ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А. Бекетов.

Насекомоядные

Насекомоядные (Insectivora) — отряд млекопитающих, сравнительно небольших, живущих, по большей части на земле или в земле, реже в воде или на деревьях. Тело их покрыто шерстью или, кроме того, и иглами. Конец морды выдается за нижнюю челюсть и часто имеет вид хоботка. Зубы с корнями; есть и молочные и окончательные зубы; зубная система заключает все три рода зубов. Резцов не менее двух в каждой половине каждой челюсти; клыки обыкновенно слабо развиты; коренные снабжены острыми бугорками, верхние из них треугольной или четырехугольной формы; часто резцы, клыки и передние коренные зубы не отличаются резко друг от друга. Ключицы есть (за исключением рода Potamogale). Н. животные стопоходящие или полустопоходящие; конечности их, за редкими исключениями (Rhynchocyon и один вид Oryzoryctes не имеют большого пальца), пятипалые; пальцы вооружены когтями, большой не противополагается остальным. Полушария большого мозга гладкие и не покрывают мозжечка. Мужские половые железы (testiculi) лежат в пахах около почек, не в мошонке; penis, способный вполне втягиваться внутрь, или висячий, или подвешенный на брюхе. Матка двурогая. Послед дискообразный, отпадающая оболочка (decidua) есть. По своему общему строению Н. стоят довольно низко; однако присутствие дискоидального последа и маловыраженные у многих различия между тремя родами зубов не позволяют считать их за формы, близко стоящие к предкам млекопитающих: дискоидальная форма последа есть форма далекая от первичной, а мало дифференцированную зубную систему приходится считать за признак, приобретенный Н., так как древние млекопитающие (мезозойские и большинство третичных, за исключением копытных) имеют резко дифференцированные клыки. Ископаемые Н. приближаются, с одной стороны, к ископаемой группе хищных Creodonta, с другой — к полуобезьянам; относительно некоторых ископаемых родов нельзя наверно сказать, принадлежат ли они к Н. или полуобезьянам. Черепная полость большинства Н. относительно мала; лицевая часть сильно вытянута; скуловой дуги по большей части нет или же она тонкая; заднеглазничные отростки лобной кости есть лишь у немногих. Спинных позвонков от 13 до 19, поясничных 3 — 6, хвостовых от 8 до 40 и более. У ежа, крота, выхухоли и шерстокрыла есть косточки между позвонками. Грудная кость обыкновенно узкая и состоит из нескольких частей, у крота и землеройки она имеет гребень. Локтевая и лучевая кость у шерстокрылых и прыгунчиков соединены между собой, берцовые кости соединены у большинства Н. В мускулатуре замечательно сильное развитие у некоторых (ежей и танреков) подкожных мускулов. Головной мозг мал, полушария без извилин и не покрывают мозжечка, обонятельные доли велики. Мозолистое тело короткое и тонкое. У ежа спинной мозг оканчивается на уровне 3 или 4 спинного позвонка и позвоночный канал здесь резко суживается. Желудок, кроме шерстокрыла, простой, кишечный канал превышает длину головы с телом в несколько раз: от 3 (у землеройки) до 12 (у ежа); у шерстокрылов, тупай и прыгунчиков есть, по большей части, слепая кишка. Лишь шерстокрылы рождают по одному детенышу, остальные Н. — по нескольку (еж 2 — 8, танрек 18 — 20). Число и положение сосков сильно варьирует: у шерстокрылов 2 пары подмышечных сосков, у Solenodon 1 пара в пахах, у остальных они в числе 2 — 12 пар лежат на груди и брюхе. У многих есть пахучие железы; у землероек они лежат на боках позади подмышечных впадин, у Gymnura, Potamogale и танрека по бокам прямой кишки. Железы эти защищают Н. от врагов, так как хищные млекопитающие по большей части не едят их. Пища Н. главным образом, как показывает название отряда, состоит из насекомых и их личинок; у некоторых (кроты) значительную и даже главную часть пищи составляют черви. Кроме того, они едят и других мелких животных, напр., пауков, улиток и т.д., а некоторые и мелких позвоночных; так, ежи поедают мышей, змей, иногда яйца и птенцов птиц, землеройки — мышей, а водяная землеройка нападает даже на сравнительно очень больших рыб, Potamogale питается, по-видимому, преимущественно рыбой, наконец шерстокрылы, тупайи и прыгунчики отчасти едят растительную пищу. Вообще Н. принадлежат по большей части к числу очень хищных, злых и прожорливых животных, но, истребляя множество насекомых и их личинок, а отчасти и мышей, приносят значительную пользу. За исключением тупай, они животные ночные; живут по большей части в подземных норах и логовищах, некоторые (семейство кротов) принадлежат к числу животных, наиболее приспособившихся к подземному образу жизни. С наступлением холодного времени года многие Н. в умеренных странах впадают в спячку, но некоторые продолжают охотиться и зимой (напр., кроты). Явление спячки наблюдается и у некоторых форм, живущих в жарких странах (танрек впадает в летнюю спячку). Большинство Н. водится в умеренных и жарких странах северного полушария, в Южной Америке и в Австралии их нет вовсе. Известно около 150 видов. Некоторые дают мех (выхухоль); ежей иногда употребляют в пищу. Н. делятся на два подотряда: 1) Dermatoptera с единственным родом шерстокрылых (Galeopithecus) и 2) Н. собственно (Insectivora vera). У первых (некоторые из них относятся к полуобезьянам) верхние и нижние резцы сжаты, оканчиваются многими остриями и на нижней челюсти глубоко гребенчаты; передние и задние конечности соединены широкой складкой кожи, играющей роль парашюта. У вторых верхние и нижние резцы конические, с одним острием или, кроме того, с остриями лишь при основании, нижние не гребенчаты; конечности свободны.

Натурализация

Натурализация — переход в подданство другой страны. В течение XIX в. все западные законодательства признали свободу экспатриации или право граждан выходить из подданства. Прежде, как остаток средневекового прикрепления к земле, господствовало воззрение, что подданство образует вечную связь; недозволенное оставление отечества влекло за собою конфискацию имущества; лицо, в детстве отвезенное родителями-эмигрантами за границу, могло подвергнуться обвинению в государственной измене. Теперь только русское законодательство отвергает право подданных на экспатриацию; наоборот, североамериканский закон 1868 г. объявляет всякое сомнение в этом праве несовместимым с основными началами государственного устройства. Большинство европейских законодательств ограничивают свободу экспатриации только исполнением воинской повинности; между многими государствами заключены картельные конвенции о взаимном отказе в Н. лицам, обязанным этою повинностью. Большинство европейских государств выдают свидетельства об освобождении от подданства; в Англии достаточно формально заявить о желании выйти из подданства. Неисполнение в своем отечестве тех или других формальностей нигде не служит препятствием к Н. Справедливость требует, поэтому, чтобы лица, однажды натурализовавшиеся в другой стране, в прежнем отечестве своем рассматривались как иностранцы. После того как в 1868 — 72 гг. Сев. Амер. Соед. Штаты заключили с несколькими немецкими государствами договоры о признании немцев, натурализовавшихся в Соед. Шт., по истечении 5 лет, американскими гражданами и в пределах прежнего отечества, другие законодательства также стремятся осуществить принцип, прямо вытекающий из свободы экспатриации — что старое подданство прекращается само собою, раз лицо вступило в новое подданство; но в настоящее время еще возможны конфликты вследствие того, что лицо считается одновременно подданным двух государств. Н. допускается, большей частью, лишь после более или менее продолжительного водворения: так, у нас просить о принятии в подданство можно только после 5-летнего водворения, которое считается со дня выдачи губернатором свидетельства. В Германии предварительное водворение не требуется, но это создает возможность Н. in fraudem legis: напр., иностранец легко натурализуется в Германии, чтобы обойти отечественный закон брачного права, а затем просится обратно в подданство своего отечества; если последнее (как, напр., Франция) покровительствует обратной Н., то это ведет к большим практическим осложнениям. Всюду Н. выражается в формальном акте (у нас — присяга). В Соединенных Штатах водворение создает право на Н., которого можно добиваться судом; в других странах она обусловлена неограниченным усмотрением администрации. Совсем не допускаются к Н. в Соед. Шт. Сев. Америки китайцы, в России — дервиши и евреи. Н. предполагает свободу воли и дееспособность; насильственная Н. (напр., до 1883 г. в Австрии иностранцы, прожившие там 10 лет, превращались в подданных) теперь нигде не практикуется. Дееспособность обсуждается по отечественным законам просителя, иначе возможен конфликт с его отечеством; но недееспособность, основание которой противоречит нравам страны, не служит препятствием к Н. (напр. рабство). По той же причине в стране, где существует развод, нет основания не принимать в подданство женщину, которая в своем отечестве добилась только разлучения от стола и ложа и потому ограничена в своей дееспособности согласием мужа (таково правильное решение знаменитого процесса Бофремон). В Германии и России натурализованный тотчас же приобретает все права коренных подданных; в Бельгии, Венгрии, Италии различают обыкновенную Н., которая создает только неотъемлемое право на пребывание в стране, и большую Н., которая одна дает и политические права; во Франции это различие исчезло, но все же пассивное избирательное право дается только через 10 лет (по специальному закону — через год). В Сев. Амер. Соед. Штатах право быть избранным в палату представителей конгресса приобретается только через 7 лет, в федеральный Сенат — через 9 лет, а президент Соед. Штатов должен быть уроженцем страны. В Англии, рядом с Н. в силу акта 1870 г., которая дает сразу все права подданных, сохранилось еще укоренение в силу королевского патента (letters of denization): оно дает права только на будущее время, но не имеет обратного действия (важно для наследования в недвижимости). Почти по всем законодательствам вступление в брак с иностранцем заменяет для женщин формальности экспатриации и Н. (так наз. привилегированая Н.); у нас это единственное изъятие из принципа запрещения экспатриации. Только в немногих странах (Аргентина, Сальвадор) жена не теряет своего подданства; по английскому праву англичанка не теряет своего британского подданства, но иностранка становится подданной; вообще европейская юриспруденция отрицательно отвечает на вопрос, может ли женщина выговорить себе сохранение в браке прежнего подданства (в России не допускается отдельная Н. замужних женщин). В случае перемены мужем подданства при существовании брака, жена, по французскому праву, должна самостоятельно выразить желание принять его новое подданство; по другим законодательствам, когда она фактически последовала за мужем, его Н. распространяются и на нее, если только он не перешел в подданство с целью уничтожить возникший в отечестве повод для развода. За немногими исключениями (Бельгия, Россия), всюду Н. отца распространяется и на его малолетних детей: на эту же точку зрения единства семьи стало с 1889 г. и французское законодательство, которое прежде держалось «личного» принципа, по которому дети оставались иностранцами; изъявление за них согласия опекуном также не допускалось. Теперь во Франции дети в течение года по достижении совершеннолетия могут заявить о своем возвращении в прежнее подданство отца. На личном принципе стоит еще русский закон 1864 г.; это может вести к образованию класса людей без всякого подданства, так как выход отца из германского и австрийского подданства распространяется и на его малолетних детей, а у нас эти дети продолжают считаться иностранцами. Теперь планируется и у нас распространение Н. отца на малолетних детей, если они с ним в России; если же семья осталась за границей, то предполагается ставить в зависимость от разрешения министра внутр. дел оставление ее в иностранном подданстве (см. Гессен, «О влиянии Н. на семью иностранца», «Ж. Мин. Юст.», 1896, № 10). В настоящее время привилегированная Н. существует у нас для детей иностранцев, если они родились в России или хотя бы только окончили курс средних учебных заведений в России; они могут в течение года со дня совершеннолетия просить о Н. То же преимущество, т.е. изъятие из правила о предварительном водворении, существует для совершеннолетних детей иностранцев, принятых в русское подданство. Вообще законодательства, за небольшими исключениями, не создают особых облегчений для лиц, желающих возвратиться в подданство; только жены, желающие возвратиться в прежнее подданство по прекращении своего брака с иностранцем, и дети лица, натурализовавшегося за границей, желающие вернуться в прежнее подданство отца, возвращаются без стеснения сроком предварительного водворения. У нас дети вдовы, русской по происхождению, могут в течение 1 года по совершеннолетию воспользоваться этим преимуществом. Сама вдова возвращается в наше подданство путем простого заявления губернатору о прекращении своего брака. Во всяком случае и возвращение в подданство должно быть констатировано в формальном акте.

13
{"b":"4763","o":1}