успехи, и теперь во Франции, Германии и России предпринимаются одновременные полеты, очень важные в данном деле. Долгое время после того как М. стала наукой, как начались правильные наблюдения и обобщения, связь между наукой и практикой долго была крайне слаба или даже совсем не существовала. В последние 35 лет это существенно изменилось и синоптическая или практическая М. получила большое развитие. Она имеет целью не только изучение явлений погоды, но и предвидение или предсказание погоды. Дело началось с более простых явлений, то есть предсказания бурь, для целей мореплавания. в чем уже достигнуты значительные успехи. В настоящее время М. стремится к тому же в интересах сельского хозяйства, но эта задача несомненно сложнее, как по характеру явлений, предсказание которых особенно желательно, то есть осадков, так и по разбросанности хозяйств, трудности предупредить их о вероятном наступлении той или другой погоды. Впрочем, задачи сельскохозяйственной М. далеко не исчерпываются предсказанием погоды в интересах сельского хозяйства; подробное климатологическое изучение всех М. элементов, важных для сельского хозяйства, стоит на первом плане. Сельскохозяйственная М. только что возникает и получила особенное значение в двух обширных земледельческих государствах, России и Соединенных Штатах. Выше было указано на различия методов двух наук, столь близких между собою, как физика и М. По преобладанию наблюдения М. сближается с астрономией. Но тем не менее различие очень велико не только в объекте исследования, но и в другом. Все наблюдения, необходимые для астрономии, могут быть сделаны в нескольких десятках пунктов, целесообразно расположенных на земном шаре; эти наблюдения требуют только людей с большими знаниями и вполне овладевших довольно сложной техникой дела. Иное дело метеорология. Несколько десятков обсерваторий, расположенных самым целесообразным образом по земному шару, с наилучшими наблюдателями и инструментами, все-таки будут далеко не достаточны для изучения очень многих метеорологических явлений. Последние так сложны, так изменчивы в пространстве и во времени, что непременно требуют очень большого количества пунктов наблюдений. Так как было бы немыслимо снабдить десятки и сотни тысяч станций сложными и дорогими инструментами, и еще менее возможно приискать такое число наблюдателей, стоящих на высоте науки и техники, то М. приходится довольствоваться и менее совершенными наблюдениями и прибегают к содействию широкого круга лиц, не получивших специального образования, но интересующихся явлениями климата и погоды, и выработать для них возможно простые и дешевые инструменты и способы наблюдений. Во многих случаях даже наблюдения ведутся без инструментов. Поэтому ни одна наука так не нуждается в талантливых популярных книгах и статьях, как М. В настоящее время не имеется полного курса метеорологии, соответствующего современному состоянию науки: единственные два полные курса Kamtz, «Lehrbuch d. М.» (1833) и Schmid, «Lehrbuch der М.» (1860) уже значительно устарели во многих частях. Из менее полных руководств, обнимающих все части науки, укажем на von Bebber, «Lebrbuch der М.»; Лачинов, «Основы М.». Гораздо короче и популярнее известный курс Mohn, «Grundzuge der М.»; здесь главное внимание обращено на явления погоды, имеется русский перевод с 1 немецкого издания: «М. или наука о погоде». Совершенно самостоятельная книга о погоде: Abercromby, «Weather» (есть нем. перев.), систематическое руководство по учению о погоде von Bebber: «Handbuch der aus?benden Witterungskunde». Книга Поморцева, «Синоптическая М.», по своему характеру стоит посередине выше упомянутых. По динамической М. Sprung, «Lebrbuch der М.». По климатологии Наnn: «Handbuch der Klimatologie»; Воейков, «Климаты земного шара». По сельскохозяйственной М. Houdaille, «Meteorologie agricole», по лесной Hornberger: «Grundriss der М.». Совершенно популярные, очень краткие курсы «Houzeau et Lancaster Meteorologie»; Skott, «Elementary М.». Сборники наблюдений и периодические издания.

А. В.

Метисы

Метисы — люди смешанной крови, дети белых и индейцев или белых и негров. По определению Катрфажа, вся «раса полинезийская есть не только смешанная, но даже метисская раса». Животные, происшедшие от смешения однородных животных, но разного племени, называются в просторечии ублюдками, но иногда также и метисами.

Метод

Метод — специальный путь исследования какого-либо предмета. Обыкновенно принимают два основных М. — аналитический (разлагающий исследуемый предмет на простейшие части) и синтетический (соединяющий отдельные элементы в одно целое). Такое словоупотребление, однако, неточно: анализ и синтез скорее следует признать необходимыми приемами мысли, чем М. Всякое мышление, научное и ненаучное, всегда идет или путем аналитическим, или синтетическим, т. е. путем сложения или разложения. М. следует называть такое видоизменение аналитического или синтетического мышления, которое специально приноровлено к известному объекту. Характер М. может зависеть от условий субъективных и объективных. Основные субъективные условия у всех людей одни и те же, т. е. законы мысли, приемы мысли (анализ и синтез) и формы мысли (определение и разделение понятий, выведение заключений из суждений). Разница между субъектами по отношению к приемам и формам мышления замечается лишь в умении применять их и пользоваться ими; в этом отношении люди бывают талантливыми, гениальными, глупыми и т. д. В гораздо большей мере М. зависит от объективных условий. Подобно тому, как инструмент должен соответствовать той цели, ради которой он сделан, так и М. должен сообразоваться с тем объектом, к которому он применяется. В этом отношении самую резкую разницу представляют явления внешнего мира от явлений внутреннего мира. Первые познаются нами путем восприятия, которое, если оно производится с определенной познавательной целью, называется наблюдением и опытом (экспериментом), причем опыт представляет собой лишь вид наблюдения, в котором мы произвольно видоизменяем некоторые из условий возникновения явлений, в видах более точного их исследования. Внутренние явления первоначально познаются лишь самонаблюдением, данные самонаблюдения могут быть, благодаря символическому толкованию, применяемы и к некоторым областям внешнего миpa (напр. мимика служит показателем внутренних состояний). Наблюдению и его видам — эксперименту и самонаблюдению — противоположны общие приемы и формы мысли, которые применяются в областях знания, имеющих дело с условиями реального бытия (пространство, время, движение), а не с самым реальным бытием. В математике наблюдение и его виды не имеют вовсе применения; в ней господствуют чистые приемы и формы мышления. Иных основных М., кроме перечисленных общих приемов мысли и М. дедуктивного (т. е. определение и разделение понятий в выводе заключений) и индуктивного (т. е. наблюдение и его виды), не существует; но как дедукция, так и индукция может принимать весьма разнообразные формы, в зависимости от материала. Этим объясняется часто встречающееся неправильное употребление слова М.; напр., говорят об историческом, догматическом, этнографическом М., имея в виду то видоизменение индукции и дедукции, которое происходит в зависимости от применения их к истории, к положительному богословию, к правоведению, к этнографии. Если говорят о гипотетическом М., то и в этом случае допускают некоторую неточность; гипотетический М. не представляет собой особого М., а есть видоизменение индукции, в зависимости от недостаточного количества знаний, не допускающих вполне точного вывода. Следует заметить еще, что наблюдение невозможно без участия общих приемов и дедуктивных способов мышления. Ср. Вундт, «Логика»; Милль, «Система логики»; Клод Бернар, «Введение в изучение экспериментальной медицины»; Дж. Гершель, «Об исследовании природы».

83
{"b":"4762","o":1}