ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И. Р.

Мидас

Мидас (MidaV) — имя многих фригийских царей. Первый М. был сын Гордия и Кибелы, культ которой был очень развит в Пессинунте. С именем его связаны рассказы о роковом даре, в силу которого все, к чему он прикасался, обращалось в золото, и об ослиных ушах, которыми наделил его Аполлон, разгневанный тем, что при состязании его с Паном (или Марсием) М. отдал последнему предпочтение перед богом.

Миддендорф Александр Федорович

Миддендорф (Александр Федорович) — изв. русский естествоиспытатель, сын лифляндского помещика (1815 — 94). Род. в Петербурге, учился в 3-й гимн. и педагогическом ин-те., в 1832 г. поступил в дерптский (ныне юрьевский) унив. и в 1837 г. после защиты диссертации «Quaedam de bronchorum polypis, morbi casu observato Illustratа»(Дерит, 1837) получил степень доктора медицины. Посетил затем унив. Берлина, Эрлангена, Вены и Бреславля. В 1839 г. был назначен адъюнктом при кафедре зоологии в университете св. Владимира, в 1840 г. участвовал в экспедиции Бэра в Лапландию и собрал материал по орнитологии и малакологии, а также по геологии Лапландии; в 1841 г. утвержден экстраординарным проф. но в 1843 — 44 гг. совершил, по поручению академии наук, путешествие в Сибирь. По возвращении принялся за разработку собранных коллекций, в 1850 г. избран ординарн. академиком, в 1855 г. непременным секретарем академии. Расстроенное, вследствие сибирской экспедиции, здоровье заставило М. в 1857 г. поселиться в своем имении в Лифляндии. М. принимал деятельное участие в трудах Имп. вольн. эконом. общ. и состоял его президентом с 1859 по 1860 г., когда, по болезни, был вынужден отказаться от этого звания. М. принимал также участие в деятельности географического общества и был одно время его вице-президентом. В 1867 г. М. сопровождал в путешествии по России вел. князя Алексея Александровича, в 1869 г. Владимира Александровича, в 1870 г. Алексея Александровича в путешествии по Белому морю и на Новую Землю, при чем произвел важные наблюдения относительно Гольфстрима к В. от Нордкапа. Миддендорфу принадлежит ряд ценных исследований по русской фауне современной и ископаемой, по географии, особенно физической; сюда относятся между прочим его исследования: «Der Golfstrom Ostwarts vom Nordkap» в Peterman's «Geographische Mittheilungen» (1871, № 1), также в «Бюллетенях», т. XV и «Зап. Акд. Наук» (т. XIX, книга 1). Главные труды М., кроме упомянутых исследований над Гольфстримом, следующие: «Bericht uber die ornithologischen Elgebnisse der naturhist. Reisen in Lappland wahrend d. Sommers 1840» (Baer und Helmersen, «Beitrage z. Kenntniss des Russischen Reiches», Bd. VIII), «Reise in den aussersten Norden und Osten Sibiriens wabrend d. J. 1843 — 44» («Mem. de l'Ac. d. Sciences», 1847; из исследований, вошедших в состав этого труда М. принадлежали отделы: том 1: «Ein leitung», «Geothermie», «Fossile Holzer»; «Fossile Fische», «Beschreibung des Horizontal bohrs»; том II: «Mollusken», «Wirbelthiere»; том VI «Einletung», «Geographie und Hydrographie», «Orographie und Geognosie», «Klima», «Gewachse», «DieThierweIt») и этот же труд па русском языке «Путешествие на Север и Восток Сибири» (2 ч., СПб., 1860 — 69), «Die Baraba» («Mem. de l'Acad. Imp. des Sciences de St. Pel.» 1870) и на русском яз. (прилож. к XIX т. «Запис. Акд. Наук», 1871); «Einblicke in das Ferghana Tbal» («Mem. de l'Acad. etc.», VII serie т. XXIX, № l, 1881).

Н. КН.

М. занимался сельским хозяйством, принимал большое участие в устройстве сельскохозяйственных выставок; преимущественно же он интересовался заменой в Прибалтийском крае местного маломолочного скота породой наиболее выгодной и лучше оплачивающей корм. Из многих изученных им практически, пород европейского скота М. остановился на породе гомитинской и на скрещивании ее с местным скотом. Чтобы поставить дело на твердую почву, по инициативе М. лифляндские хозяева завели в последние годы студбук, в которую вписываются животные, по приговору особой браковочной комиссии; в книгу эту до сих пор включено около 1000 штук; думают, что их студбук и положит основание породе, которую им желательно образовать с однообразием по внешности и с постоянством в передаче внешних и внутренних качеств. Министерство государственн. имуществ поставило М. во главе особой экспедиции (1883), задачей которой было исследовать современное состояние скотоводства в России. М., разделив занятия между пятью молодыми зоотехниками, начал исследование с северной окраины России, с Пермской губ., приближаясь постепенно к центральной полосе. Благодаря этой работе русские хозяева получили впервые два атласа фотографических снимков русских пород, преимущественно северных губерний, и два больших выпусков описаний. К сожалению, М. на второй год по открытию экспедиции тяжко заболел и не мог более продолжать своей полезной деятельности. Из практической деятельности М. по части сельского хозяйства можно указать еще на то, что он, кроме благоустройства двух своих обширных имений близ Юрьева и Пернова, много лет состоял во главе обширного хозяйства в известной Карловке Полтавской губ., принадлежавшем вел. кн. Елене Павловне. Не менее известен М. как ипполог, почему еще в 50 х гг. ему было поручено ближе познакомить с иппологией как кавалеристов, так и артиллеристов. Он принимал участие в устройстве наших государственных конных заводов. В «Журнале Коннозаводства» Миддендорфу принадлежат статьи по иппологии: «По вопросу об определении чистопородности орловской лошади» (1865), «О подборе производителей» (1806) и мн. др.

А. Советов.

Мидия

Мидия — зап. часть Ирана, к В. от Загра и к С. от Сузианы. До Каспийского моря М. не достигала, будучи отделена от него племенами кадусеев, амардов и др. Страна делилась на собственную или Великую М. (теперь Иракаджеми) и Атропатену (Азербайджан). Жители, арийцы, распадались, по Геродоту, на 6 племен. Страна гористая и холодная, но богата плодородными долинами; славилась лошадьми, солью и смарагдами. Главная р. Амард (Сефидруд). Источники сведений о М. — летописи ассирийских и надписи вавилонских царей (Набонида), Библия и классики, особенно Геродот, Бероз, Страбон и Ктесия. Если исключить основанное на недоразумении известие Бероза о покорении Мидией Вавилона в III тысячелетии до Р. Хр. и основании там мидийской династии, то первые достоверные известия о Мидии относятся к IX в. до Р. Хр. Ассирийский царь Рамманнирари III упоминает в своих надписях, в числе покоренных народов, Мадаи. Полудикие горцы и номады впервые пришли тогда в соприкосновение с культурным миром; царствование Рамманнирари и его матери (?), вавилонской царевны Саммурамат, навсегда оставило следы в их воспоминаниях; оно было окружено ореолом чудесных легенд, и Саммурамат превратилась в основательницу царства и культуры Семирамиду, рассказы о которой Ктесия, очевидно, заимствовал из мидийских источников. Тиглатпалассар III (745 — 727) говорит о получении им дани с мидийских князей «до горы Бикни» (вероятно — Демавенда), восточного предела его царства, Затем из 4-й кн. Царств (17, 6) мы узнаем, что в горах М. были поселены Салманассаром израильские пленники. Чтобы удерживать М. в повиновении, Саргон (722 — 704) выстроил крепость Карг-Саргон. Но ассирийским царям было вообще трудно справляться с М. «Отдаленные» — постоянный эпитет мидян в ассирийских летописях, не смотря на то, что они жили почти рядом с Ассирией и гораздо ближе Палестины и Египта; это объясняется недоступностью горной страны. Храбрость жителей стяжала им эпитет «могучие»; вообще ассирийцы, кажется, видели в них опасного соперника. Уже Саргону пришлось не раз усмирять восстания в М.; походы туда продолжались и при Синахерибе и Ассаргаддоне. При последнем ассирийское владычество сделало, кажется, новые успехи; к нему являлись мидийские князя и просили его защиты против враждебных единоплеменников; это дало повод к вмешательству Ассирии во внутренние дела М. Ассурбанипале в начале царствования упоминает о подавлении восстания мидийских вождей, но во время всеобщего восстания и войны с Шамашшумукином М. удалось, кажется, освободиться; по крайней мере, о ней больше не слышно в ассирийсиких источниках. История самостоятельного мидийского государства изложена у Геродота, по-видимому, довольно близко к истине. Объединение разрозненных племен и деревень приписывается Дейоку, равно как и основание Экбатаны и введение парской власти (в начале VII в.). Это обуславливалось, вероятно, необходимостью организованного отпора ассирийским завоеваниям. По Геродоту, царство существовало 160 лет, при 4 царях; Ктесия же приводить их 10. При преемнике Дейока, Фраорте (Фравартис), М. вступила на путь завоеваний: была покорена Персия и даже осаждена Ниневия, но на этот раз неудачно, и Фраорт погиб. Преемник его Киаксар (Хувахшатара, 634 — 585) был наиболее могущественным и популярным мидийским царем; при нем М. была первой страной Азии. Он упорядочил войско и опять пошел на Ниневию, но и на этот раз она была спасена, благодаря нашествию скифов из нынешней южной России, через вост. часть Кавказа; они завладели М. и Киаксар отделался от них лишь через 28 лет, перебив на пиру их вождей. Теперь, наконец, пала Ниневия, под ударами мидян и их союзников халдеев, царь которых, Набопалассар, женил своего сына Навуходоносора на дочери Шаксара. Победители поделили наследство: Ю. достался халдеям, С. с Ассирией, Арменией, Киликией и Каппадокией до р. Галис — мидянам. Вся эта область с этих пор стала называться М. в широком смысле; Ксенофонт уже не помнит об ассирийцах и все развалины древних городов приписывает мидянам, которые, по его мнению; были первоначальными обитателями страны. Желание распространить владычество свое за Галис вовлекло Kиакcapa в войну с Адлиатом лидийским; она длилась пять лет, до 585 г. и окончилась миром, при посредничестве Сиеннесия киликийского и Навуходоносора. В том же году умер Kиаксаром и на престол вступил Aстиаг. О нем долго ничего не было известно, кроме печальной судьбы его: при нем мидийское царство заменено персидским, в лице Кира. Клинообразные надписи Набонида пролили новый свет на это событие. Если полагаться на точность выражений надписей, то с Шаксаром кончилась национальная династия и снова водворилось господство скифов. Но оно длилось недолго; надпись продолжает: «Мардук сказал мне: Умманманда (царь скифов) и цари, его союзники, не существуют больше: в 3-й год боги положили им конец. Кир, царь Ансана, его незначительный вассал, рассыпал со своими малочисленными войсками полчища Умманманды». По известию Вавилонской клинообразной хроники, против Acтиага восстали приближенные люди и выдали его Киру, который явился в Экбатану и взял оттуда богатую добычу (550 г.). Во время всеобщего восстания провинций против Дария, в Мидии также явился претендент, некто Фраорт, назвавшийся потомком Kиакcapa и привлекший на свою сторону парфян и гирканов. После неудачных попыток царских полководцев, Дарий сам разбил его при Кудуре (Кирманшах), а после Новой битвы, у Раг, он был взят в плен и казнен. При Дарии М. вошла в состав 2-й персидской сатрапии, платившей 500 талантов. Здесь, на пути из Вавилона к Каспийским воротам, паслось 50000 царских коней. Персы заимствовали от мидян многие элементы культуры, так что впоследствии трудно было различить, что принадлежит собственно им. Страбон считает персидскую одежду мидийской, так как тюрбаны, войлочные шляпы, хитоны с рукавами и обувь годились скорее для холодного горного севера. Александр Вел. отдал М. Пармениону; после его смерти здесь водворился Пифон. Экбатана продолжала быть летней столицей. Сделавшись, затем, частью монархии Селевкидов, М. в 152 г. отнята у ее парфянами, хотя Атропатена, удачно противившаяся македонскому завоеванию, и при парфянах была почти независима. В последний раз М. играла самостоятельную роль в конце 1 в. до Р. Хр. : Антоний воевал с эфемерным царем М., Артавасдом. Римлянам принадлежала только Атропатена, которая и носила у них имя М.; остальная часть оставалась во власти парфян. С этих пор имя Мидия существует только как географический термин (ново персид. Мai?) О мидийской культуре нам очень мало известно, так как до сих пор не производилось в М. систематических раскопок. Несомненна ее тесная связь с ассиро-вавилонской; Геродотово описание Экбатаны указывает на развитие астрологии и поклонения светилам, но вообще о религии М. мы ничего не знаем, если не считать признаваемой многими учеными связи между одним из мидийск. племен, магами, и коллегией жрецов этого имени — связи, делающей из М. родину магии. Страбон говорит о распространенном в М. многоженстве. М. пользовалась в древности большой славой; имя ее пережило ее политическое существование и у греков часто отождествлялось с именем Персии. При Селевкидах началась эллинизация М. Раги переименованы в Еврон; выстроены Лаодикея, Анамея, Ираклея. Парфяне переименовали Раги в Арсакий. Ср. Spiegel, «Eranische Alterthumskunde» (Лпц., 1873); Noldeke, «Aufsatze zur Persischen Geschichte» (Лпц., 1887); Justi, «Geschichte des alten Persiens» (сб. Онкена); Lenormant, «Sur la monarchie des Medes» (1871); Delattre, «Le peuple et l'empire des Medes» (Брюссель, 1883); Winckler, «Zur medischen und altpersisehen Geschichte»(«Untersuchungen», ' 1889); его же, «Die Meder und d. Fall Ninives» («Forschungen», 1894); Robion, «L'etat religieux de la Grece et d'Orient au Siecle d'Alexandre. II. Les regions Syro-Babylonennoes et l'Eran» (П., 1895).

89
{"b":"4762","o":1}