ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

I. Тактильные ощущения — чувства прикосновения и давления. Эти формы чувствительности распределены очень неравномерно в различных местах кожи. Наиболее утонченными в этом отношении местами являются кожа лба, виска и предплечья. Здесь ощущаются давления, не превышающие 0,002 гр., тогда как кончики ручных пальцев начинают чувствовать давления не менее как в 0,10 гр., а места покрытые ногтями только в 1 гр. Бликс показал, что тактильные ощущения возникают вследствие раздражения определенных строго ограниченных точек кожи между которыми лежат полоски кожи, вовсе не дающие этих ощущений. На мягких кончиках пальцев этих тактильных точек так много, что между ними не остается индифферрентных полос. Точки эти в местах, покрытых волоска, скопляются в больших количествах у самого места прикрепления волоса; даже фолликулы волос содержат несколько таких тактильных точек. Вот почему различные волоски могут играть роль осязательных органов. Малейшее прикосновение к волоску передается его корню, который своим движением раздражает тактильные точки. Чрезвычайная тактильная чувствительность лба, виска, носа сравнительно с чувствительностью ладонной поверхности кончика ручных пальцев и как раз зависит от присутствия волосков на лбу, виске, носу и полного отсутствия их на ладонной поверхности пальцев. Лучше всего можно обнаружить эту тактильную роль волосков, покрывающих кожу след. любопытным опытом: если водить слегка конным волосом или бородкой пера по поверхности человеческой кожи, то там, где кожа покрыта волосками, напр. на щеках, на лбу, на тыльной поверхности рук, это раздражение ощущается очень ясно и даже сильно, тогда как места, лишенные волосков, напр. ладонная поверхность кончиков ручных пальцев, не смотря на богатство ее тактильными точками, совершенно тупа к этой форме раздражения т. е. к легкому касанию до нее волоском. У многих млекопитающих осязательные усики играют очень важную роль в О. Благодаря этим же осязательным волоскам крыльев, ослепленные летучие мыши могут летать свободно в комнате, обходя всякие препятствия, даже натянутые во всех направлениях нити (Спалланцани). Так как осязательные ощущения возникают только при раздражении чувствующей поверхности кожи, а раздражение обнаженного нервного ствола напр. лучевого или локтевого не дает ничего подобного, а вызывает или боль, или чувство беганья мурашек, относимые нами к периферии нерва, то О. является специфической функцией определенных только нервных окончаний в коже. Одним из условий возникновения чувства О. это то, чтобы касающееся или давящее тело было приложено к ограниченному месту поверхности кожи; давление же однородное и распространенное на широкую поверхность не ощущается как таковое и сознается нами только на границе, отделяющей свободную поверхность кожи от сдавленной. Так, рука, опущенная в ртутную ванну, ощущает давление ртути, только на уровне кольца, соответствующего поверхности ртути. То же приблизительно ощущает человек, погрузившейся в водяную ванну — после некоторого промежутка он ощущает прикосновение воды только на границе ее свободной поверхности. Осязательные ощущения и ощущения давления оставляют след, длящейся некоторое время и по удалении раздражающего тела, и след этот, что касается чувства давления, тем продолжительнее, чем сильнее было давление. Слабые же давления оставляют короткий след, что видно напр. из того, что касания вращающегося зубчатого колеса до мякоти ручных пальцев или колебания струны, дотрагивающейся до пальцев, перестают различаться отдельно О. лишь тогда, когда достигают скорости 1500 касаний в сек. Тактильные ощущения достигают своего максимума очень быстро после своего начала, а затем постепенно ослабевают. Чем внезапнее увеличивается давление, тем сильнее получаемое ощущение, а крайне постепенное нарастание давления может достигнуть высоких степеней без вызова какого-либо ощущения. Вообще О. усиливается на любом месте вследствие контраста с соседними площадями кожи, не подвергающимися давлению. Чувство О. очень склонно к притуплению и длительное, однообразное тактильное раздражение одного и того же участка кожи под конец перестает различаться нами. Для определения чувствительности к прикосновению и к давлению прибегают к особым аппаратам: барэстезиаметру Эйленбурга, эстезиаметрической игле Бони и к пульсирующей эластической трубке Гольца. Вообще доказано, что кожей ладонной поверхности кончика ручных пальцев можно различать давления двух тяжестей, относящихся между собой как 9 к 10. Кожа представляет «осязательное поле», состоящее из отдельных тактильных площадей, подобно тому, как зрительное поле состоит из зрительных площадей или единиц. И в осязательном поле мы легко учимся различать два соседних тактильных впечатления и, комбинируя как одновременные, так и последовательные впечатления, производимые одним и тем же предметом или несколькими, мы составляем себе представление о величине предмета, форме, свойствах поверхности, отдалении различных точек предмета или двух различных предметов между собой и т. д. Следов. О., подобно зрению, доставляет нам элементы для суждения главным образом о пространственных отношениях между предметами, для образования пространственных представлений, и вот почему между О. и зрением существуют компенсаторные отношения, т. е. почему у слепых в высокой степени бывает развито О. Способность пространственных определений кожей находится в прямой зависимости от степени ее осязательной чувствительности, т. е. от богатства ее отдельными осязательными площадями, действующими в качестве единиц, доставляющих изолированные осязательные ощущения. В этом отношении различные участки кожи резко отличаются между собой. Одни участки бедны осязательными площадями и последние очень отдалены друг от друга, как это наблюдается на спине, затылке, бедрах и плечах; другие же, напротив, очень богаты ими, как это видим на ладонной поверхности третьей фаланги ручных пальцев и др. Лучшим способом определения остроты О. может служить способность различения двух одновременных прикосновений к коже, напр. двумя ножками циркуля Вебера: при помощи последнего определяется минимум расстояния между его ножками, при котором получаемые ощущения локализируются еще в соответственные две точки, а не сливаются в одно ощущение. Вот таблица Вебера, дающая в миллиметрах для различных участков кожи этот минимум расстояния.

Ладонная поверхность последней фаланги пальцев........ 2,2 мм.

Ладонная поверхность второй фаланги пальцев........... 4,4 мм.

Кончик носа...................6,6 мм.

Белая часть губ........8,8 мм.

Тыльная поверхность второй фаланги пальцев............11,1 мм.

Кожа над скуловой костью....15,4 мм.

Тыльная поверхность ручной кости.........29,8 мм.

Предплечье............39,6 мм.

Грудина.............44,0 мм.

Спина..............66,0 мм.

Бедра и плечи..........67,6 мм.

В членах таким образом острота О. падает от конца их к основанию. Упражнение сильно повышает остроту О. и способность различения минимальных расстояний при исследованиях циркулем Вебера. Факт этот следует объяснять более точным разграничением площадей ощущений в сфере нервных центров черепного мозга: усовершенствование осязательной чувствительности и способности различения двух касаний на минимальных расстояниях, вызванное упражнением, напр. пальца левой руки, вызывает такое же усовершенствование и в соответствующем пальце другой руки, хотя и вовсе не упражнявшейся в это время. Способность различения двух касаний на минимальных расстояниях бывает выше при последовательном касании, чем при одновременном. Осязательные ощущения считаются человеком одними из самых надежных, достоверных ощущений, к коим он прибегает с целью проверки показаний, доставляемых другими органами чувств. Ни один орган чувств не дает таких резких приемов разграничения я от не я, как О., о чем уже сказано выше и, следовательно, 0. дает первые главные элементы для развития самосознания и ориентирования в пространстве. Не смотря на это, и осязательные ощущения ведут при известных условиях к ошибочным суждениям. Пример — аристотелевский опыт: если, закрыв глаза, перекрестить один палец руки над другим и поместить между ними шарик так, чтобы он прикасался к лучевой стороне одного и к локтевой стороне другого, то мы ощущаем присутствие двух шариков, хотя знаем, что шарик один. Этот невольный обман зависит от того, что при обыкновенных условиях один и тот же предмет не может прикасаться в одно и то же время к названным поверхностям кожи пальцев и в результате вывод, что мы прикасаемся не к одному, а к двум шарикам. Интересно, что удар по локтевому нерву на месте локтя выражается беганьем мурашек в малом и безымянном пальцах, т. е. соответственно с местом распространения этого нерва; точно также проецируются на периферию и ощущения, развивающиеся в культе ампутированной конечности и такие люди говорят, что у них зудит или чешется палец ступни, которая уже давно была отнята. Плод в течение последних месяцев утробной жизни весьма чувствителен к прикосновению и давлению, и реагирует на них рефлекторными движениями.

127
{"b":"4763","o":1}