ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Д. Рихтер.

Новгород Великий

Новгород Великий. Территория Великого Н. занимала обширный угол сев.-зап. Руси и с течением времени распространялась все далее и далее на С и СВ, доходя на С до Белого моря и переходя на В за Уральский хребет. Вместе с территорией новгородского пригорода Пскова, она охватывала нынешние губернии Новгородскую, С.-Петербургскую, часть Олонецкой, Архангельскую, Пермскую, часть Вятской, Вологодскую, часть Ярославской, часть Тверской и Псковскую, и делилась на земли, ближайшие к Н. (5 пятин: Водскую, около Ладожского оз.; Обонежскую, до Белого моря; Бежецкую, до Мсты; Деревскую, до Ловати; Шелонскую, от Ловати до Дуги) и так наз. новгородские волости: Заволочье, по Сев. Двине от Онеги до Мезени, Пермь — по Вычегде и верх. Каме, Печору — по р. Печоре до Уральского хребта и Югру — за Уральским хребтом. Центром новгородской земли были окрестности оз. Ильменя и Ладожского. Большая часть этой страны представляет холмистую возвышенность: она может быть разделена на две части — сев.-вост., наполненную лесами и стоячими водами, находящуюся под влиянием сев. ветров, с особенно неплодородной почвой, и юго-зап., более возвышенную, сухую и относительно плодородную. Новгородские волости можно разделить на три части: западную, до р. Онеги, с гнейсовой, гранитной и сланцевой подпочвой, со множеством озер и короткими реками; восточную — Печорский край к З от Тиманского хребта (за исключением каменистых горных хребтов — почти сплошная тундра, без древесной растительности); среднюю — между Онегой и Мезенью, где горные кряжи не мешают сообщению, а Онега, Сев. Двина и Мезень с их притоками связывают между собою части края, отличающегося более благодарной почвой, пригодной на Ю даже для земледелия. Все это пространство было заселено финскими племенами, находившимися на разных ступенях культуры и стоявшими в различных отношениях к Н. Нынешняя СПб. губ. (Водская пятина) была населена водью и ижорой, который издавна находились в тесной связи с Н. Емь, жившая в южной Финляндии, была обыкновенно во вражде с новгородцами и более склонялась на сторону шведов, тогда как соседняя карела обыкновенно держалась Н. Издавна Н. приходил в столкновения с чудью, населявшей нынешние Лифляндию и Эстляндию; с этой чудью у новгородцев идет постоянная борьба которая позднее переходит в борьбу новгородцев с ливонскими рыцарями. Заволочье было населено финскими племенами, известными под общим именем заволоцкой чуди; позднее в этот край устремились новгородские колонисты. Терский берег (Тер Тре) населен был лопарями (лоп). Далее на СВ жили пермяки (Пермь) и зыряне (Печора); кажется, что здесь новгородцы ограничивались только сбором дани, также как и в Югре (Зуралье). Ядро славянских поселений было около оз. Ильменя и по р. Волхову. Вопрос о том, откуда пришли сюда славяне и к какому из славянских племен они принадлежали, решался различно: большая часть исследователей отожествляет ильменских славян с кривичами, другие сближают их с южно-руссами и даже с балтийскими славянами. Из начальной летописи известно только., что в IX в. около Ильменя жило особое племя, называвшееся просто славянами и имевшее город Н. По преданию, переданному той же летописью, в IX стол. заморские варяги брали дань на чуди, ильменских славянах, мери, веси и кривичах, которые восстали и изгнали своих поработителей, но не удалились между собою и призвали к себе князей из варягов-руси. Явились три князя: Рюрик, Синеус и Трувор с дружиною и поселились 1-й в Ладоге, 2-й на Белоозере, 3 в Изборске. По смерти младших братьев, Рюрик завладел их землями, переселился в Н. и начал раздавать города своим дружинникам (Ростов, Полоцк, Белоозеро). О том, кто были призванные варяги, существуют различные мнения. Самое существование трех братьев и факт их призвания подвергаются сомнению. Далее, летопись рассказывает, что преемник Рюрика Олег ушел из Н. на Ю, обложив новгородцев данью в 300 гривен, часть которой шла на содержание дружины, оставшейся в Н. Затем летописные известия о Н. на время прекращаются: сохранилось только краткое известие о том, что Ольга установила в новгородской земле дани, откуда видно, что Н. признавал в эту пору власть киевской княгини. Позднее новгородцы потребовали себе у Святослава в князья одного из его сыновей, угрожая, в случае отказа, найти себе князя в другом месте. Святослав отпустил к ним Владимира. Когда, после смерти Святослава, старший сын его Ярополк убил брата Олега и завладел его уделом, Владимир, не надеясь, вероятно, на новгородцев, бежал за море к шведам, а в Н. явились посадники Ярополка. Владимир возвратился с варягами, победил брата и овладел Киевом; Н. остался в зависимости от Владимира и платил ему дань. В княжение Владимира в Н. введено было христианство, которое встретило здесь сильное сопротивление. не имея той подготовленной почвы, какая была в Киеве. При Владимире же в Н. была учреждена епископская кафедра. Владимир посадил в Новгороде старшего сына Вышеслава, а после его смерти — другого сына, Ярослава. Последний не отсылал отцу новг. дани, и Владимир перед смертью готовился к походу на Н. Ярослав призвал на помощь варягов, которые своими насилиями вывели новгородцев из терпения и были ими перебиты. Князь отомстил за союзников, созвав обманом к себе вожаков восстания и изрубив их. На следующий день Ярослав получил известие об избиении братьев Святополком: он явился на вече, покаялся перед новгородцами за убийство их братий и просил поддержки. Новгородцы простили князя, энергично помогали ему в борьбе за Киев и получили от Ярослава в награду недошедшие до нас грамоты, содержавшие в себе льготы, по мнению одних — финансовые, по мнению других — политические. С этих пор Н. в значительной степени освобождается от власти Киева, и хотя здесь чаще всего княжат старшие сыновья киевского князя, но уже с XI в. являются князья и по свободному призванию народа. Князья редко засиживались подолгу в Н. Обыкновенно они скоро уходили на Ю, где в Х-XII стол. сосредоточивалась политическая жизнь Руси. Часто новгородцы сами прогоняли или принимали неугодных им князей. Так. когда внук Мономаха Всеволод Мстиславич ушел из Н. на Ю и потом, потерпев там неудачу, возвратился в Н., новгородцы его не приняли, выставив против него целый ряд обвинений. Впрочем, Мстиславичи пользовались вообще большим расположением новгородцев, особенно Изяслав Мстиславич, который был типичным земским князем, но новгородцы не забывали из-за симпатий к князю собственных интересов. Во время междоусобий Мономаховичей и Ольговичей и последовавшей затем борьбы Изяслава Мстиславича с Юрием Суздальским новгородцы берут себе князя то из одной, то из другой группы враждующих князей, смотря по тому, кто для них оказывался в данную минуту выгоднее, вследствие чего князья в это время сменяются в Н. очень часто. С половины XII в. видную роль в истории Н. начинают играть суздальские князья. В их руках было сильное оружие против новгородцев: они могли прекратить подвоз в Новгород хлеба. Так, Андрей Боголюбский, хотя и потерпел полную неудачу при осаде Н. в 1169 г. (новгородцы приписали свой успех заступничеству Пресв. Богородицы), но в конце концов принудил новгородцев взять в князья одного из своих сыновей. После смерти Андрея новгородцы приглашали нескольких князей из южной Руси, а в 1179 г. призвали Мстислава Ростиславича Храброго, который защищал их от Всеволода Суздальского и успешно воевал с чудью; но все-таки, когда Мстислав умер, новгородцы, после неудачной попытки найти защиту у киевского князя Святослава Всеволодовича, должны были подчиниться Всеволоду и принять от него в князья Ярослава Владимировича. Ярослав не пользовался расположением новгородских граждан и был прогнан ими, но снова возвратился. В 1196 г., когда Всеволод Суздальский был занят борьбой с Ольговичами, новгородцы опять изгнали Ярослава. Он укрепился в новгородском пригороде Торжке, а Всеволод задержал в суздальской земле новгородских купцов. Пришлось снова призвать Ярослава. В 1199 г. Всеволод сам заменил его своим сыном Святославом, потом посадил другого сына Константина, которого опять заменил Святославом, задержав в то же время новгородских купцов. На этот раз Новгород нашел надежного защитника. В 1210 г. Мстислав Мстиславич Торопецкий, прозванный Удалым, занял Торжок и предложил новгородцам свои услуги. Новгородцы захватили Святослава Всеволодовича и выступили в поход с Мстиславом против Всеволода. Последнему пришлось мириться и выпустить пленных новгородцев, в обмен за сына. Мстислав остался в Н., покорил чудь и ходил с новгородцами в южную Русь, но в 1215 г. он ушел из Н. Влияние суздальского князя на торговые дела новгородцев было так велико, что они должны были снова взять в князья сына Всеволода, Ярослава. Последний стал действовать в Н. так круто, что возбудил неудовольствие и принужден был уйти. Он удалился в Торжок и прекратил подвоз в Н. съестных припасов. Новгородцы терпели голод; появился мор. В это время Всеволод уже умер и в суздальской земле происходила борьба между его сыновьями Константином с одной стороны и Юрием и Ярославом с другой. Новгородцы, с вновь призванным ими Мстиславом, вмешались в эту распрю, нанесли на р. Липице поражение Юрию и Ярославу и посадили во Владимире Константина. Через два года Мстислав ушел из Н. в Галич. Новгородцы призывали было сыновей Мстислава Ростиславича, но суздальская партия взяла верх и в Н. чередуются сын Юрия суздальского Всеволод и брат его Ярослав. Дважды княжил в Н. и Михаил Всеволодович черниговский. В 1236 г. в Н. вокняжился сын Ярослава Всеволодовича Александр. Хотя Н. и не испытал татарского нашествия, так как татары дошли только до Крестца и поворотили назад, испугавшись новгородских болот, но оно прервало связь Н. с южною Русью, и с Александра новгородским князем становится тот, кто был великим князем. Александр оказал новгородцам много услуг в борьбе их с западными соседями — шведами, которым нанес поражение на р. Неве (за что был прозван Невским), и ливонскими немцами, разбитыми им на льду Чудского оз. (Ледовое побоище 1242 г.). Отношения между Александром и новгородцами часто бывали недружелюбными; дело доходило иногда до столкновений, как. напр. из-за татарского выхода (дани), на уплате которого настаивал Александр. По смерти Александра новгородцы выбрали в князья Ярослава Ярославича тверского, с которым заключили первый дошедший до нас договор, определявший взаимные отношения Н. и князя. Сам Ярослав не жил в Н., а управлял через наместника. После Ярослава князья в Н. меняются довольно часто. В 1304 г. Михаил Ярославич, сделавшись великим князем, прислал в Н. своих наместников без предварительных сношений с новгородцами. Новгородцы попробовали было бороться, но должны были уступить. Неприязненные отношения к Михаилу сблизили новгородцев с его соперником Юрием московским. Во время борьбы между сыном Михаила, Александром Тверским, и Иваном Калитой, новгородцы большею частью держали сторону последнего, хотя Иван после победы над Тверью потребовал от новгородцев дани с закамских владений и захватил Торжок и Бежецкий Верх. В это время на западе Руси слагается сильное литовско-русское государство. Новгородцы пытаются. найти поддержку против притеснений московских князей у князей литовских. В Н. образуются две партии — московская и литовская. В 1333 г. новгородцы выбирают князем сына Гедимина литовского, Наримунта. Ивану пришлось помириться с новгородцами, что, впрочем, не помешало ему попытаться овладеть богатым Двинским краем, где он потерпел сильное поражение от новгородских бояр. Ссоры не прекращались до смерти Ивана. Сын его Симеон Гордый занял Торжок и стал собирать здесь дань. После некоторого сопротивления новгородцы откупились от Симеона деньгами. Деньгами же откупились они и от Ольгерда Литовского, который напал на Новгородскую землю в 1346 г. С тех пор новгородцы все чаще и чаще отделываются от своих сильных соседей уплатой окупа. Они платили и московским князьям Дмитрию Ивановичу и Василию Дмитриевичу, и литовскому князю Витовту. Отношения к Москве не улучшились и при Василии Темным. Последний два раза ходил на новгородцев и взял с них крупные суммы. Раздражение против него в Н. было так велико, что составлен был заговор с целью убить великого князя. Преемнику Василия, Ивану, пришлось действовать сначала очень осторожно, так как в Н. образовалась сильная литовская партия, состоявшая главным образом из бояр и торговцев. Во главе этой партии стояла вдова посадника Марфа Борецкая, популярная и среди черного народа. Литовская партия взяла верх: новгородцы заключили договор с великим князем литовским Казимиром и приняли в князья Михаила Олельковича. Иоанн, который прежде пытался подействовал на новгородцев увещаниями, послал весной 1471 г. рать на Двину, где к нему пристали вятчане и вологжане, а летом того же года двинул в новгородскую землю два передовых отряда, за которыми пошел и сам, с войском. Московское ополчение опустошало страну; псковичи, ставшие на сторону московского князя. ворвались в новгородские волости. В самом Н. была неурядица. Наконец кое как собранное новгородское войско выступило в поход, но на р. Шелони воевода Иоанна, кн. Холмский, разбил новгородцев. Четырех из пленных новгородских бояр Иоанн велел казнить, а 50 отослал в Москву. Н. готовился к осаде, народ волновался, помощи не было ни откуда, не хватало хлеба. Послала к великому князю и помирились с ним. Н. отрекался от союза с Казимиром, обязывался не принимать врагов великого князя, посылать владыку на поставление в Москву, не мстить пригородам, принявшим сторону Ивана, уничтожить вечевые грамоты и давать дань («черный бор»), когда нужно. Договор был заключен не только с великим князем, но и с его сыном. Новгородцы заплатили «копейное» и уступили некоторые сев.-вост. земли. Но партия патриотов скоро взяла верх и стала теснить московскую; последняя обратилась к великому князю, Иоанн в 1475 г. прибыл в Н., осудил притеснителей и некоторых из них отослал в Москву. Хотя его угощали и одарили в Н. и он ушел мирно, но задержанных новгородцев он не отпустил. Между тем некоторые новгородцы стали ездить судиться в Москву и двое таких челобитчиков, которых там приняли за послов, назвали великого князя и его сына не господами, как титуловали их обыкновенно новгородцы, а государями. Великий князь послал спросить, какого государства хотят новгородцы. Те взволновались, заявили, что никаких послов не посылали и убили некоторых из ходивших в Москву. Великий князь, получив ответ новгородцев, осенью пошел на Н. Владыка и Новгородские послы просили мира, предлагая уплату новых сумм. Иоанн настаивал на новгородском государстве и осадил Н. На новые просьбы о мире великий князь отвечал, чтобы вечу и вечевому колоколу не быть, посаднику не быть, государство держать, как в Низовской земле, но обещал не выводить из Новгородской земля бояр, не брать их земель и оставить суд по прежнему. Новгородцы согласились, но просили, чтобы великий князь поцеловал крест. Иоанн отказал. Между тем в городе начался голод и мор. Великий князь предъявил новые требования, но потом сделал уступки. Новгородцы принесли присягу. Осажденные были выпущены из города, но вся страна была разорена. Через месяц великий князь уехал, отправив предварительно в Москву главных своих противников. После его отъезда в Н. составился заговор в пользу Казимира Литовского. Весной 1480 г. Иоанн снова пошел на Н. Новгородцы просили позволения вступить в переговоры. Великий князь приказал отворить ворота и вступил в город. Владыка был заточен в Чудовом монастыре, 150 чел. было казнено и имущества их конфискованы, 8000 семей переселены в московские города, а имения их также отобраны; вместо них присланы были москвичи. В 1484 г. великий князь вновь приехал в Н. и переселил отсюда многих бояр. В 1487 г. 50 купеческих семейств переселено во Владимир. В 1488 г. переселено 7000 житьих людей, в 1489 г. остальные житьи люди переселены в Нижний. Владыка Феофил должен был отречься от кафедры; на его место поставлен моск. протопоп Симеон. Н. стал одной из областей моск. государства.

46
{"b":"4763","o":1}