ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Видоизменение и постепенное усовершенствование 0. шли в тесной связи с развитием образных искусств вообще, самые простые орнаментальные формы мы находим на глиняных сосудах и на орудиях, дошедших до нас от так наз. доисторической эпохи. Это — ломаные прямые линии, образующие зигзаги или взаимно пересекающиеся, волнообразные кривые, извивающиеся полосами, маленькие кружки, спирали и пр. Почти такой же незатейливый О. представляют нам изделия более поздних времен, принадлежащие племенам. еще не вышедшим из состояния дикости. Много общего с ним имеет также орнаментация предметов, открытых при раскопках остатков древней Трои, в Микенах, Тиринее и на о-ве Кипре. Однако, еще в эту младенческую пору искусства делаются попытки вводить в линейный О. фигуры животных, начерченные грубо и сухо, лишь с слабым намеком на действительность, — попытки, благодаря которым мало-помалу развивается животный О. древнейших греческих ваз. У ассирийцев, на ряду с линейным О., употреблялся растительный, господствующими мотивами которого были розетки, распустившиеся и нераспустившиеся цветы, пальмовые ветви, кедровые шишки и пр. Равным образом и египтяне очень любили растительный О., при чем брали для него формы из своей отечественной флоры, преимущественно формы лотоса и других водяных растений; кроме того, в их орнаментистике важную роль играли стилизированные воспроизведения животных, каковы напр. скарабеи, змеи-уреи, ибисы и т. д.; узоры же египетских тканей имели по большой части геометрический характер. Искусство классической Греции, получив элементы О. из Азии, развило их блестящим образом и создало в высшей степени изящный, оригинальный стиль орнаментики, отличающийся строгой систематичностью — стиль, в котором каждый 0. подчиняется украшаемому предмету, соразмеряется с ним, соответствует его характеру, отличается в одном случае простотой, в другом — сложностью. Особенность греческой орнаментики составляют полное стилизирование растительных форм, приведение их к прочно установленному типу и употребление выработанных таким образом мотивов согласно определенным правилам. Главные элементы линейной и растительной орнаментики греков — меандр, пальмета и аканфовый лист. Греческий О. перешел к этрускам и римлянам. Первые внесли в него, вместе со своим народным оттенком, некоторую сухость и грубость; вторые развивали его постепенно, и в эпоху императоров довели до поразительной роскоши. Мотивы архитектурной орнаментации у римлян остались почти совершенно так же, что и у греков, но только разрабатывались с большей пышностью; для украшения же стенных пространств и полов, римляне гораздо обширнее пользовались растительными формами, совсем не стилизируя или мало стилизируя их, и любили включать в композицию фигуры человека и животных. Римские мозаики и декоративные стенные фрески нередко представляют центральное изображение, светло рисующееся на красном, черном, желтом или ином цветном фоне и обрамленное гирляндами цветов и плодов, полосами извивающихся ветвей, или бордюром, в состав которого входят фигурки человека и разных животных, небывалые чудовища, части фантастических зданий, лабиринты и пр. Как на образцы этой роскошной орнаментации можно указать на остатки стенной росписи; уцелевшие в развалинах Помпеи, римских термов, загородных вилл и колумбариев. Христианское декоративное искусство в начале было сколком с языческого, даже пользовалось его эмблемами и символами для выражения идей новой религии; но по перенесении столицы всесветной империи из Рима в Константинополь, образовался в орнаментике, точно так же как и в архитектуре, особый византийский стиль, в котором к унаследованному от греко-римского искусства примешалось много восточного. Характерные черты этого стиля — довольствование лишь геометрическими и растительными мотивами, пристрастие к бьющей в глаза полихромии, стремление производить впечатление блеском золота, серебра и дорогих камней; сильным контрастом ярких красок. Из античных и византийских элементов сложилось декоративное искусство последователей ислама — азиатских и африканских арабов, испанских мавров, персов, турок и племен Средней Азии. Основанием арабского и вообще мусульманского О. служат комбинация кругов, многоугольников, трапеций, треугольников, менисков и других геометрических фигур, с примесью сильно офантазированных растительных мотивов. Поклонники Магомета, при живости своей фантазии, тем усерднее возделывали этот геометрический и растительный О., тем замысловатее изобретали его формы, тем больше увлекались эффектами красок, что религия воспрещала им изображать живые существа. Этому воспрещению не покорялись только персияне О. которых, в начале близкий к арабскому, в конце средних веков подвергся влиянию Индии и Китая. Византийский О. лег также в основание древнерусского, заимствовавшего, кроме того, немало элементов из Центральной Азии и от финских племен, населявших наше отечество; в него проникло также коечто с европейского Запада. От греко-римской орнаментики произошла романская, господствовавшая в Европе с X по XIII стол. Не довольствуясь усвоением античных элементов, которые в ней значительно исказились, она обратилась к прямому наблюдению природы, извлекла из ее новые мотивы и в своих композициях отводила особенно видное место фантастическим фигурам животных. В готическом О., явившемся на смену романского, преобладающее значение получили снова растительные формы, сперва в сильно-фантастической, а потом в натуралистической обработке, которая под конец превратилась в капризную игру вычурностями и пустую забаву. В XV ст. итальянское Возрождение возвратило О. к простоте и благородной стильности долго забытых и заброшенных памятников греко-римского декоративного искусства, которые приобрели теперь значение образцов, единственно достойных подражания. Художники Италии пересадили призванный снова к жизни стиль во Францию и Германию. Первая из этих стран долго следовала ему неуклонно, порой внося в него черты, обусловливаемые национальным вкусом; вторая разрабатывала его более свободно, в натуралистическом духе, с припоминанием готических преданий. Дальнейшее уклонение в сторону натурализма и, вместе с тем, усиленное стремление к роскоши представляет нам орнаментика позднего Возрождения; эпоха стилей барокко и рококо, следовавших один за другим. Гоняясь за пышностью и блеском, О. барокко нередко впадает в неосмысленную обремененность и крайнюю напыщенность, тогда как стиль рококо отличается причудливостью и игривостью форм, не лишенных однако, своеобразной грации. Реакцией против разнузданности этого стиля явилась сперва чопорная и некрасивая орнаментика так наз. париковского стиля, а потом мнимо-близкое, но на самом деле манерное подражание античным образцам, характеризующее стиль первой французской империи. Царство этого стиля окончилось вскоре после падения Наполеона. В орнаментике 1815 — 70 гг. наблюдаются неустойчивость, опутанность принципов, робость и холод. Только после того, как художники, благодаря новейшим успехам образованности и в особенности распространению специальных училищ и изданий, стали, с одной стороны, более внимательны, чем их предшественники, к памятникам своего старинного искусства, а с другой более основательно знакомы с художественными произведениями чужих стран и античного мира, — архитектура и орнаментика вступили на широкий, свободный путь. Стили всех эпох — Возрождения, барокко, рококо, империи, византийский, арабский, романский, готический и пр. применяются к делу, смотря по роду задачи, по большей части уместно, правильно, без примеси элементов, нарушающих их характер, при чем внимание, главным образом, обращается на общий эффект декоративной композиции, основанный столько же на рисунке, сколько и на вкусных сочетаниях красок. Современная орнаментика не гнушается даже, когда это может содействовать упомянутому эффекту, почерпать для себя данные из самородного искусства крайнего Востока-Китая и особенно Япопии, которая с незапамятных времен создала у себя декоративный стиль, нисколько не похожий на все европейские ни по принципам, ни по формам и краскам, но тем не менее чрезвычайно живой и изящный. Ср. С. Semper, «Der Stil in den technischen und tektonischeu Kunsten» (2 изд., Мюнхен, 1879, в 2-х ч.); Jacobsthal, «Grammatik der Ornamente» (2 изд., Берлин, 1879); Owen Jones, «The grammar of ornament» (Лондон, 1856; нем. изд. Лейпциг, 1865); Racinet, «L'Ornement polychrome» (Париж, 1881-87); Lievre, «Les arts decoratifs а toutes les epoques» (Париж, 1873); Ch. Blanc, «Grammaire des arts decoratifs» (Париж, 1882); Kanitz, «Katechismus der Ornamentik» (4 изд., Лейпциг, 1891); Riegl, «Stilfragen, Grundlegungen zu einer Geschichte der Ornamentik» (Бepлин, 1893); H. Mayeux, «La composition decorative» (Париж, 1884), F. S. Meyer, «Systematisch geordnetes Handbuch der Oruamentik» (Лпц. 1895).

110
{"b":"4763","o":1}