ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вл. С.

Оракул

Оракул (лат. oraculum) — в древности одно из средств, с помощью которых человек старался вступать в непосредственное общение с божеством. Изречения О. считались откровениями божества; они получались вопрошающими в определенном месте, через известных посредников, большею частью жрецов данного божества, являвшихся и истолкователями полученного откровения. Все О. могут быть подведены под три категории: предсказания получались или в виде сентенций, или в виде символов, или в виде сновидений. В знаменитейшем из всех О. — дельфийском — одуряющие пары, выходившие из расщелины скалы, приводили пророчицу в состояние ясновидения; в Додоне о воле божества судили по движениям листьев на священном дубе, по звукам, исходившим от металлических сосудов, по журчанью священного источника, в Делосе следили за шелестом лавра. в О. Зевса Аммонского в Ливии — за известными явлениями на изображении божества, составленном из драгоценных каменьев; в Риме, по повелению сената и в присутствии магистрата, раскрывали сивиллины книги. Трудно судить, насколько сами жрецы убеждены были в истинности откровений; во всяком случае усматривает в О. один лишь сознательный обман со стороны жрецов было бы суждением односторонним и лишенным исторической перспективы. Даже туманная форма ответов, особенно характерная для дельфийского О., сама по себе не свидетельствует о сознательном обмане, хотя нельзя отрицать, что жрецы часто обеспечивали свою непогрешимость двусмысленностью ответов, подходящих для любого случая. Возникновением О. данное место было обязано или благодетельному источнику, с которым греческая мысль обыкновенно связывала близость божества, или явлением природы (пары из горячего источника и т. п.), вызывавшим состояние экзальтации. Возникали О. и в местностях, где. покоились останки какого-нибудь знаменитого ясновидца. В последнем случае вопрошающие обыкновенно лично подвергались одухотворяющему действию божества; так напр., в О. Амфиарая вопрошающий, после трехдневного воздержания от вина и однодневного поста, должен был заснуть в храме, чтобы ему в сновидении открылась воля божества. Назначение О. состояло не в том только, чтобы раскрывать будущее, но и в том, чтобы от имени божества руководить жизнью народа в тех исключительных случаях, когда человеческая мудрость оказывалась несостоятельной. К О. прибегали и государственные люди, когда их личный авторитет оказывался недостаточным для проведения той или другой меры. Для известных периодов греческой истории О. получают, поэтому, значение политических институтов. О., совета которых испрашивали во всех важных начинаниях, много содействовали поддержанию среди разрозненных греков сознания национального единства и осуществлению общегреческих предприятий. Они покровительствовали сельскохозяйственной культуре, колонизации новых земель и т. п. Древнейшим из всех О. считался О. в Мероэ, в Египте, а за ним непосредственно следовали О. в египетских Фивах и О. Зевса Аммонского. В Греции величайшим авторитетом пользовался О. в Додоне, позднее — О. в Дельфах. Кроме того Зевс имел своих О. еще в Элиде, Пизе и на Крите, Аполлон — в Кларосе близ Колофона и на Делосе. О. Бранхидов в Милете посвящен был Аполлону и Артемиде. О. героев были О. Амфиарая в Оропосе, О. Трифония и Геракла — в Буре, в Ахайе. О. с вызыванием духов усопших существовали в Гераклее Понтийской и на Авернском озере. К О. должны быть причислены и изречения так наз. сивилл, особенно эритрейских и (в Италии) кумейских. У римлян существовали О. Фавна и Фортуны в Пренесте, О. Паликов; но они охотно обращались и к греческим, и к египетским О. В Греции О. потеряли свое значение лишь после полного падения свободы и независимости греков, но и затем, лишенные всякого авторитета, они влачили свое существование до царствования Феодосия, когда окончательно были закрыты. Ср. F. A. Wolf «Vermichhte Schriften»(Гале, 1802), Wirkemann «De variis oraculorum generibus» (Марб., 1835); Dohler, «Die Orakel» (Б.,1872); Karapanos, «Dodone et ses ruines» (П.,1878); Hendess, «Oracula graeca» (Галле,1877); Bouche-Leclercq, «Histoire de la divination dans lantiquite» (П.,1879-91); Buresch, «Klaros» (Лпц., 1889); Diels, «Sibyllinische Blatter» (Б.,1890).

Орангутан

Орангутан, оранг, маясь или меясь туземцев (Simia satyrus L.), неправильно называемый орангутангом — крупная человекообразная обезьяна Азии, по всей вероятности единственный представитель рода Simia. Отличительные признаки рода: череп вытянутый на макушке кверху, массивное тело и конечности, передние конечности достающие до ступней, присутствие в запястье центральной кости (os centrale), очень маленький большой палец задних конечностей, 12 грудных и 4 поясничных позвонка, отсутствие мозолистых утолщений на ягодицах. Взрослый самец достигает вышины в 1,35 м., при расстоянии между концами распростертых рук в 2,4 м. и обхвате тела до 1,15 м. Голова сильно вытянута кверху на макушке, губы толстые, вздутые и сильно выдающиеся вперед, нос совершенно плоский, глаза и уши маленькие и похожие на человеческие; по бокам лица у старых самцов большие кожные складки, Передние конечности очень длинные, достающие до ступней, большой палец на них короток (не достает до конца пястной кости указательного пальца); задние конечности сравнительно очень короткие, большой палец на них очень мал (достает лишь до середины первой фаланги ближайшего пальца, лишен часто не только ногтя, но и последней фаланги. Шерсть длинная, жесткая, рыже-бурая, редкая; она особенно редка на нижней стороне тела, несколько гуще на боках. На голове и предплечьях она направлена вверх, на остальных частях — внизу самца на лице значительно развита борода; лицо и ладони голые, грудь и тыльная сторона пальцев почти голы; голые части синеватого или сероватого цвета. Самцы отличаются от самок большим ростом, бородой и кожными наростами по сторонам лица. Череп О. отличается значительно развитой короткой черепной коробкой; сагиттальный гребень сильно развит и выпукл; бровные дуги развиты умеренно и не выдаются так сильно, как у гориллы. Клыки у самцов велики, коренные отличаются сложным строением бугорков и многочисленными складками на жевательной поверхности. Присутствие в запястьи центральной кости сближает О. с гиббонами и низшими обезьянами и отличает от гориллы, шимпанзе и человека. Полушария большого мозга снабжены сильно развитыми извилинами и мозг О. вообще более походит на мозг человека, чем мозг других обезьян. Гортань замечательна тем, что желудочки ее дают большие боковые выросты, которые у взрослого О. достигают громадного развития и соединяются между собой перед дыхательным горлом, образуя большой мешок. О. живут на Суматре и Борнео; на последнем острове они многочисленные. Они держатся исключительно в обширных непрерывных лесах, растущих на болотистых низменностях и почти никогда не спускаются на землю, переходя с дерева на дерево по ветвям. При ходьбе О. опирается на сжатые кулаки передних конечностей и наружные края ступни задних; на одних задних он не ходит и может сделать разве несколько шагов. Пища О. состоит из плодов различных деревьев, а также листьев, почек и молодых побегов, вообще пища — исключительно растительная. Для ночлега он устраивает на деревьях из сучьев плоские гнезда. Животное это весьма безобидное, хотя доведенное до крайности может сильно защищаться. Туземцы считают О. очень сильным животным, с которым не может бороться никакое другое. Название орангутан значит — лесной человек. Обезьяны эти легко приручаются, но в европейских зоологических садах плохо переносят климат, вялы и скоро погибают.

Н. Книпович.

Орарь

Орарь (vrarion ) — принадлежность облачения иподиакона, диакона и архидиакона, род длинной ленты, которую первый носит крестообразно через плечи, второй — на левом плече, а за литургией, после «Отче наш» третий крестообразно опоясуется на левом плече, имея концы его соединенными под правой рукой. Лишь в Воскресенском («Новый Иерусалим») монастыре дьякон носит О. по подобию архидьякона, как это практикуется в Иерусалиме. — Первоначально, в древней церкви, О. был плат, надевавшийся на плечи и служивший принадлежностью всех христиан во время молитвы, как подражание еврейскому обычаю пользоваться во время молитвы покрывалом; это доказывается сличением изображения Захарии, отца Предтечи (в «менологии» Василия), с фресковым изображением ап. Петра и Павла в Риме. Предполагают, что эта именно одежда разумеется в апокалипсисе, когда говорится о старцах, молитвенно простершихся перед Агнцем и имевших на себе ризы белы. В относящихся сюда художественных изображениях в римских катакомбах эта одежда представлена покрывающей не только плечи, но и руки; такой вид имели молящиеся в древности и у язычников (как видно из свидетельств Овидия и Плавта, а также из изображения, в Ватикане, гаваонитских послов, упоминаемых книгой Судей). Неизвестно, когда именно О. сделался облачением исключительно священнослужителей; в этом качестве он упоминается уже у древнейших писателей, под именем то oraium, то stola. Первоначально в мире языческом orarium употреблялся в смысле sudarium, strophium, linteolum, т. е. в смысле ручного платка. Св. Амвросий упоминает об О. в этом же смысле, когда говорит, что христиане его времени клали О. на могилы Гервагия и Протасия, через что эти О. получали целебную силу. Во времена гонений христиане напояли О. кровью мучеников, чтобы эта святыня не оставалась на земле (Понтий, в биографии Киприана). Само слово О., по толкованию Вальсамона и Властаря, происходит от sraw — video, observo — и свидетельствует о том, что лица, имевшие О., были обязаны наблюдать за ходом богослужения и указывать, что должен был делать, в тот или другой момент его, присутствовавший в церкви народ. Другие производят wrarion от vra — хранение, попечение (о душах верующих). Западные археологи, останавливаясь на латин. слове orariumi, производя его от orare — молиться. Четвертый толедский собор, Беда Достопочтенный, Рабан Мавр и др. производят orarium от oro в смысле говорить, проповедывать, предполагая, что О. составлял принадлежность священнослужителей, как церковных учителей.

102
{"b":"4763","o":1}